Аллергия на chaetomium globosum у подростков

Содержание страницы:

Сдать анализ на Аллерген m208 — Chaetomium globosum, IgE

Количественное определение в крови специфических иммуноглобулинов класса E к дрожжевым грибам Candida albicans. Позволяет диагностировать истинную аллергию к грибам рода Candida albicans и прогнозировать эффективность проведения аллерген-специфической иммунотерапии.

Стоимость услуги

Как подготовиться к анализу

Расшифровка анализов

Концентрация IgE, кЕдА/л

Класс

Уровень аллергенспецифических антител IgE

Причины положительного результата:

  • сенсибилизация к дрожжевым грибам Candidaalbicans.

Причины отрицательного результата:

  • отсутствие сенсибилизации реагинового типа (IgE-опосредованного) к данному аллергену;
  • длительное ограничение или исключение контакта с аллергеном.

Вам необходимо сдать этот анализ? Ознакомьтесь с адресами лабораторий, где его можно провести и их графиком работы. Будьте внимательны при подготовке к анализу. Следуйте индивидуальным рекомендациям для того, чтобы показатели были максимально достоверными.

После получения результатов вы можете определить нормы своих показателей через нашу форму расшифровки анализов. Мы также просим вас оставить на сайте отзыв о работе той лаборатории или диагностического центра, в котором вы сдали анализы. Это очень поможет другим пользователям. Спасибо.

Аллерген m208 — Chaetomium globosum, IgE

Услуги по взятию (сбору) биоматериала

Срок выполнения

Методы

Подготовка к исследованию

Тип биоматериала и способы взятия

Тип

На дому

В Центре

Самостоятельно

Copyright 2005-2020 © Клиника «Лека-Фарм»

Сайт носит информационный характер и не является публичной офертой. Стоимость товаров/услуг, их наличие и подробные характеристики уточняйте у представителей (администраторов) медицинского центра, используя средства связи, указанные на Сайте.

Микогенная аллергия

Роль грибковых микроорганизмов в развитии аллергических, токсико-аллергических и парааллергических процессов в организме человека остается недостаточно известной и сравнительно мало представлена в медицинской литературе (даже в специальных трудах по инфекционной аллергии).

Между тем, многие патогенные (по некоторым данным, и сапрофитные) микроскопические грибы, являясь полноценными антигенами, могут приводить к развитию аллергических процессов в человеческом организме. Следует отметить, что ряд микозов человека, особенно эпидермофитийные заболевания и кандидозы, являются весьма широко распространенными среди населения. В связи с этим можно полагать, что в широкой аллергизации населения в известной мере повинна и грибковая флора, причем не только при грибковых заболеваниях (нередко длительно существующих), но также миконосительстве.

П.Н. Кашкин и В.Я. Некачалов (1970) отмечают, что явления сенсибилизации организма, обусловленной патогенными и сапрофитными грибами, в современных условиях будут иметь тенденцию к нарастанию, причем не только у различных больных, но и в производственных условиях, например, аллергические реакции у медперсонала, лиц, занятых производством антибиотиков, у рабочих мукомольных, целлюлозобумажных комбинатов, пивоваренных и спиртовых заводов и т.д.

Иммунитет и специфическая сенсибилизация при микозах, возникающие в результате соответствующих заболеваний или иммунизации, подчиняются тем же закономерностям, что и многие другие инфекционные процессы бактериальной природы.
Микиды (Mykida), микоаллергнды — как отмечено, являются вторичными аллергическими проявлениями, наблюдаемыми при микозах.

Значительное клиническое разнообразие микотической аллергии может быть обусловлено:
— биологическими особенностями грибов-возбудителей микозов; большое значение при этом имеет природа гриба, его патогенные и аллергенные свойства. Степень специфической сенсибилизации, аллергические проявления в свою очередь неразрывно связаны с биохимическими особенностями грибов-возбудителей, различной структурой их антигенных комплексов и их инвазионной способностью, вирулентностью, вступающими во взаимодействие с факторами иммунной защиты.

Считают, что одной из причин, обусловливающих своеобразие иммуно-биологических реакций при грибковых заболеваниях (в отличие от бактериальных болезней) являются большой размер клеток грибов, их более сложный биохимический аппарат, своеобразный состав клеточной стенки возбудителей (эргостеролы, полисахариды и др.);

— ответной реакцией макроорганизма, его иммунобиологическим состоянием, специфическими и неспецифическими защитными реакциями. Иными словами, специфика взаимодействия между инфект-агентом и макроорганизмом существенно варьирует в зависимости от индивидуальных особенностей гомеостаза конкретного организма (состояние иммунного надзора, гормонального статуса, наличия сопутствующих заболеваний, генетических аномалий и др.). Это не может не отражаться на особенностях и своеобразии проявлений микотической аллергии;

— факторами внешней среды (например, возникновение «климатической астмы» микотической этиологии у лиц, недавно прибывших в регионы с непривычными климатическими условиями).

Впервые микоаллергнды (трихофигиды) были описаны в 1913 г Jadasson. Было отмечено, что у некоторых больных с трихофитией временами возникают более или менее распространенные, остро протекающие высыпания, иногда сопровождающиеся общими симптомами. Трихофитиды и другие микиды выявлялись чаще при нагноительных формах микозов (керион, паразитарный сикоз и др.), а также после рентгеновского облучения очагов поражения (в целях эпиляции), иньекций эмульсии скипидара и других принятых в то время лечебных процедур.

Обострения грибкового процесса с появлением вторичных (негрибковых) высыпаний наблюдались также у больных, которым вводился трихофитии с лечебной или диагностической целью. Установлено, что подобные высыпания часто исчезают без лечения через несколько дней и могут снова появиться после провоцирующих специфических и неспецифических воздействий.

Однако, в настоящее время проблема грибковой аллергии, особенно в связи с широким использованием антибиотиков, вышла далеко за пределы указанных характеристик. Существуют неопровержимые факты, свидетельствующие о роли микогенной сенсибилизации в развитии тяжелых аллергических заболеваний дыхательной системы (аллергические изменения легочной ткани с появлением астматоидного микогенного синдрома), кровеносных сосудов, пищеварительной системы (аллергические изменения кишок, ткани печени и др.), аллергических дерматозов.

При этом развившаяся аллергия значительно изменяет клиническое течение болезни, обусловливает стойкость к различным видам терапии, а иногда вызывает извращенные реакции вплоть до шока на введение препаратов (например, пенициллинов у больных с грибковыми заболеваниями, протекающими с различной интенсивностью). Учитывая это, в условиях возрастающей аллергизации населения следует более внимательно относиться к возможности микогенной сенсибилизации кожи и внутренних органов и ее тяжелым последствиям.

К сожалению, мало изученными остаются иммунозависимые изменения в лимфоидной ткани, которые, возможно, взаимосвязаны с хронизацией аллергического процесса. В частности, неясной остается роль лимфатической системы при аллергических заболеваниях кожи, в т.ч. обусловленных патогенными грибами.

Несмотря на клиническое разнообразие аллергических форм, можно отметить общие черты и характеристики микидов (независимо от природы возбудителя):
— наличие первичного очага микоза (на коже, слизистых оболочках или во внутренних органах) — и вторичный характер аллергических проявлений;
— в противоположность истинным микозам, грибковые элементы в очагах аллергических проявлений не выявляются (обычными лабораторными методами);
— провоцирующими факторами появления микидов могут быть нерациональная терапия е области первичного грибкового очага, общее или местное применение протиаомикробных антибиотиков, травма и др.;
— многообразие клинических проявлений аллергических форм микидов;
— нередко отсутствие определенных клинических форм микидов соответственно той или иной группе микозов или конкретному грибковому заболеванию;
— отличный от первичного грибкового очага клинический и патогистологический характер изменений в области микидов;
— стихание или регресс вторичных аллергических проявлений (отличающихся динамичностью) вслед за санацией первичного грибкового очага, а также под влиянием десенсибилизирующей терапии. К сожалению, это бывает не во всех случаях (в т.ч. при формировании истинного аллергического заболевания, например, микотической экземы, а также парааллергических реакций).

Таким образом, как отмечено, аллергия может ослабевать и даже полностью исчезать вслед за разрешением первичных микотических очагов, т.е. после выздоровления. С другой стороны, после микотических заболеваний могут развиваться длительно протекающие патологические процессы, в основе которых лежит аллергическая перестройка организма, обусловленная грибами. Возможно формирование также качественно новых парааллергические процессов (аллергические изменения во внутренних органах, кровеносных и лимфатических сосудах и др.). При неблагоприятных условиях моновалентная сенсибилизация может перерасти в поливалентную.

Следует отметить, что судьба микидов (включая остроту, интенсивность аллергических поражений и степень их распространения) неодинакова у разных больных. В одних случаях остро возникшие микиды довольно быстро исчезают (по мере стихания воспалительных явлений в основном очаге микоза аллергические проявления могут регрессировать и самостоятельно). У других больных они принимают весьма затяжное течение (месяцы, годы), нередко экзематизируются.

В некоторых случаях, хотя микиды становятся диссеминированными и сопровождаются общими острыми реакциями всего организма (озноб, повышение температуры тела, головная боль, артралгии, недомогание, полиаденит), процесс заканчивается благополучно после общей десенсибилизирующей терапии, постельного режима, симптоматического лечения. Однако, у некоторых предрасположенных больных при нарастании аллергической перестройки организма могут развиваться тяжелые патологические процессы (появление астматоидного компонента, аллергического поражения в сердечно-сосудистой системе, возможно — компонентов лимфатической системы).

Уменьшение интенсивности аллергических реакций в ответ на внутрикожное введение соответствующего аллергена служит одним из показателей десенсибилизации организма; ослабление яркости проявлений и исчезновение микидов — убедительный показатель эффективности десенсибилизирующей терапии. Следовательно, излечение первичного, аллергизирующего грибкового очага поражения является самым существенным и необходимым в достижении десенсибилизации организма и прочного исчезновения аллергических реакций (П.Н. Кашкин, В.Я. Некачалов, 1970).

Номенклатура аллергических клинических микотических форм (включая их синонимы и близкие термины) весьма разнообразны; микиды обозначались как: кандидомикиды, левуриды, микоаплергиды, эпидермофитиды, монилииды, микроспориды, споротрихиды, трихофитиды, фавиды, фитиды и др.

Установлено, что возбудители грибковых болезней у человека обладают аллергенными свойствами в неодинаковой степени. Реакция больного организма на патогенные грибы характеризуется большим своеобразием и парадоксальными на первый взгляд особенностями. Так, фавус (парша), избирательно поражающий человека и дающий иногда тяжелые и грубые поражения (включая внутренние органы, головной мозг, септические формы), не приводит, как правило, к заметной аплергизации организма; фавиды при этом встречаются редко.

Возбудители микозов животных обладают более яркими антигенными и аллергенными свойствами. При дерматомикозах, вызываемых, например, патогенными грибами антропозоофильной группы (пушистый микроспорум, гипсовый трихофитон), наблюдаются яркие симптомы грибковой сенсибилизации. Так, выраженные аллергические проявления выявляются при инфильтративно-нагноительной трихофитии, вызываемой гипсовым трихофитоном (классический пример грибковой аллергии). При этом повышенная и в ряде случаев строго избирательная чувствительность к трихофитину сохраняется у перенесших инфильтративно-нагноительную форму трихофитии иногда в течение 20 и даже 40 лет.

В эксперименте на взрослых морских свинках, переболевших ранее или зараженных трихофитией во время беременности, показана возможность передачи повышенной чувствительности детенышам (СМ. Фрид и др.).

Характер аллергических сдвигов в организме при микозах стоп зависит от видового состава возбудителей. Так, трихофитон интердигитальный (Кауфманн-Вольф) и паховый эпидермофитон Сабуро являются сильными реактогенными микроорганизмами, тогда как красный трихофитон Кастеллани-Банга оказывается менее активным в аллергенном отношении дерматофитом.

Своеобразная картина аллергической перестройки организма наблюдается у взрослых больных с хронической трихофитией, обусловленной антропофильными видами дерматофитов. При этом обычно отмечается очень вялая реакция в отношении «своего» гриба (реакция на трихофитии часто негативная); в то же время на новый вид возбудителя у таких больных возникает резко выраженный гиперергический ответ (В.Я. Некачалов.1964).

При некоторых формах микозов (традиционными методами исследования) не удается установить аллергических сдвигов. Так, при глубоком микозе — криптококкозе (торулез, европейский бластомикоз Буссе-Бушке), несмотря на тяжесть поражения и значительные патологические изменения в тканях, сенсибилизация к грибам — возбудителям заболевания не выявляется.

Возможно, это связано с тем, что криптоккоки, проникая в ткань (нередко мозговую), как бы инкапсулируются, не вызывая при этом клеточной воспалительной реакции вокруг скоплений элементов гриба. Криптококкоз — один из немногих микозов, при котором у людей и животных не представляется возможным выявить кожную чувствительность к грибам или продуктам их жизнедеятельности. У переболевших не всегда можно обнаружить соответствующие антитела, связывающие комплемент и агглютинины.

В противоположность этому, при другом глубоком микозе — гистоплазмозе, поражающем преимущественно ретикуло-эндотелиальную систему (систему мононуклеарных фагоцитов — СМФ), отчетливо наблюдается выраженная специфическая аллергизация. При заражении гистоплазмозом положительные внутрикожные пробы с гистоплазмином (фильтрат жидких культур гриба) появляются раньше серологических реакций (агглютинации, преципитации, связывания комплемента) и сохраняются у переболевших многие годы.

Например, в эндемичных зонах Америки, где встречается этот микоз, около 80% населения реагируют положительно на гистоплаэмин, причем чувствительность к нему наблюдается, начиная с дошкольного и школьного возраста (антитела в крови у этих детей обычно отсутствуют). Полагают, что в этих случаях сохраняющаяся годами специфическая аллергия создает тот «защитный фон» макроорганизма, который обеспечивает устойчивость к новому заражению и «смягчает» течение повторных заболеваний в тех случаях, когда они возникают.

Аллергические пробы с гистоплазмином были с успехом использованы для эпидемиологического анализа заболеваемости населения в эндемичных местах. Этим же методом в основном пользовались при выявлении путей распространения инфекции и частоты заболеваний гистоплазмозом у домашних животных и птиц.

Особенно отчетливо выявляется специфическая аллергия к патогенному грибу и продуктам его жизнедеятельности при кокцидиоидозе (болезнь Посадас-Вернике), имеющем эпидемиологическое значение в Калифорнии (США), Аргентине и отмечаемое изредка в других странах (в том числе в бывшем СССР). При этом наблюдается резко выраженная аллергическая перестройка, отличающаяся высокой специфичностью и постоянством; иммунная перестройка проявляется и накоплением специфических антител.

Отмечено, что наиболее яркие проявления аллергии наблюдаются у больных с кожными поражениями в виде узловатой и экссудативной полиморфной эритемы. Аллергия при кокцидиоидном микозе сохраняется длительно (нередко почти всю жизнь); при этом положительные аллергические реакции выявляются у переболевших в течение многих лет. Полагают, что аллергия в этих случаях также носит защитный характер, способствует выздоровлению, «смягчает» тяжесть болезни, защищает организм от перехода инфекции в генерализованную (активную, потенциально летальную) форму и предохраняет от повторного заражения.

Кстати, у больных прогрессирующим кокцидиоидозом, кожные реакции бывают менее выраженными, а в терминальной стадии болезни — часто негативными (анергия). Аллергические реакции на кокцидиоидин используются в качестве одного из методов эпидемиологического обследования населения в неблагополучных по заболеванию регионах. При высокой специфичности они позволяют выявлять как больных, так и переболевших людей и некоторых сельскохозяйственных животных. Следовательно, аллергические реакции при кокцидиоидозе имеют диагностическое и прогностическое значение.

Аллергические внутрикожные пробы с кокцидиоидином дают отчетливую реакцию даже в разведении 1:1000 (при отрицательном ответе прибегают к разведению аллергена 1:100). Оценка реакции дается через 48 часов. При этом обширное покраснение, отечность, папулезный, а иногда и узловатый инфильтрат на месте введения кокцидиоидина сохраняется в течение нескольких дней (свидетельствует о высокой специфической Сенсибилизации организма).

Актиномикоз принадлежит к числу микозов, аллергизирующих больного. ДН. Аснину и Г.О. Сутееву удалось приготовить «актинолизат» (продукт спонтанного лизиса актиномицетов на питательной среде), который с успехом применяется для кожно-аплергических проб и для лечения больных. Актинолизат оказался весьма специфичным антигеном (однако, внесены коррективы в первоначальную оценку актинолизата и его специфичности). Вместе с тем, данные о сенсибилизации при актиномикозе нередко противоречивы. Например, неизвестны аллергические проявления актиномикоэа типа трихофитидов, левуридов, споротрихидов и др.

Кулага В.В., Романенко И.М., Афонин С.Л., Кулага С.М.

Аллергия на chaetomium globosum у подростков

Повсеместная вегетация грибов в окружающей среде, споруляция в воздушные потоки делает неизбежным контакт их спор с органами дыхания любого человека. Размеры некоторых спор позволяют им достигать альвеол. Дыхательные пути здоровых людей имеют высокую способность к элиминации спор, и грибы редко имеют патогенные свойства в этих условиях. Эффективность элиминации спор ограничивает контакт грибковых антигенов c бронхоассоциированной лимфоидной тканью. Это отражается низким базальным иммунологическим ответом с относительно маленьким количеством специфических IgG и низким уровнем (s)IgA в бронхоальвеолярной жидкости. Несомненно, что высокие концентрации спор в воздухе представляют повышенную опасность для групп риска. Длительная и массивная экспозиция спор может быть расценена организмом как антиген и приводить к развитию гиперчувствительности.

Первая линия иммунной защиты легких против грибов состоит в опсонизации спор грибов с последующим фагоцитозом и киллингом альвеолярными макрофагами и затем удаления их из дыхательных путей посредством мукоцилиарного клиренса, который является главным механизмом очистки легких. Некоторые споры, попадая в дыхательные пути, способны связываться с тканевыми компонентами и подавлять киллинговый потенциал фагоцитов, что может способствовать формированию локального повреждения иммунной защиты бронхиальной стенки. Было описано выживание спор A. fumigatus в нейтрофилах и альвеолярных макрофагах. Дополнительными факторами вирулентности грибов является продукция различных микотоксинов, которые могут тормозить рост клеток или функционирование клеточных защитных механизмов хозяина. Ферменты, выделяемые грибами, например эластаза, также может повреждать эпителий.

Кроме спор, вегетирующие грибы могут выделять большое число различных макромолекулярных соединений. Например у Aspergillus fumigatus выявлено более 300 антигенных компонентов. Наиболее активной в антигенном отношении являлась фракция антигенов из разрушенного мицелия. Отмечена возможность антигенов, выделяемых грибами рода Аspergillus стимулировать синтез иммуноглобулина Е и эозинофилов.

В воздушном бассейне городов встречается в среднем 3100 спор грибов в 1 м3 воздуха. Споры обнаруживали на высоте более 2000 м. Причем выделяли до 20 видов грибов. По данным голландских исследователей в воздушной среде преобладают споры плесневых грибов, среди которых преобладали Cladosporium. Затем шли Botrytis, дрожжеподобные грибы, Penicillium, Basidiomycetes, Aspergillus и Alternaria. Эти грибы составляли 74,3% общей споровой массы. Концентрация спор Cladosporium, Botrytis и Alternaria имели очень широкую сезонную вариабельность обнаружения с максимумом летом и резким снижением зимой.

Видовой состав и содержание спор грибов внутри жилых и промышленных помещений несколько отличается от таковых в атмосфере. В пробах домашней пыли и воздуха жилых помещений чаще выделяют грибы Aspergillus, Penicillium, Alternaria, Mucor, Candida, Aureobasidium, Cladosporium. На видовой состав и количество спор в воздухе влияет характер жилища или промышленного предприятия. Споры грибов, растущих внутри помещений, например, Aspergillus и Penicillium, имеют более высокий уровень содержания в воздухе осенью и зимой.

На настоящее время нет каких-либо общепринятых нормативов содержания грибов в воздушной среде жилых помещений. Некоторые специалисты условной нормой считают содержание спор в воздухе жилых помещений до 500 спор в м 3 .

По данным нашего института, в Cанкт-Петурбурге и Ленинградской области основными контаминантами жилых помещений являлись грибы рода Penicillium (64%), Aspergillus (48%), Cladosporium (20%). Реже — Rhizopus (12%) и Alternaria (12%). Разброс концентраций спор грибов в исследуемом воздухе составил от 100 до 100 000 спор /м3. Наиболее высокое содержание спор грибов выявлено на первых этажах зданий. При аллергообследовании лиц, проживающих в обследованных помещениях, отмечена повышенная чувствительность к грибам родов Penicillium (37%), Aspergillus (15%), Alternaria (18%), Rhizopus (7%).

Основным методом диагностики микогенной аллергии является проведение кожных проб с аллергенами грибов и проведение тестов in vitro — определение специфического IgE.

Определение вариации уровней сывороточных специфических IgE к аллергенам грибов в домах больных с аллергией к плесневым грибам в течение года выявило, что специфические IgE к Penicillium и Aspergillus обнаруживали у больных круглогодично также как и проявление клинических симптомов аллергии к плесневым грибам. Не было обнаружено связи между числом спор в воздухе и уровнем сенсибилизации, определяемой кожными тестами. Это может говорить о том, что при повсеместном контакте с аллергенами грибов, аллергические проявления возникают прежде всего в группе больных с атопией и концентрация спор не всегда имеет значение. При обследовании 2000 жителей Финляндии, было установлено, что проживание в помещениях, где воздух насыщен спорами плесневых грибов, в значительной степени может способствовать развитию легочной патологии.

Выявлена зависимость уровня сенсибилизации к грибам от возраста – с возрастом сенсибилизация быстро уменьшалась. Такое быстрое падение уровня сенсибилизации к грибам связывают с возможной эволюцией иммунного ответа и увеличением продукции секреторных иммуноглобулинов (sIgA) против спор грибов. Более эффективное удаление этих спор из дыхательных путей уменьшает их контакт с лимфоидной тканью легких и ингибирует иммунологический ответ. Между тем, как видно из графика, имеется некоторая тенденция к увеличению уровня сенсибилизации к грибам рода Aspergillus в среднем и старшем возрасте.

Наряду с дерматофагоидным клещем, плесневые грибы являются одним из основных аллергенных компонентов домашней пыли. В группе больных, имеющих сенсибилизацию к домашней пыли, сочетание аллергии к домашней пыли с аллергией к грибам выявлено нами в 74%. Преобладали плесневые грибы Penicillium — 26% и Rhyzopus — 19%.

Тестирование в группе больных, где отсутствовала аллергия к домашней пыли, выявило микогенную сенсибилизацию в 46%. В этой группе преобладали дрожжеподобные грибы C.albicans — 21%, обычно менее значимые как аэроаллерген.

Микогенная аллергия имеет различные клинические проявления, которые можно разделить на 3 основные группы: микоаллегозы кожи, органов пищеварения и органов дыхания. Поражения кожи и органов пищеварения встречаются относительно редко и связаны преимущественно с грибами рода Сandida. Напротив, респираторные микоаллергозы чрезвычайно распространены, поскольку самые различные грибы могут выступать как провоцирующий фактор таких заболеваний как аллергический ринит и бронхиальная астма.

Уровень сенсибилизации к грибам различается в зависимости от формы бронхиальной астмы.

Высокая частота выявления гиперчувствительности к Penicillium у больных атопической БА, вероятно, обусловлена тем, что эти грибы являются наиболее частым компонентом домашней пыли. Напротив, сенсибилизацию к грибам рода Candida и Aspergillus чаще выявляли у больных инфекционно-зависимой БА. Это, возможно, обусловлено тем, что грибы рода Candida, наряду с бактериями, нередко колонизируют дыхательные пути. По нашим данным – у 28% больных инфекционно-зависимой бронхиальной астмой в мокроте были выделены грибы рода Candida.

В основе экзогенного аллергического альвеолита лежит аллергическая реакция III типа, т.е повреждение иммунными комплексами. Среди работников сельского хозяйства ЭАА встречается у 4-8% и до 3% среди всех пациентов с патологией легких. В возникновении “легкого фермера” наряду с термофильными актиномицетами (основная причина) нередко играют роль и грибы Aspergillus fumigatus. Различные виды грибов Aspergillus связаны с такими заболеваниями, как “легкое варщиков солода”, “легкое сыроваров”, субероз (болезнь, развивающаяся у работающих с корой пробкового дерева), а также “ легкое лиц, пользующихся кондиционерами”. Aspergillus fumigatus может стать причиной развития альвеолита у городских жителей, так как является частым обитателем сырых, плохо проветриваемых помещений. В крупных промышленных центрах, в частности Москве настоящее время ведущими причинами являются птичьи и грибковые (Aspergillus spp.) антигены. А в Японии – “летний тип” ЭАА, этиологически связанный с сезонным ростом грибов вида Trichosporon cutaneum (75% всех вариантов). Клиническая симптоматика, течение болезни, иммунологические нарушения и патоморфологические изменения, возникающие в легких при воздействии перечисленных выше этиологических факторов, не имеют принципиальных отличий.

Особую клиническую форму микогенной аллергии представляет аллергический бронхолегочный аспергиллез (АБЛА), который является следствием комбинированный аллергической реакции I, III IV типа в ответ на колонизацию грибами рода Aspergillus дыхательных путей. Иммунный статус организма при АБЛА определяется постоянной антигенной стимуляцией, гуморальным, а также Тh2 опосредованным типом иммунного ответа, вследствие чего отмечается необычайно высокий уровень общего IgE. Предполагается, что генетически детерминированный Т-клеточный ответ ведет к повышенному освобождению IL-4 и IL-5, что с некоторыми особенностями патофизиологии дыхательных путей может быть главным элементом развития АБЛА. В большинстве случаев АБЛА можно рассматривать как вариант инфекционно-зависимой бронхиальной астмы.

Критерии диагностики АБЛА включают бронхообструктивный синдром, эозинофилию, высокий уровень общего IgE, выделение специфических IgE и IgG. АБЛА обычно проявляется постоянными или транзиторными бронхоцентрическими инфильтратами. Гистологически определяют бронхоцентрические гранулемы. Иногда инфильтраты можно определить только при КТ. В ходе течения заболевания формируются бронхоэктазы и пневмофиброз. Заболевание приводит к выраженным нарушениям легочной перфузии и формированию дыхательной недостаточности. Бронхоскопия при АБЛА не имеет специфической картины и может выявлять гиперреактивность бронхов, характерную для БА. Однако нередко бронхи забиты мокротой, в которой при микроскопии можно обнаружить грибы рода Аspergillus.

Таким образом, одни и те же виды грибов могут выступать как неинфекционный так и инфекционный аллерген и тактика терапии в этих случаях может существенно отличаться. Это касается, прежде всего, не ограничения в некоторых случаях применения ингаляционных кортикостероидов при колонизации грибами дыхательных путей, сколько необходимости назначения специфических антифунгальных препаратов для их санации.

Следует остановиться и на профессиональных факторах, которые также могут влиять на развитие сенсибилизации к плесневым грибам. Как известно, достаточно большое число профессий связано с работой в атмосфере, содержащей большие количества спор грибов. Это, прежде всего, работники сельского хозяйства, где концентрация спор грибов может достигать нескольких миллионов в м3, шахтеры, метростроевцы, пивовары, имеющие, частый контакт с Aspergillus clavatus, работники микробиологической промышленности и многие другие. В группу риска входят и библиотекари, так как грибы часто живут в старых книгах. Известный пожар в Библиотеке Академии Наук, который не жалея залили водой, вызвал тотальный рост плесени на книгах и, как следствие, увеличение числа спор в воздухе и рост аллергических проявлений со стороны органов дыхания у работников этой библиотеки. Аллергия к плесневым грибам выявлена была у 43% обследованных библиотекарей БАН, причем преобладала аллергия к Penicillium.

Исследование пыли с одной из табачных фабрик г. Санкт-Петербурга вызвало просто изумление, учитывая выявление самых разнообразных грибов, что связывают с заплесневелостью табачного сырья, применяемого в производстве.

Проявление микогенной аллергии может быть следствием влияния экологических факторов. Так, в 80-х годах в СССР были открыты производства кормовых белков (или белково-витаминных концентратов), которые изготавливали на основе некоторых штаммов грибов рода Candida (например, С. maltosa) и обычно выращивали на отходах нефтепереработки. Концентрат представлял собой порошок из частиц размером от 1 до 5 мкм. На определенных этапах сушки белок иногда по технологическим причинам попадал в воздушную среду. Это вызвало постепенную сенсибилизацию части населения, проживающих в районе этих производств. Повторный массивный выброс белка спровоцировал возникновение приступов бронхиальной астмы у многих жителей города А., которые носили характер эпидемической вспышки. Интересно, что в то же время аллергия у рабочих, непосредственно работающих с кормовым белком, выражалась, в основном, контактными дерматитами.

Учитывая, что выявление аллергена и прекращение контакта с ним является важнейшим условием лечения больных БА, в помещениях у больных с выявленной микогенной аллергией следует ликвидировать источники спорообразования. А они достаточно разнообразны. В жилых помещениях – это, прежде всего, протечки, цветочные горшки, заплесневелые продукты (хлеб, овощи), иногда влажная одежда. Различные ремонтные работы, например, разборка полов, плинтусов, линолеума значительно увеличивает антигенную нагрузку на органы дыхания. Мы наблюдали тотальные тяжелые аллергические поражения легких по типу аллергического васкулита у рабочих, занимающихся разборкой старых зданий. В семьях, где есть больные с онихомикозами — элементы дерматофитов могут также выступать как аллерген. Иногда причинно-значимым аллергеном может быть чрезвычайно распространенные грибковые заболевания кожи у домашних животных, которые при расчесывании распыляют их по всей квартире. Соответственно, источником грибов могут быть подстилки для животных. Лечение больных животных, обработка помещения дезсредствами может улучшать микроэкологию жилища, хотя в ряде случаев достигнуть эффекта не удается, например, когда источником спор являются затопленные подвалы или помойки под окнами, открытые мусоропроводы и т.д.

Аллергия к грибам рода Candida имеет свои особенности в элиминационных мероприятий. Больные могут реагировать на шампанское, другие вина, дрожжевой хлеб, пиво. В таких случаях наряду с респираторными проявлениями могут отмечаться кожные и диспептические. При наличии грибов в мокроте или кишечнике проводят антифунгальную терапию для удаления этих грибов как источника сенсибилизации.

Микогенная аллергия

Роль грибковых микроорганизмов в развитии аллергических, токсико-аллергических и парааллергических процессов в организме человека остается недостаточно известной и сравнительно мало представлена в медицинской литературе (даже в специальных трудах по инфекционной аллергии).

Между тем, многие патогенные (по некоторым данным, и сапрофитные) микроскопические грибы, являясь полноценными антигенами, могут приводить к развитию аллергических процессов в человеческом организме. Следует отметить, что ряд микозов человека, особенно эпидермофитийные заболевания и кандидозы, являются весьма широко распространенными среди населения. В связи с этим можно полагать, что в широкой аллергизации населения в известной мере повинна и грибковая флора, причем не только при грибковых заболеваниях (нередко длительно существующих), но также миконосительстве.

П.Н. Кашкин и В.Я. Некачалов (1970) отмечают, что явления сенсибилизации организма, обусловленной патогенными и сапрофитными грибами, в современных условиях будут иметь тенденцию к нарастанию, причем не только у различных больных, но и в производственных условиях, например, аллергические реакции у медперсонала, лиц, занятых производством антибиотиков, у рабочих мукомольных, целлюлозобумажных комбинатов, пивоваренных и спиртовых заводов и т.д.

Иммунитет и специфическая сенсибилизация при микозах, возникающие в результате соответствующих заболеваний или иммунизации, подчиняются тем же закономерностям, что и многие другие инфекционные процессы бактериальной природы.
Микиды (Mykida), микоаллергнды — как отмечено, являются вторичными аллергическими проявлениями, наблюдаемыми при микозах.

Значительное клиническое разнообразие микотической аллергии может быть обусловлено:
— биологическими особенностями грибов-возбудителей микозов; большое значение при этом имеет природа гриба, его патогенные и аллергенные свойства. Степень специфической сенсибилизации, аллергические проявления в свою очередь неразрывно связаны с биохимическими особенностями грибов-возбудителей, различной структурой их антигенных комплексов и их инвазионной способностью, вирулентностью, вступающими во взаимодействие с факторами иммунной защиты.

Считают, что одной из причин, обусловливающих своеобразие иммуно-биологических реакций при грибковых заболеваниях (в отличие от бактериальных болезней) являются большой размер клеток грибов, их более сложный биохимический аппарат, своеобразный состав клеточной стенки возбудителей (эргостеролы, полисахариды и др.);

— ответной реакцией макроорганизма, его иммунобиологическим состоянием, специфическими и неспецифическими защитными реакциями. Иными словами, специфика взаимодействия между инфект-агентом и макроорганизмом существенно варьирует в зависимости от индивидуальных особенностей гомеостаза конкретного организма (состояние иммунного надзора, гормонального статуса, наличия сопутствующих заболеваний, генетических аномалий и др.). Это не может не отражаться на особенностях и своеобразии проявлений микотической аллергии;

— факторами внешней среды (например, возникновение «климатической астмы» микотической этиологии у лиц, недавно прибывших в регионы с непривычными климатическими условиями).

Впервые микоаллергнды (трихофигиды) были описаны в 1913 г Jadasson. Было отмечено, что у некоторых больных с трихофитией временами возникают более или менее распространенные, остро протекающие высыпания, иногда сопровождающиеся общими симптомами. Трихофитиды и другие микиды выявлялись чаще при нагноительных формах микозов (керион, паразитарный сикоз и др.), а также после рентгеновского облучения очагов поражения (в целях эпиляции), иньекций эмульсии скипидара и других принятых в то время лечебных процедур.

Обострения грибкового процесса с появлением вторичных (негрибковых) высыпаний наблюдались также у больных, которым вводился трихофитии с лечебной или диагностической целью. Установлено, что подобные высыпания часто исчезают без лечения через несколько дней и могут снова появиться после провоцирующих специфических и неспецифических воздействий.

Однако, в настоящее время проблема грибковой аллергии, особенно в связи с широким использованием антибиотиков, вышла далеко за пределы указанных характеристик. Существуют неопровержимые факты, свидетельствующие о роли микогенной сенсибилизации в развитии тяжелых аллергических заболеваний дыхательной системы (аллергические изменения легочной ткани с появлением астматоидного микогенного синдрома), кровеносных сосудов, пищеварительной системы (аллергические изменения кишок, ткани печени и др.), аллергических дерматозов.

При этом развившаяся аллергия значительно изменяет клиническое течение болезни, обусловливает стойкость к различным видам терапии, а иногда вызывает извращенные реакции вплоть до шока на введение препаратов (например, пенициллинов у больных с грибковыми заболеваниями, протекающими с различной интенсивностью). Учитывая это, в условиях возрастающей аллергизации населения следует более внимательно относиться к возможности микогенной сенсибилизации кожи и внутренних органов и ее тяжелым последствиям.

К сожалению, мало изученными остаются иммунозависимые изменения в лимфоидной ткани, которые, возможно, взаимосвязаны с хронизацией аллергического процесса. В частности, неясной остается роль лимфатической системы при аллергических заболеваниях кожи, в т.ч. обусловленных патогенными грибами.

Несмотря на клиническое разнообразие аллергических форм, можно отметить общие черты и характеристики микидов (независимо от природы возбудителя):
— наличие первичного очага микоза (на коже, слизистых оболочках или во внутренних органах) — и вторичный характер аллергических проявлений;
— в противоположность истинным микозам, грибковые элементы в очагах аллергических проявлений не выявляются (обычными лабораторными методами);
— провоцирующими факторами появления микидов могут быть нерациональная терапия е области первичного грибкового очага, общее или местное применение протиаомикробных антибиотиков, травма и др.;
— многообразие клинических проявлений аллергических форм микидов;
— нередко отсутствие определенных клинических форм микидов соответственно той или иной группе микозов или конкретному грибковому заболеванию;
— отличный от первичного грибкового очага клинический и патогистологический характер изменений в области микидов;
— стихание или регресс вторичных аллергических проявлений (отличающихся динамичностью) вслед за санацией первичного грибкового очага, а также под влиянием десенсибилизирующей терапии. К сожалению, это бывает не во всех случаях (в т.ч. при формировании истинного аллергического заболевания, например, микотической экземы, а также парааллергических реакций).

Таким образом, как отмечено, аллергия может ослабевать и даже полностью исчезать вслед за разрешением первичных микотических очагов, т.е. после выздоровления. С другой стороны, после микотических заболеваний могут развиваться длительно протекающие патологические процессы, в основе которых лежит аллергическая перестройка организма, обусловленная грибами. Возможно формирование также качественно новых парааллергические процессов (аллергические изменения во внутренних органах, кровеносных и лимфатических сосудах и др.). При неблагоприятных условиях моновалентная сенсибилизация может перерасти в поливалентную.

Следует отметить, что судьба микидов (включая остроту, интенсивность аллергических поражений и степень их распространения) неодинакова у разных больных. В одних случаях остро возникшие микиды довольно быстро исчезают (по мере стихания воспалительных явлений в основном очаге микоза аллергические проявления могут регрессировать и самостоятельно). У других больных они принимают весьма затяжное течение (месяцы, годы), нередко экзематизируются.

В некоторых случаях, хотя микиды становятся диссеминированными и сопровождаются общими острыми реакциями всего организма (озноб, повышение температуры тела, головная боль, артралгии, недомогание, полиаденит), процесс заканчивается благополучно после общей десенсибилизирующей терапии, постельного режима, симптоматического лечения. Однако, у некоторых предрасположенных больных при нарастании аллергической перестройки организма могут развиваться тяжелые патологические процессы (появление астматоидного компонента, аллергического поражения в сердечно-сосудистой системе, возможно — компонентов лимфатической системы).

Уменьшение интенсивности аллергических реакций в ответ на внутрикожное введение соответствующего аллергена служит одним из показателей десенсибилизации организма; ослабление яркости проявлений и исчезновение микидов — убедительный показатель эффективности десенсибилизирующей терапии. Следовательно, излечение первичного, аллергизирующего грибкового очага поражения является самым существенным и необходимым в достижении десенсибилизации организма и прочного исчезновения аллергических реакций (П.Н. Кашкин, В.Я. Некачалов, 1970).

Номенклатура аллергических клинических микотических форм (включая их синонимы и близкие термины) весьма разнообразны; микиды обозначались как: кандидомикиды, левуриды, микоаплергиды, эпидермофитиды, монилииды, микроспориды, споротрихиды, трихофитиды, фавиды, фитиды и др.

Установлено, что возбудители грибковых болезней у человека обладают аллергенными свойствами в неодинаковой степени. Реакция больного организма на патогенные грибы характеризуется большим своеобразием и парадоксальными на первый взгляд особенностями. Так, фавус (парша), избирательно поражающий человека и дающий иногда тяжелые и грубые поражения (включая внутренние органы, головной мозг, септические формы), не приводит, как правило, к заметной аплергизации организма; фавиды при этом встречаются редко.

Возбудители микозов животных обладают более яркими антигенными и аллергенными свойствами. При дерматомикозах, вызываемых, например, патогенными грибами антропозоофильной группы (пушистый микроспорум, гипсовый трихофитон), наблюдаются яркие симптомы грибковой сенсибилизации. Так, выраженные аллергические проявления выявляются при инфильтративно-нагноительной трихофитии, вызываемой гипсовым трихофитоном (классический пример грибковой аллергии). При этом повышенная и в ряде случаев строго избирательная чувствительность к трихофитину сохраняется у перенесших инфильтративно-нагноительную форму трихофитии иногда в течение 20 и даже 40 лет.

В эксперименте на взрослых морских свинках, переболевших ранее или зараженных трихофитией во время беременности, показана возможность передачи повышенной чувствительности детенышам (СМ. Фрид и др.).

Характер аллергических сдвигов в организме при микозах стоп зависит от видового состава возбудителей. Так, трихофитон интердигитальный (Кауфманн-Вольф) и паховый эпидермофитон Сабуро являются сильными реактогенными микроорганизмами, тогда как красный трихофитон Кастеллани-Банга оказывается менее активным в аллергенном отношении дерматофитом.

Своеобразная картина аллергической перестройки организма наблюдается у взрослых больных с хронической трихофитией, обусловленной антропофильными видами дерматофитов. При этом обычно отмечается очень вялая реакция в отношении «своего» гриба (реакция на трихофитии часто негативная); в то же время на новый вид возбудителя у таких больных возникает резко выраженный гиперергический ответ (В.Я. Некачалов.1964).

При некоторых формах микозов (традиционными методами исследования) не удается установить аллергических сдвигов. Так, при глубоком микозе — криптококкозе (торулез, европейский бластомикоз Буссе-Бушке), несмотря на тяжесть поражения и значительные патологические изменения в тканях, сенсибилизация к грибам — возбудителям заболевания не выявляется.

Возможно, это связано с тем, что криптоккоки, проникая в ткань (нередко мозговую), как бы инкапсулируются, не вызывая при этом клеточной воспалительной реакции вокруг скоплений элементов гриба. Криптококкоз — один из немногих микозов, при котором у людей и животных не представляется возможным выявить кожную чувствительность к грибам или продуктам их жизнедеятельности. У переболевших не всегда можно обнаружить соответствующие антитела, связывающие комплемент и агглютинины.

В противоположность этому, при другом глубоком микозе — гистоплазмозе, поражающем преимущественно ретикуло-эндотелиальную систему (систему мононуклеарных фагоцитов — СМФ), отчетливо наблюдается выраженная специфическая аллергизация. При заражении гистоплазмозом положительные внутрикожные пробы с гистоплазмином (фильтрат жидких культур гриба) появляются раньше серологических реакций (агглютинации, преципитации, связывания комплемента) и сохраняются у переболевших многие годы.

Например, в эндемичных зонах Америки, где встречается этот микоз, около 80% населения реагируют положительно на гистоплаэмин, причем чувствительность к нему наблюдается, начиная с дошкольного и школьного возраста (антитела в крови у этих детей обычно отсутствуют). Полагают, что в этих случаях сохраняющаяся годами специфическая аллергия создает тот «защитный фон» макроорганизма, который обеспечивает устойчивость к новому заражению и «смягчает» течение повторных заболеваний в тех случаях, когда они возникают.

Аллергические пробы с гистоплазмином были с успехом использованы для эпидемиологического анализа заболеваемости населения в эндемичных местах. Этим же методом в основном пользовались при выявлении путей распространения инфекции и частоты заболеваний гистоплазмозом у домашних животных и птиц.

Особенно отчетливо выявляется специфическая аллергия к патогенному грибу и продуктам его жизнедеятельности при кокцидиоидозе (болезнь Посадас-Вернике), имеющем эпидемиологическое значение в Калифорнии (США), Аргентине и отмечаемое изредка в других странах (в том числе в бывшем СССР). При этом наблюдается резко выраженная аллергическая перестройка, отличающаяся высокой специфичностью и постоянством; иммунная перестройка проявляется и накоплением специфических антител.

Отмечено, что наиболее яркие проявления аллергии наблюдаются у больных с кожными поражениями в виде узловатой и экссудативной полиморфной эритемы. Аллергия при кокцидиоидном микозе сохраняется длительно (нередко почти всю жизнь); при этом положительные аллергические реакции выявляются у переболевших в течение многих лет. Полагают, что аллергия в этих случаях также носит защитный характер, способствует выздоровлению, «смягчает» тяжесть болезни, защищает организм от перехода инфекции в генерализованную (активную, потенциально летальную) форму и предохраняет от повторного заражения.

Кстати, у больных прогрессирующим кокцидиоидозом, кожные реакции бывают менее выраженными, а в терминальной стадии болезни — часто негативными (анергия). Аллергические реакции на кокцидиоидин используются в качестве одного из методов эпидемиологического обследования населения в неблагополучных по заболеванию регионах. При высокой специфичности они позволяют выявлять как больных, так и переболевших людей и некоторых сельскохозяйственных животных. Следовательно, аллергические реакции при кокцидиоидозе имеют диагностическое и прогностическое значение.

Аллергические внутрикожные пробы с кокцидиоидином дают отчетливую реакцию даже в разведении 1:1000 (при отрицательном ответе прибегают к разведению аллергена 1:100). Оценка реакции дается через 48 часов. При этом обширное покраснение, отечность, папулезный, а иногда и узловатый инфильтрат на месте введения кокцидиоидина сохраняется в течение нескольких дней (свидетельствует о высокой специфической Сенсибилизации организма).

Актиномикоз принадлежит к числу микозов, аллергизирующих больного. ДН. Аснину и Г.О. Сутееву удалось приготовить «актинолизат» (продукт спонтанного лизиса актиномицетов на питательной среде), который с успехом применяется для кожно-аплергических проб и для лечения больных. Актинолизат оказался весьма специфичным антигеном (однако, внесены коррективы в первоначальную оценку актинолизата и его специфичности). Вместе с тем, данные о сенсибилизации при актиномикозе нередко противоречивы. Например, неизвестны аллергические проявления актиномикоэа типа трихофитидов, левуридов, споротрихидов и др.

Кулага В.В., Романенко И.М., Афонин С.Л., Кулага С.М.

Плесневый гриб (Chaetomium globosum), IgE

Извините, по вашему запросу услуг не найдено. Попробуйте изменить параметры запроса.

Плесневый гриб (Chaetomium globosum), IgE

ОБЩИЕ ПРАВИЛА ПОДГОТОВКИ К АНАЛИЗАМ КРОВИ

Для большинства исследований кровь рекомендуется сдавать утром натощак, это особенно важно, если проводится динамическое наблюдение за определенным показателем. Прием пищи может непосредственно влиять как на концентрацию исследуемых показателей, так и на физические свойства образца (повышенная мутность – липемия – после приема жирной пищи). В случае необходимости можно сдать кровь в течение дня после 2-4-часового голодания. Рекомендуется незадолго до взятия крови выпить 1-2 стакана негазированной воды, это поможет набрать необходимый для исследования объем крови, уменьшит вязкость крови и снизит вероятность образования сгустков в пробирке. Необходимо исключить физическое и эмоциональное перенапряжение, курение за 30 минут до исследования. Кровь для исследования берется из вены.

Чем опасна плесень?

Плесневые грибы распространены в природе и антропогенных местообитаниях повсеместно. Основным фактором, влияющим на способность плесневых грибов расти и размножаться, является влажность. Наиболее массово колонии плесени вырастают в тёплых влажных местах, на богатых питательными веществами субстратах. К таким субстратам относятся не только продукты питания, но и отделочные материалы – дерево, ткани, кожа, бумага, шпаклевки, полимерные материалы и пр.

Во внутренней среде жилых и общественных помещений чаще всего встречается узкий круг видов грибов, причем этот список почти не зависит от географического положения объекта. Вот основные виды и роды плесневых грибов – обитателей внутренней среды помещений:
Penicillium spp.

В процессе своей жизнедеятельности микроскопические грибы вырабатывают вторичные метаболиты – продукты жизнедеятельности. Многие из них токсичны для человека, некоторые – канцерогенны (доказано, что афлатоксины могут вызывать рак). Кроме того, плесневые грибы способны вызывать инвазивные заболевания – то есть прорастать в ткани человеческого тела и развиваться там. Также широко известны аллергенные свойства плесневых грибов. Аллергическую реакцию вызывают вещества-компоненты клеточной стенки грибов, из чего следует, что споры и мицелий грибов аллергены как в живом, так и в мертвом состоянии. Поэтому недостаточно просто убить грибы, всегда следует тщательно очищать пораженные поверхности и удалять сильно зараженные материалы. Наиболее частой формой заболевания, вызванного аллергией к грибам, является бронхиальная астма, они также могут вызвать аллергический ринит, атопический дерматит, микогенную сенсибилизацию (повышенную чувствительность к плесневым аллергенам).

В среднестатистических квартирах, находящихся в нормальном состоянии содержание плесневых грибов в воздухе составляет от 0 до 50 КОЕ/куб.м. Более высокое содержание говорит о недостаточно тщательной уборке помещений. Содержание свыше условного предельно допустимого уровня 500 КОЕ/куб.м говорит о наличии явных или скрытых источников заражения в помещении, такой уровень заражения уже опасен для здоровья. Содержание грибов в воздухе и на поверхностях в РФ не регламентируется законодательно, поэтому оценка состояния помещений проводится экспертным методом (то есть эксперт на основании своего опыта и принятых в научном сообществе нормативов оценивает концентрацию плесневых грибов) .

Что делать, если в вашей квартире обнаружено повышенное содержание плесени? Во-первых, искать и уничтожать источник заражения и причину его появления (протечки, нарушение гидроизоляции, конденсат и т.п.). Самые высокие концентрации грибов обнаруживаются в старых домах, на первых этажах зданий и в помещениях с различными протечками. Плесень любит влажные и теплые места, стены ванных, душевые кабины, мусорные бачки, холодильники. Источником плесени могут быть заплесневелые продукты, старые бумажные обои, линолеум, фанера. Грибы могут колонизировать такие бытовые приборы, как увлажнители воздуха или кондиционеры.

Как уменьшить риск:

· Регулярно дезинфицировать помещения, условия в которых способствуют росту плесени (душевые, подвалы), после пользования ванной или душем насухо вытирать все влажные поверхности, проветривать, использовать для уборки дезсредства;

· Не допускать роста плесневых грибов на кухне, пользоваться вытяжкой для удаления пара, использовать одноразовые пакеты для мусора, тщательно протирать сушилки для посуды, применять средства гигиены;

· Сушить одежду только в проветриваемом помещении вне жилой комнаты. Не разводить комнатные цветы, поскольку земля в горшках и части растений могут служить средой для роста плесневых грибов, а также за счет них повышается влажность воздуха в помещении. В отопительный сезон влажность воздуха не должна превышать 45%, в не-отопительный сезон – не более 60%.

· При планировании ремонта следует отдавать предпочтение натуральным дышащим материалам – штукатурке (а не гипсокартону), бумажным обоям, натуральному паркету, уложенному на лаги с вентиляционными отверстиями; штукатурным окрашенным потолкам (а не подвесным или натяжным), деревянным окнам (а не металлопластиковым). В таких условиях при авариях или протечках можно будет избежать массового поражения плесенью.

При возникновении проблем с плесенью рекомендуем отдавать предпочтение грамотной организации микроклимата, и не увлекаться излишне химическими средствами дезинфекции. Дезинфекция воздуха распылением химсредств, или с применением УФ-облучателей не являются грамотным решением проблем, это лишь уловки производителей химии и способ извлечения дополнительных денег из вашего кошелька. Как упоминалось выше, аллергию вызывают вещества клеточной стенки грибов, в любом состоянии – живые или мертвые. Обработка воздуха химией или ультрафиолетом не приводит к исчезновению спор грибов, все они остаются с вами в вашей квартире. Следует отметить, что ультрафиолет более эффективен против вирусов и бактерий, и мало влияет на жизнеспособность грибов. Верным решением является удаление пораженных материалов, нормализация технического состояния помещений, качественный ремонт и тщательная уборка и проветривание помещений.

После эпизода заражения помещений плесневыми грибами рекомендуем провести контрольное микологическое обследование (в период не ранее 1 недели после окончания ремонта или дезинфекции).

Аллергия на chaetomium globosum у подростков

В настоящее время диагностические возможности врачей аллергологов- иммунологов расширились благодаря тому, что наряду с кожными пробами широко используются современные лабораторные методы, которые позволяют безопасно определить не только гиперчувствительность пациента к различным аллергенам, но и оценить активность всех этапов иммунопатологического процесса, формируемого в ходе развития аллергических реакций.

Результаты лабораторных анализов важны при оценке тяжести заболевания, для прогнозирования его течения, а также для контроля эффективности проводимой терапии. Лабораторная аллерго-диагностика включает в себя диагностические и прогностические исследования. Показано, что определение спецефических IgE высокоинформативно и является диагностическим тестом, как при обследовании детей, так и взрослых. В этих исследованиях можно одновременно оценивать как качественно, так и количественно наличие в крови у больных IgE против большого числа аллергенов, независимо от возраста обследуемого, и даже в период обострения заболевания, на фоне приема антигистаминных препаратов.

Специфические антитела класса IgE к индивидуальным аллергенам. Пищевые аллергены

Грибковая аллергия

Грибковые заболевания человека относятся к распространенной патологии. Микозы различных органов до недавнего времени расценивались как ка-зуистические случаи, наблюдавшиеся в странах с жарким климатом. В последние десятилетия чаще диагностируются грибковые поражения тканей во многих странах с различными климатическими условиями. Отмечается рост заболеваемости микозами. По данным ВОЗ, за последние 15 лет в США смертность от различных грибковых заболеваний увеличилась в 10 раз.

Росту заболеваемости микозами способствует длительное применение современных антибактериальных средств, в первую очередь антибиотиков, которые приводят к подавлению как патогенной, так и сапрофитной флоры, что вызывает дисбактериоз и последующее развитие грибковой флоры. Увеличение заболеваемости микозами также связано с применением кортикостероидов, цитостатиков, лучевой терапии. Все они снижают естественную резистентность организма, что облегчает внедрение в ткани и размножение патогенных грибов. В последние два десятилетия рост микозов связан с пандемией ВИЧ-инфекции.

Грибы составляют обширную группу низших растений, лишенных хлорофилла. Известно более 10 000 видов грибов, они образуют около 3000 родов. Подавляющее большинство видов грибов ведет сапрофитное существование, меньшая часть является паразитами растений и животных. В настоящее время насчитывается около 500 видов грибов, патогенных для человека. К ним относятся многоклеточные и одноклеточные микроорганизмы. Клетки патогенных грибов имеют различную форму и величину: от нескольких микрон (дрожжи) до десятков и сотен микрон.

Грибы присутствуют в воздухе в виде спор или мицелия. Большинство авторов считают, что наиболее аллергенны споры грибов. Легкие споры переносятся ветром и могут попадать в дыхательные пути.

Грибы постоянно находятся в окружающей человека среде. Больше всего в воздухе грибов при температуре +25″С. Развитию грибов в квартире способствует теснота, пыль, сырость. Большое количество грибов содержат шерстяные ковры и шерсть животных. Чаще других в патологии человека виновны дрожжеподобные грибы рода Candida и плесневые грибы рода Penicillum, Aspergillus. Распространены они в атмосфере города и жилых помещений. Грибы в большом количестве выделяются из домашней пыли, фруктов и овощей. Содержание грибов в окружающей человека среде подвержено сезонным колебаниям. Чаще их обнаруживают весной и осенью в сырую погоду. Грибы рода кладоспориум находят во всех странах. В то же время отмечены и краевые особенности их распространения. В Мексике преобладают грибы рода аспергиллюс, в Польше — пенициллиум. Больше всего грибковых спор в период дождей.

В Ташкенте и Вильнюсе преобладают грибы рода аспергиллюс; в Алма-Ате — альтернария. Дрожжевые грибы чаще выявляют в декабре.

Длительное носительство грибов на коже и слизистых оболочках может вызвать у отдельных лиц сенсибилизацию организма и заболевание. Слизистая оболочка дыхательных путей и кишечника при неблагоприятных факторах окружающей среды и снижении иммунитета может явиться местом внедрения их в организм человека. Поражение кожи и слизистых оболочек у человека может вызвать не только инфицирование ее грибами и связанным с этим банальным воспалением, но также и сенсибилизацию. Эти два патологических процесса редко протекают изолированно.

Сенсибилизация к грибам развивается преимущественно вне жилых помещений и имеет даже большее распространение, чем грибковая инфекция. Некоторые роды грибов поселяются на слизистых оболочках человека уже после рождения, но остаются сапрофитами (Candida). При хронических заболеваниях дыхательных путей патогенные грибы часто находят в смывах и секретах (мокроте и носовой слизи). При обследовании больных респираторны-ми аллергозами грибы высевали в среднем в 15% случаев. Отмечена корреляция связи сенсибилизации к определенным видам грибов и наличием их на слизистой оболочке.

Различные роды грибов могут вызывать при попадании в организм лишь сенсибилизацию без последующего роста, размножения и развития банального воспаления. Повышенная чувствительность к различным родам грибов колеблется у людей в широких пределах — от 7 до 22%. Сенсибилизация чаще происходит при попадании спор грибов в дыхательные пути.

Клиническим вариантом аллергии к грибам является аллергический ринит, причем это наиболее тяжелая форма заболевания верхних дыхательных путей. Грибковая этиология заболевания выявлена у каждого десятого больного хроническим аллергическим ринитом. При изучении аллергологического анамнеза отмечено, что для больных грибковым аллергическим ринитом характерны сезонность обострения заболевания (весна и осень), сопутствующие аллергические заболевания (пищевая аллергия), наличие в жилых помещениях сырости, плесени. Больные высокочувствительны к неспецифическим раздражителям (холод, дым, краски).

В механизме развития грибкового аллергического ринита преобладает замедленная гиперчувствительность как по данным кожных, так и провокационных проб. Чаще других выявляется сенсибилизация к плесневым грибам. Несмотря на сезонность обострения, жалобы больных остаются и в период ремиссии, хотя частота и степень их снижается. Жалобы сводятся к резкому зуду в носу, заложенности полости носа и обильному отделяемому слизистого характера. В патологический процесс обычно вовлекается верхнечелюстная пазуха. У половины больных выявляется пристеночная форма гайморита. Ринит протекает чаще по типу катаральной и вазодилататорной стадии. Слизистая оболочка носа гиперемирована и отечна, в носу серозно-слизистое отделяемое. В 80% случаев из полости носа высевали различные роды грибов. Функциональные обследования выявили нарушение выделительной, секреторной и дыхательной функций полости носа и сдвиг рН носового секрета в сторону алкалоза.

Грибы часто вызывают бронхиальную астму. Этиологическим фактором грибковой бронхиальной астмы являются плесневые грибы рода аспергиллюс, альтернария, кладоспорнум, пенициллиум. При бронхиальной астме грибковой этиологии длительность заболевания обычно составляет не менее 5 лет. При постановке кожных проб наблюдались как немедленные, так и замедленные реакции на грибковые аллергены. Провокационная проба с грибами положительна в 60% случаев, а кожные пробы — в 70%. Характерна высокая информативность некоторых иммунологических тестов (дегрануляция базофилов). Очень часто грибковая сенсибилизация сочеталась с бактериальной. У детей преимущественно отмечалась аллергическая реакция по немедленному типу.

Для бронхиальной астмы грибковой этиологии характерно острое начало обострения, связь его с пребыванием в сырых помещениях и влажной погодой, а также с приемом некоторых пищевых продуктов (сыр, кефир, пиво, грибы, шампанское). Интоксикация и повышение температуры обычно отсутствуют. Обострение длится 5-7 дней, купируется при элиминации и назначении антнгистаминных препаратов.

Плесневая бронхиальная астма может развиться по двум вариантам патогенеза:

— без выявленного очага микогенной инфекции в легких, она протекает по атопическому типу воспаления, превалирует гиперчувствительность немедленного типа, в крови отмечается леикопения и эозинофилия, количество Т-лимфоцитов снижается, увеличивается количество естественных и аллерген-специфических киллеров, а также количество антител, выявленных в реакциях пассивной гемагглютинации и дегрануляции базофилов;

— бронхиальная астма с выявленным очагом грибковой инфекции в легких, такая форма заболевания проявляется как инфекционно-аллергическая; нередко отмечаются аутоиммунные реакции, обусловливающие асептическое воспаление, на фоне последнего увеличивается фиксация экзогенных аллергенов в тканях пораженного легкого, у таких больных формируются иммунологические реакции в двух направлениях: к грибковому антигену и к тканям легкого, превалируют кожные замедленные аллергические реакции.

Методы лечения больных с аллергией к грибам делят на две большие группы: неспецифические и иммунотерапия.

К неспецифическим методам, дающим кратковременный эффект, относятся кортикостероидная терапия с использованием короткими курсами местно (мази, капли, ингаляции, порошки). Назначаются и антигистаминные препараты. Для лечения грибковых аллергических заболеваний дыхательных путей успешно применяют: йодистые препараты, растворы генцианового фиолетового, сульфаниламиды, нистатин, леворин, микогептин, амфотериции-В, декамин, хинозол, флавофунгин, гриземин, анкотил, низорал и растворы буры в глицерине. Лекарственная терапия оказалась весьма эффективной при грибковых поражениях дыхательных путей. Медикаментозная терапия, активно ликвидируя инфекционный процесс, редко приводит к гипосенсибилизации. При повторном попадании грибов на слизистую оболочку носа может возникнуть рецидив заболевания.

Более эффективным методом гипосенсибилизации на сегодняшний день остается иммунотерапия специфичными аллергенами. Для специфического лечения грибковых аллергических заболеваний аллергены обычно вводят подкожно или внутрикожно. Широкому распространению этого классического метода гипосенсибилизации препятствуют обострения заболевания и осложнения, которые встречаются при грибковой аллергии в среднем в 20% случаев. Эффективным в иммунотерапии является местное применение грибковых аллергенов.

В фазе ремиссии заболевания наиболее эффективным оказался метод локального нанесения аэрозолей этиологически специфичных аллергенов грибов на «шоковый» орган (нос, бронхи). При аллергическом рините хороший и отличный результат получен у 65% больных. Клиническое улучшение сопровождается снижением гиперчувствительности «шокового» органа и повышением титра секреторных IgA.

Cat scratch fever (use Bartonella henslae) Лихорадкакошачьейцарапины

Bartonella henslae (virus which causes cat scratch fever) — 364, 379, 645, 654, 786, 840, 842, 844, 846, 848, 850, 857, 967, 6878, 634, 696, 716, 1518

297.Cataract (also use eye formula antioxidant supplement for all macular degeneration problems, use 1830 for 10 min, 1830*)Катаракта(использоватьчастоту 1830 втечении 10 минут,такжеиспользуйтеантиоксидантныебиодобавкидляглазпримакулярнойдегенерации) — 1830, 728, 784, 787, 800, 880, 10000

298.Cataract 1 Катаракта 1 — 1830, 1600, 9999, 1552, 2110, 1335, 1654, 2187, 2195, 2211

299.Cataract 2 Катаракта 2 – 292, 30, 9.1, 0.3

300.Cataract brunescent (brown opacity in later life, 1830*) Катарактакоричневая — 2010, 1335, 1830

301.Cataract complicated (secondary type caused by disease, degeneration, or surgery, 1830*) Катарактаосложненная— 1830, 496, 325, 774

302.Cataract general (run 1830 extended period, 1830*) Катаракта общая (частоту 1830 использовать более продолжительное время чем все остальные)- 10000, 2211, 2195, 2187, 2110, 2010, 1830, 1654, 1600, 1552, 1335, 1335, 880, 800, 787, 784, 774, 728, 496, 325

303.Catarrh Катар верхних дыхательных путей— 1800, 1713, 1550, 802, 800, 880, 787, 727, 444, 20

Воспаление слизистых оболочек в большинстве случаев выражается выделением жидкого экссудата, благодаря чему оно и получило название катара. Катаральный процесс может захватить на всем протяжении дыхательные пути, поразить какой либо отдельный отрезок или последовательно распространяться с одного участка на другой. Это явление объясняется однородностью анатомического строения слизистой дыхательных путей, которые по существу представляют одно неделимое целое. Катар дыхательных путей является чрезвычайно частым заболеванием и может быть вызван самыми разнообразными причинами. Во многих случаях развитие катара приписывается простуде. Охлаждение слизистой оболочки дыхательных путей можно рассматривать как непосредственную причину воспаления, но чаще, по видимому, простуда является лишь предрасполагающим моментом в силу вызываемого ею местного расстройства кровообращения. Весьма часто катары дыхательных путей наблюдаются во время различных инфекционных заболеваний, что говорит об их бактериальном происхождении. В таких случаях катар дыхательных путей может быть основным заболеванием или представлять собою вторичное осложнение.

304.Causticum гомеопатическое средство — 540, 1013

Causticum склонен вызывать параличи и судорожные симптомы, ревматизм, заболевания слизистых оболочек и болезни кожи и органов вообще

305.Celiac disease 1 Глютеновая болезнь – 39, 2, 3, 4.18, 5.13

  • Глютеновая болезнь также известна как глютеновая энтеропатия и глютензависимая энтеропатия. Точная причина возникновения этого заболевания неизвестна. Это заболевание оказывает влияние на тонкую кишку и ее способность усваивать питательные вещества, что в результате приводит к разным осложнениям.Глютен – это протеин, который содержится в пшенице, ржи и ячмене. Если обнаружена глютеновая болезнь, то это значит, что организм реагирует на глютен, как на токсин. Такая реакция происходит в тонкой кишке и заканчивается тем, что поражает слизистую оболочку тонкой кишки. Если повреждена слизистая оболочка, тонкая кишка не может должным образом усваивать питательные вещества (витамины, кальций, углеводы, белки и жиры).Симптомы глютеновой болезни
  • Повторяющиеся боли в желудке и вздутие живота;
  • Диарея;
  • Запоры;
  • Метеоризм;
  • Потеря/набор веса;
  • Усталость;
  • Смена настроения;
  • Светлый, дурно пахнущий или маслянистый кал;
  • Боль в костях или суставах;
  • Необъяснимая анемия;
  • Сильный кожный зуд с волдырями, который называется герпетиформным дерматитом;
  • Покалывающее онемение в ногах;
  • Белесые язвочки во рту, которые называются афтозными язвами;
  • Остеопороз;
  • Изменение цвета зубов или разрушение эмали;
  • Нарушение роста у подростков;
  • Задержка в развитии.

306.Cells of Leudig (colon tonic) КлеткиЛейдика— 2500

Основной функцией клеток Лейдига является синтез мужского полового гормона — тестостерона, который оказывает разностороннее действие на различные чувствительные к нему клетки, стимулируя их рост и функциональную активность.Cephalosporium (fungi that are the source of some broad spectrum antibiotics) — 481, 3966, 544

307.Cephalothecium — 371, 574, 6933

Один из видов грибов, вызывающих гниль

308.Cerebral palsy ДЦП — 880, 787, 727, 522, 146

309.Cerebrospinal troubles Спинно-мозговыепроблемы— 10000

310.Cerumen (ear wax) Ушнаясера- 311, 320, 750, 984, 720

311.Cervical polyp Полипшейкиматки— 277, 288, 867, 687, 744

Полипы шейки матки — доброкачественные новообразования, образующиеся из эпителия шейки матки и растущие в ее просвет. Причины возникновения этих грибовидных разрастаний до сих пор не ясны, но считается, что возможным пусковым механизмом служит гормональный сбой, иммунные расстройства, возрастные изменения в организме женщины, психоэмоциональные факторы, стрессы. Симптомы полипов шейки матки, обычно отсутствуют, при присоединении вторичных изменений возможно появление тянущих болей, серозных выделений, кровотечений после полового акта. При полипах шейки матки, лечение заключается в их удалении. Среди всех доброкачественных патологических изменений на шейке матки, таких как остроконечные кондиломы, эрозии, папилломы, псевдоэрозии, лейкоплакия, эритроплакией — около 25% принадлежит полипам.

312.Cervicitis ( womb neck inflammations) Цервицит(воспаление шейки матки) — 20, 727, 787, 880

Это заболевание женской половой сферы, которое характеризуется воспалением шейки матки. Основными причинами цервицита являются: инфекции, передающиеся половым путем (трихомониаз, хламидиоз, гонорея, микоплазмоз и др.), вирусные заболевания влагалища и шейки матки (вирус герпеса, вирус папилломы человека и др.), механические раздражители (травмы шейки матки во время родов, абортов) и пр. Различают следующие основные симптомы цервицита: выделения из влагалища, боли и дискомфорт во время полового акта, кровянистые выделения после полового акта и др. Диагностика цервицита основана на гинекологическом осмотре шейки матки в зеркалах, кольпоскопии, изучении мазков со слизистой оболочки шейки матки и влагалища под микроскопом и некоторых других. Лечение цервицитов, прежде всего, направлено на устранение причины развития заболевания и снижение воспаления.

313.Cervix adenoma (epithelial tumor of the cervix)Аденома шейки матки(эпителиальные опухоли шейки матки) — 433

Аденома матки представляет собой опухолевидное разрастание, состоящее из желез, выстланных цилиндрическим эпителием с крупным ядром. Различают аденомы тела матки и шейки. Чаще всего аденомы встречаются в виде полипов полости матки. По мнению большинства авторов, аденома не является истинной опухолью, а представляет собой» продукт гормональных нарушений; это отчасти подтверждается тем, что аденомы встречаются у женщин в возрасте старше 40 лет. Микроскопически различают простую аденому с преобладанием железистых разрастаний и фиброаденому с большим количеством соединительнотканных элементов.

314.Chaetomium globosum (867*) (плесневый гриб, аллерген m208) — 221, 867, 102

Chaetomium globosum — плесень из семейства Chaetomiaceae, которое насчитывает более 100 разновидностей. Распространена повсеместно — в почве, воздухе, гниющих остатках растений, соломе, бумаге, перьях птиц, семенах. Оптимальный температурный режим — от 25 до 35 градусов Цельсия. Часто Chaetomium globosum обнаруживается в древесине и натуральных тканевых волокнах (холст). Колонии плесени живут в ванных комнатах и на кухнях, туалетной бумаге, коврах и матрасах.

Плесень была выявлена также в белом и черном перце, ядрах орехов кешью, бразильских орехах, в некоторых образцах табака.

При воздействии антигенов Chaetomium globosum у сенсибилизированных (чувствительных) лиц могут возникнуть аллергические реакции по IgE-зависимому типу.

Чаще они проявляются в виде бронхиальной астмы и аллергического ринита. Описаны клинические случаи возникновения онихомикоза (грибкового поражения ногтевой пластины), пневмоний.

У иммуннонекомпетентных лиц возможно развитие диссеминированного (распространенного) грибкового поражения с абсцессом (гнойным воспалением) головного мозга. Основными причинами снижения иммунологической реактивности являются ВИЧ-инфекция, лейкоз, прием цитостатиков и системных кортикостероидов, неконтролируемый сахарный диабет.

Иммунокомпетентные, то есть с достаточным иммунным ответом, лица могут быть носителями инфекции без активной симптоматики.

Анализ обнаруживает наличие и определяет количество антител класса IgE в сыворотке крови к аллергену плесневого гриба Chaetomium globosum. Анализ помогает диагностировать причину дыхательной аллергии.

315.Chakrabaseroot (pulseat 4Hz) Чакра 1 Муладхара – 20

Муладхара расположена в основании позвоночника между гениталиями и анусом

Отвечает за вкус и запах. Связана с надпочечниками, почками, мышцами и артериальной кровью

Папиллярные узоры пальцев рук — маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни.

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰).

Аллергия на грибы

Грибы, как известно с давних времен, могут быть причиной аллергических заболеваний, однако первое научное исследование в этом направлении провел Storm van Leeuwen лишь около 30 лет тому назад.

По данным ряда авторов, аллергия к грибам среди атонических заболеваний составила 3-57%, среди больных ринитом и бронхиальной астмой — до 78,5%. Роль аллергена-носителя выполняют споры грибов, которых вырабатывается намного больше, чем пыльцы высших растений. Было подсчитано, что за один вегетативный период высокоорганизованные виды грибов могут вырабатывать очень много спор. Среди 100 000 видов грибов только приблизительно 50 идентифицированы как возбудители аллергических заболеваний.

Виды грибов. Известны 4 основные класса грибов, ответственных за сенсибилизацию организма.

1. Фикомицеты (Phycomycetes). К этому классу относятся возбудители микозов человека (фикомикозы), патогенные формы для растений и животных, кроме того, грибы, вызывающие образование плесени на пищевых продуктах. Их обнаруживают в воде и почве. К последней группе относят Rhizopus и Mucor, которые наиболее интересны с точки зрения аллергологии. Фикомицеты присутствуют и в домашней пыли.

2. Аскомицеты (Ascomycetes). Данное название происходит от слова ascus (мешок, содержащий споры). Обычно каждый такой мешочек содержит 8 спор. Аскомицеты — это прежде всего сапрофиты, обитающие в почве. Отдельные виды вызывают заболевания растений и животных. К этим грибам относятся также трюфели и дрожжи. Как возбудители аллергии особую опасность представляют Chaetomium и Neurospora.

3. Базидиомицеты (Basidiomycetes) отличаются высоким спорообразованием и составляют значительную часть воздушного планктона. Для данного класса характерны образование базидий (утолщенные структуры) и переплетение между гифами гриба. Базидиальные грибы — это возбудители болезней растений (головня). Некоторые из них вызывают сенсибилизацию организма человека, к ним относятся Lycoperdaceae и Merulius.

4. Несовершенные грибы (Fungi imperfecta), дейтеромицеты. Название объясняется тем, что не представляется возможным обнаружить фазу размножения этих грибов, их споры также входят в состав аэропланктона. Среди патогенных для человека форм особое место принадлежит возбудителям кандидоза: Botrytis, Fusarium, Alternaria, Helminthosporium, Geotrichum, Penicillium и Aspergillus. Описан целый ряд и других патогенных видов.

В результате детального исследования 100 проб воздуха Bulmer установил частоту встречаемости разных видов грибов и расположил их в нисходящей последовательности: 1 — Alternaria, 2 — Hormodendrum, 3 — Askosporen, 4 — Aspergillus, 5 — Basidiosporen, 6 — Fusarium, 7 — Helminthosporium, 8 — Penicillium, 9 — Phoma, 10 — Pullilaria, 11 — Stemphylium, 12 — дрожжи. Выявляемые у больных антитела к Alternaria и Aspergillus могут присутствовать в низких титрах в сыворотках здоровых лиц.

Для обнаружения в воздухе спор грибов используют следующие методы:

— исследование соответствующего объекта-носителя, на котором под микроскопом обнаруживают споры; их количество подсчитывают и морфологически определяют вид грибов;

— культивирование на питательной среде проб воздуха (15-минутная экспозиция чашек Петри в загрязненной атмосфере) с последующей идентификацией образующихся колоний. Методы имеют ограничение: не все виды грибов успешно
культивируются, и поэтому результат не отражает истинное число спор; короткая экспозиция не позволяет оценить содержание спор в течение дня.

Аллергены. Установлено, что некоторые виды грибов содержат как группо-, так и видоспецифические антигены.

Количественный и качественный анализ довольно сложен, так как зависит от условий культивирования (среда, температура, атмосфера), от штамма и источника исследуемого материала (споры, мицелий, культуральная среда). При ингаляции споры играют решающую роль. У Alternaria споры содержат особый по сравнению с мицелием аллерген, у Aspergillus, наоборот, в мицелии обнаруживают самую высокую активность аллергена. Эти факты объясняют зачастую противоречивые литературные данные. Спектр аллергенов довольно широк. Метод иммуноблоттинга позволяет распознать сложную сенсибилизацию, отчасти индивидуального характера, когда аллерген представлен более чем 25 IgE-связывающими фракциями. Выраженное антигенное сходство установлено между разными видами одного класса, например Aspergillus. У Alternaria и Stemphylium с помощью CIE-техники обнаружено 10 общих полос.

Возможность контакта с аллергеном создается, во-первых, в домашних условиях. Домашняя пыль содержит миллиарды спор. Их обнаруживают в обивке мягкой мебели, спальных принадлежностях, коврах. Этому способствует сырость в помещении, обычно на кухне, в ванной, гараже, подвале. Кроме того, контакт с аллергеном возможен как во время сельскохозяйственных работ, в саду, так и на отдыхе, например в лесу. Опасность возникает и при использовании некоторых продуктов питания (сыр, творог, кислое молоко, пряности), а также напитков (пиво, вино, кефир). И, наконец, риск развития аллергических заболеваний значительно усиливается у лиц, занятых на предприятиях химической и фармацевтической промышленности, внедряющих методы биотехнологии.

Диагностика включает в первую очередь данные анамнеза. При постановке кожных проб используют экстракты Aspergillus, Botrytis, Cephalosporium, Chaetomium и т. д. Необходимую тест-концентрацию получают при разведении экстракта 1 : 100.

Нередко наблюдают поливалентную сенсибилизацию, опосредованную разными видами грибов. Из этого следует сделать практические выводы: как минимум целесообразно тестировать Alternaria и Hormodendrum; другая группа объединяет Helmin-thosporium, Aspergillus, Penicillium, Fusarium и Rhizopus. В особых случаях ограничиваются Stemphylium, Phoma и Candida.

Химическая природа аллергенов грибов еще недостаточно изучена. Для Aspergillus niger и Penicillium frequentans была определена молярная масса около 40 К. У сенсибилизированных лиц обычно констатируют раннюю фазу реакции в виде крапивницы. Candida приводит часто к сенсибилизации Т-клеточного типа. У атопиков нередко выражена продукция реагинов, которая при постановке кожных проб способствует ослаблению реакции замедленного типа. Реакцию Артюса наблюдают прежде всего в связи с аллергическим альвеолитом. Неспецифическая активация комплемента различными компонентами грибов может вызвать ложноположительную реакцию.

Основные клинические проявления: ринит, конъюнктивит, аллергический альвеолит, поражение желудочно-кишечного тракта, дерматомикозы.

Одна из эффективных мер терапии (профилактики) — устранение контакта с аллергеном. Этому способствует применение специальной маски, аспиратора, что особенно важно в условиях профессиональной деятельности, связанной с грибами. При аллергии, вызванной дерматофитами, назначают десенсибилизацию, обычно в сочетании с микостатиками.

Грибковая аллергия

Грибковые заболевания человека относятся к распространенной патологии. Микозы различных органов до недавнего времени расценивались как ка-зуистические случаи, наблюдавшиеся в странах с жарким климатом. В последние десятилетия чаще диагностируются грибковые поражения тканей во многих странах с различными климатическими условиями. Отмечается рост заболеваемости микозами. По данным ВОЗ, за последние 15 лет в США смертность от различных грибковых заболеваний увеличилась в 10 раз.

Росту заболеваемости микозами способствует длительное применение современных антибактериальных средств, в первую очередь антибиотиков, которые приводят к подавлению как патогенной, так и сапрофитной флоры, что вызывает дисбактериоз и последующее развитие грибковой флоры. Увеличение заболеваемости микозами также связано с применением кортикостероидов, цитостатиков, лучевой терапии. Все они снижают естественную резистентность организма, что облегчает внедрение в ткани и размножение патогенных грибов. В последние два десятилетия рост микозов связан с пандемией ВИЧ-инфекции.

Грибы составляют обширную группу низших растений, лишенных хлорофилла. Известно более 10 000 видов грибов, они образуют около 3000 родов. Подавляющее большинство видов грибов ведет сапрофитное существование, меньшая часть является паразитами растений и животных. В настоящее время насчитывается около 500 видов грибов, патогенных для человека. К ним относятся многоклеточные и одноклеточные микроорганизмы. Клетки патогенных грибов имеют различную форму и величину: от нескольких микрон (дрожжи) до десятков и сотен микрон.

Грибы присутствуют в воздухе в виде спор или мицелия. Большинство авторов считают, что наиболее аллергенны споры грибов. Легкие споры переносятся ветром и могут попадать в дыхательные пути.

Грибы постоянно находятся в окружающей человека среде. Больше всего в воздухе грибов при температуре +25″С. Развитию грибов в квартире способствует теснота, пыль, сырость. Большое количество грибов содержат шерстяные ковры и шерсть животных. Чаще других в патологии человека виновны дрожжеподобные грибы рода Candida и плесневые грибы рода Penicillum, Aspergillus. Распространены они в атмосфере города и жилых помещений. Грибы в большом количестве выделяются из домашней пыли, фруктов и овощей. Содержание грибов в окружающей человека среде подвержено сезонным колебаниям. Чаще их обнаруживают весной и осенью в сырую погоду. Грибы рода кладоспориум находят во всех странах. В то же время отмечены и краевые особенности их распространения. В Мексике преобладают грибы рода аспергиллюс, в Польше — пенициллиум. Больше всего грибковых спор в период дождей.

В Ташкенте и Вильнюсе преобладают грибы рода аспергиллюс; в Алма-Ате — альтернария. Дрожжевые грибы чаще выявляют в декабре.

Длительное носительство грибов на коже и слизистых оболочках может вызвать у отдельных лиц сенсибилизацию организма и заболевание. Слизистая оболочка дыхательных путей и кишечника при неблагоприятных факторах окружающей среды и снижении иммунитета может явиться местом внедрения их в организм человека. Поражение кожи и слизистых оболочек у человека может вызвать не только инфицирование ее грибами и связанным с этим банальным воспалением, но также и сенсибилизацию. Эти два патологических процесса редко протекают изолированно.

Сенсибилизация к грибам развивается преимущественно вне жилых помещений и имеет даже большее распространение, чем грибковая инфекция. Некоторые роды грибов поселяются на слизистых оболочках человека уже после рождения, но остаются сапрофитами (Candida). При хронических заболеваниях дыхательных путей патогенные грибы часто находят в смывах и секретах (мокроте и носовой слизи). При обследовании больных респираторны-ми аллергозами грибы высевали в среднем в 15% случаев. Отмечена корреляция связи сенсибилизации к определенным видам грибов и наличием их на слизистой оболочке.

Различные роды грибов могут вызывать при попадании в организм лишь сенсибилизацию без последующего роста, размножения и развития банального воспаления. Повышенная чувствительность к различным родам грибов колеблется у людей в широких пределах — от 7 до 22%. Сенсибилизация чаще происходит при попадании спор грибов в дыхательные пути.

Клиническим вариантом аллергии к грибам является аллергический ринит, причем это наиболее тяжелая форма заболевания верхних дыхательных путей. Грибковая этиология заболевания выявлена у каждого десятого больного хроническим аллергическим ринитом. При изучении аллергологического анамнеза отмечено, что для больных грибковым аллергическим ринитом характерны сезонность обострения заболевания (весна и осень), сопутствующие аллергические заболевания (пищевая аллергия), наличие в жилых помещениях сырости, плесени. Больные высокочувствительны к неспецифическим раздражителям (холод, дым, краски).

В механизме развития грибкового аллергического ринита преобладает замедленная гиперчувствительность как по данным кожных, так и провокационных проб. Чаще других выявляется сенсибилизация к плесневым грибам. Несмотря на сезонность обострения, жалобы больных остаются и в период ремиссии, хотя частота и степень их снижается. Жалобы сводятся к резкому зуду в носу, заложенности полости носа и обильному отделяемому слизистого характера. В патологический процесс обычно вовлекается верхнечелюстная пазуха. У половины больных выявляется пристеночная форма гайморита. Ринит протекает чаще по типу катаральной и вазодилататорной стадии. Слизистая оболочка носа гиперемирована и отечна, в носу серозно-слизистое отделяемое. В 80% случаев из полости носа высевали различные роды грибов. Функциональные обследования выявили нарушение выделительной, секреторной и дыхательной функций полости носа и сдвиг рН носового секрета в сторону алкалоза.

Грибы часто вызывают бронхиальную астму. Этиологическим фактором грибковой бронхиальной астмы являются плесневые грибы рода аспергиллюс, альтернария, кладоспорнум, пенициллиум. При бронхиальной астме грибковой этиологии длительность заболевания обычно составляет не менее 5 лет. При постановке кожных проб наблюдались как немедленные, так и замедленные реакции на грибковые аллергены. Провокационная проба с грибами положительна в 60% случаев, а кожные пробы — в 70%. Характерна высокая информативность некоторых иммунологических тестов (дегрануляция базофилов). Очень часто грибковая сенсибилизация сочеталась с бактериальной. У детей преимущественно отмечалась аллергическая реакция по немедленному типу.

Для бронхиальной астмы грибковой этиологии характерно острое начало обострения, связь его с пребыванием в сырых помещениях и влажной погодой, а также с приемом некоторых пищевых продуктов (сыр, кефир, пиво, грибы, шампанское). Интоксикация и повышение температуры обычно отсутствуют. Обострение длится 5-7 дней, купируется при элиминации и назначении антнгистаминных препаратов.

Плесневая бронхиальная астма может развиться по двум вариантам патогенеза:

— без выявленного очага микогенной инфекции в легких, она протекает по атопическому типу воспаления, превалирует гиперчувствительность немедленного типа, в крови отмечается леикопения и эозинофилия, количество Т-лимфоцитов снижается, увеличивается количество естественных и аллерген-специфических киллеров, а также количество антител, выявленных в реакциях пассивной гемагглютинации и дегрануляции базофилов;

— бронхиальная астма с выявленным очагом грибковой инфекции в легких, такая форма заболевания проявляется как инфекционно-аллергическая; нередко отмечаются аутоиммунные реакции, обусловливающие асептическое воспаление, на фоне последнего увеличивается фиксация экзогенных аллергенов в тканях пораженного легкого, у таких больных формируются иммунологические реакции в двух направлениях: к грибковому антигену и к тканям легкого, превалируют кожные замедленные аллергические реакции.

Методы лечения больных с аллергией к грибам делят на две большие группы: неспецифические и иммунотерапия.

К неспецифическим методам, дающим кратковременный эффект, относятся кортикостероидная терапия с использованием короткими курсами местно (мази, капли, ингаляции, порошки). Назначаются и антигистаминные препараты. Для лечения грибковых аллергических заболеваний дыхательных путей успешно применяют: йодистые препараты, растворы генцианового фиолетового, сульфаниламиды, нистатин, леворин, микогептин, амфотериции-В, декамин, хинозол, флавофунгин, гриземин, анкотил, низорал и растворы буры в глицерине. Лекарственная терапия оказалась весьма эффективной при грибковых поражениях дыхательных путей. Медикаментозная терапия, активно ликвидируя инфекционный процесс, редко приводит к гипосенсибилизации. При повторном попадании грибов на слизистую оболочку носа может возникнуть рецидив заболевания.

Более эффективным методом гипосенсибилизации на сегодняшний день остается иммунотерапия специфичными аллергенами. Для специфического лечения грибковых аллергических заболеваний аллергены обычно вводят подкожно или внутрикожно. Широкому распространению этого классического метода гипосенсибилизации препятствуют обострения заболевания и осложнения, которые встречаются при грибковой аллергии в среднем в 20% случаев. Эффективным в иммунотерапии является местное применение грибковых аллергенов.

В фазе ремиссии заболевания наиболее эффективным оказался метод локального нанесения аэрозолей этиологически специфичных аллергенов грибов на «шоковый» орган (нос, бронхи). При аллергическом рините хороший и отличный результат получен у 65% больных. Клиническое улучшение сопровождается снижением гиперчувствительности «шокового» органа и повышением титра секреторных IgA.

Аллергия на грибы

Грибы, как известно с давних времен, могут быть причиной аллергических заболеваний, однако первое научное исследование в этом направлении провел Storm van Leeuwen лишь около 30 лет тому назад.

По данным ряда авторов, аллергия к грибам среди атонических заболеваний составила 3-57%, среди больных ринитом и бронхиальной астмой — до 78,5%. Роль аллергена-носителя выполняют споры грибов, которых вырабатывается намного больше, чем пыльцы высших растений. Было подсчитано, что за один вегетативный период высокоорганизованные виды грибов могут вырабатывать очень много спор. Среди 100 000 видов грибов только приблизительно 50 идентифицированы как возбудители аллергических заболеваний.

Виды грибов. Известны 4 основные класса грибов, ответственных за сенсибилизацию организма.

1. Фикомицеты (Phycomycetes). К этому классу относятся возбудители микозов человека (фикомикозы), патогенные формы для растений и животных, кроме того, грибы, вызывающие образование плесени на пищевых продуктах. Их обнаруживают в воде и почве. К последней группе относят Rhizopus и Mucor, которые наиболее интересны с точки зрения аллергологии. Фикомицеты присутствуют и в домашней пыли.

2. Аскомицеты (Ascomycetes). Данное название происходит от слова ascus (мешок, содержащий споры). Обычно каждый такой мешочек содержит 8 спор. Аскомицеты — это прежде всего сапрофиты, обитающие в почве. Отдельные виды вызывают заболевания растений и животных. К этим грибам относятся также трюфели и дрожжи. Как возбудители аллергии особую опасность представляют Chaetomium и Neurospora.

3. Базидиомицеты (Basidiomycetes) отличаются высоким спорообразованием и составляют значительную часть воздушного планктона. Для данного класса характерны образование базидий (утолщенные структуры) и переплетение между гифами гриба. Базидиальные грибы — это возбудители болезней растений (головня). Некоторые из них вызывают сенсибилизацию организма человека, к ним относятся Lycoperdaceae и Merulius.

4. Несовершенные грибы (Fungi imperfecta), дейтеромицеты. Название объясняется тем, что не представляется возможным обнаружить фазу размножения этих грибов, их споры также входят в состав аэропланктона. Среди патогенных для человека форм особое место принадлежит возбудителям кандидоза: Botrytis, Fusarium, Alternaria, Helminthosporium, Geotrichum, Penicillium и Aspergillus. Описан целый ряд и других патогенных видов.

В результате детального исследования 100 проб воздуха Bulmer установил частоту встречаемости разных видов грибов и расположил их в нисходящей последовательности: 1 — Alternaria, 2 — Hormodendrum, 3 — Askosporen, 4 — Aspergillus, 5 — Basidiosporen, 6 — Fusarium, 7 — Helminthosporium, 8 — Penicillium, 9 — Phoma, 10 — Pullilaria, 11 — Stemphylium, 12 — дрожжи. Выявляемые у больных антитела к Alternaria и Aspergillus могут присутствовать в низких титрах в сыворотках здоровых лиц.

Для обнаружения в воздухе спор грибов используют следующие методы:

— исследование соответствующего объекта-носителя, на котором под микроскопом обнаруживают споры; их количество подсчитывают и морфологически определяют вид грибов;

— культивирование на питательной среде проб воздуха (15-минутная экспозиция чашек Петри в загрязненной атмосфере) с последующей идентификацией образующихся колоний. Методы имеют ограничение: не все виды грибов успешно
культивируются, и поэтому результат не отражает истинное число спор; короткая экспозиция не позволяет оценить содержание спор в течение дня.

Аллергены. Установлено, что некоторые виды грибов содержат как группо-, так и видоспецифические антигены.

Количественный и качественный анализ довольно сложен, так как зависит от условий культивирования (среда, температура, атмосфера), от штамма и источника исследуемого материала (споры, мицелий, культуральная среда). При ингаляции споры играют решающую роль. У Alternaria споры содержат особый по сравнению с мицелием аллерген, у Aspergillus, наоборот, в мицелии обнаруживают самую высокую активность аллергена. Эти факты объясняют зачастую противоречивые литературные данные. Спектр аллергенов довольно широк. Метод иммуноблоттинга позволяет распознать сложную сенсибилизацию, отчасти индивидуального характера, когда аллерген представлен более чем 25 IgE-связывающими фракциями. Выраженное антигенное сходство установлено между разными видами одного класса, например Aspergillus. У Alternaria и Stemphylium с помощью CIE-техники обнаружено 10 общих полос.

Возможность контакта с аллергеном создается, во-первых, в домашних условиях. Домашняя пыль содержит миллиарды спор. Их обнаруживают в обивке мягкой мебели, спальных принадлежностях, коврах. Этому способствует сырость в помещении, обычно на кухне, в ванной, гараже, подвале. Кроме того, контакт с аллергеном возможен как во время сельскохозяйственных работ, в саду, так и на отдыхе, например в лесу. Опасность возникает и при использовании некоторых продуктов питания (сыр, творог, кислое молоко, пряности), а также напитков (пиво, вино, кефир). И, наконец, риск развития аллергических заболеваний значительно усиливается у лиц, занятых на предприятиях химической и фармацевтической промышленности, внедряющих методы биотехнологии.

Диагностика включает в первую очередь данные анамнеза. При постановке кожных проб используют экстракты Aspergillus, Botrytis, Cephalosporium, Chaetomium и т. д. Необходимую тест-концентрацию получают при разведении экстракта 1 : 100.

Нередко наблюдают поливалентную сенсибилизацию, опосредованную разными видами грибов. Из этого следует сделать практические выводы: как минимум целесообразно тестировать Alternaria и Hormodendrum; другая группа объединяет Helmin-thosporium, Aspergillus, Penicillium, Fusarium и Rhizopus. В особых случаях ограничиваются Stemphylium, Phoma и Candida.

Химическая природа аллергенов грибов еще недостаточно изучена. Для Aspergillus niger и Penicillium frequentans была определена молярная масса около 40 К. У сенсибилизированных лиц обычно констатируют раннюю фазу реакции в виде крапивницы. Candida приводит часто к сенсибилизации Т-клеточного типа. У атопиков нередко выражена продукция реагинов, которая при постановке кожных проб способствует ослаблению реакции замедленного типа. Реакцию Артюса наблюдают прежде всего в связи с аллергическим альвеолитом. Неспецифическая активация комплемента различными компонентами грибов может вызвать ложноположительную реакцию.

Основные клинические проявления: ринит, конъюнктивит, аллергический альвеолит, поражение желудочно-кишечного тракта, дерматомикозы.

Одна из эффективных мер терапии (профилактики) — устранение контакта с аллергеном. Этому способствует применение специальной маски, аспиратора, что особенно важно в условиях профессиональной деятельности, связанной с грибами. При аллергии, вызванной дерматофитами, назначают десенсибилизацию, обычно в сочетании с микостатиками.

Аллергия на chaetomium globosum у подростков

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ имени М.В.ЛОМОНОСОВА БИОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

На правах рукописи

ВИДОВОЕ РАЗНООБРАЗИЕ И ХАРАКТЕРИСТИКА ГРИБОВ РОДА СНАЕТОМШМ

Специальность 03.02.12 — «Микология»

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук

Работа выполнена на кафедре микологии и альгологии биологического факультета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова.

Научный руководитель: доктор биологических наук, профессор

Прохоров Владимир Петрович Официальные оппоненты: доктор биологических наук, в.н.с.

Марфенина Ольга Евгеньевна доктор биологических наук, профессор Бибикова Маргарита Васильевна

Всероссийский НИИ лесоводства и механизации лесного хозяйства (ВНИИЛ)

Защита состоится 13 апреля 2011 года в 15 час. 30 мин. на заседании Диссертационного совета Д 501.001.46 по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата биологических наук при Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова по адресу: 119991 Москва, Ленинские горы, д. 1, стр. 12, МГУ имени М.В. Ломоносова, Биологический факультет, аудитория М-1, тел./факс (495)939-39-70.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Биологического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова.

Отзывы (в двух экземплярах) просим направлять по адресу: 119991 Москва, ГСП-1, Ленинские горы, д. 1, стр. 12, МГУ, Биологический факультет, Кафедра растений, ученому секретарю Диссертационного совета Д501.001.46. Факс (495) 939-39-70.

Автореферат разослан_2012 г.

Ученый секретарь Диссертационного совета,

Кандидат биологических наук М.А. Гусаковская

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Род Chaetomium является одним из наиболее крупных среди аскомицетов. Большинство представителей рода -сапротрофы, обитающие на разлагающихся остатках растительного происхождения, семенах, в ризосфере, на помете животных, в почве и в водоемах (Черепанова, 1089; Bockhary, Parvez, 1995; Lorenzo 1998; Прохоров, Армейская, 2001; Piontelli et al., 2006; Линник, Прохоров, 2008).

В связи со способностью разрушать различные материалы и изделия, содержащие целлюлозу, виды р. Chaetomium представляют интерес как биодеструкторы, вызывающие порчу продуктов пищевой и текстильной промышленности, предметов изобразительного и прикладного искусства и книг в книгохранилищах (Ребрикова, Сизова, 1975; Нюкша, 1994; Fogle et al., 2007). Грибы p. Chaetomium представляют интерес в качестве потенциальных агентов биологического контроля, продуцентов перспективных целлюлозолитических ферментов, а также как источник новых метаболитов в фармакологической промышленности и сельском хозяйстве (Nielsen et al., 1999; Wicklow, Gloer, 1999; Burtseva et al., 2000; Abbott, 2002; Ohtsuki et al, 2003; Saito et al., 2003; Strobel et al., 2003; Gao et al. 2005, Sun et al, 2006; Fogle et al, 2007, 2008; Kapoor et al, 2010; Deshmukh et al, 2010).

Аскомицеты p. Chaetomium являются удобной моделью для исследования стадий и характера разрушения различных целлюлозосодержащих материалов, в том числе бумаги, тестирования биоцидных препаратов, изучения развития сообществ, образуемых микромицетами, бактериями и беспозвоночными животными.

Видовая идентификация грибов р. Chaetomium представляет значительные трудности, существует множество спорных и неоднозначных моментов в его систематике. Исследования видового разнообразия грибов р. Chaetomium на территории России немногочисленны (Сергеева, 1956; Черепанова, 1989).

Цель работы: изучение видового разнообразия, культурально-морфологических и биодеструктивных характеристик грибов р. СЬ.ае1отшт. Для выполнения этой цели были поставлены следующие задачи:

1. Исследование видового разнообразия р. СНаеШтшт в образцах помета и растительных остатков, собранных на территории России и сопредельных стран.

2. Анализ представленности видов р. СИаеШтшт в образцах.

3. Создание коллекции изолятов р. СИае^тшт.

4. Изучение морфолого-культуральных характеристик изолятов на стандартных средах СА и КГА.

5. Оценка биодеструктивных свойств изолятов р. Скае^тшт.

6. Изучение и оценка развития грибов р. САае/от/ит на реставрационной бумаге.

7. Исследование влияния препаратов с наночастицами серебра марки А£Бион на деструктивные свойства грибов р. ОгаМотшт и подбор наиболее эффективного из них для защиты реставрационной бумаги.

Научная новизна и практическая значимость. Впервые был проведен комплексный анализ морфолого-культуральных и биодеструктивных характеристик видов р. Оше^тшт, обнаруженных на территории России, и изучено их распространение, в первую очередь в Московской области. Получены данные по качественному и количественному составу р. С(1ае(отшт преимущественно на помете животных.

Впервые исследовано развитие видов р. Огаеготшт на разных типах реставрационной бумаги, установлены критерии, по которым можно сравнивать интенсивность развития плодовых тел аскомицетов на этих материалах, что важно для адекватной оценки биостойкости бумаги и разработки методов ее защиты от сумчатых мицелиальных грибов.

Впервые изучено влияние новой группы перспективных биоцидов с наночастицами серебра А§Бион на деструктивные свойства грибов р.

Chaetomium, что имеет важное практическое значение для защиты целлюлозосодержащих материалов, и открывает путь к дальнейшим исследованиям способов обработки, хранения, защиты с применением новых препаратов.

Апробация работы. Результаты исследований докладывались на IV Международной конференции молодых ученых «Биоразнообразие. Экология. Адаптация. Эволюция» (Одесса, 16-19 сентября 2009 г.); на IV Международной научно-практической конференции, 20-22 октября 2009 г. «Сохранность и доступность культурных и исторических памятников. Современные подходы» (Санкт-Петербург, 2010г.); на заседании кафедры микологии и альгологии МГУ им. М.В. Ломоносова в 2011 г.

Публикации. По теме диссертации опубликовано 7 печатных работ, из них 4 статьи в издательствах, рекомендованных ВАК.

Объем и структура работы. Диссертация состоит из введения, обзора литературы, экспериментальной части, включающей описание материалов, методов и результатов работы, выводов. Диссертация изложена на 194 страницах, содержит 69 иллюстраций (рисунки, таблицы). Список литературы включает 150 источников.

Глава I. Обзор литературы

В обзоре литературы приведены сведения по распространению, систематике, эколого-физиологическим характеристикам грибов р. Chaetomium, их значению в природе и жизни человека, а также описаны методы выделения и культивирования этих аскомицетов.

Глава II. Материалы и методы

Изучение видового разнообразия грибов p. Chaetomium проводили при помощи стандартного метода влажных камер (Keyworth, 1951). Всего исследовано 630 образцов помета и растительных остатков из материалов, хранящихся на кафедре микологии и альгологии МГУ им. М.В. Ломоносова.

Большая часть исследованных образцов представлена пометом травоядных животных (535 образцов), в первую очередь копытных (364 образца). Кроме того, было исследовано 44 образца растительных остатков и 2 образца пораженных грибами архивных документов. Места сбора образцов отмечены на карте (рис. 1).

Анализ представленности видов р. Скае(от1ит в образцах проводили в три этапа: 1) оценка видового состава во всех исследованных образцах; 2) анализ по субстратам; 3) анализ по всем регионам, и отдельно по Московской области; 4) анализ совместно произрастающих во влажных камерах видов р. СИаеЮтшт и оценка сопряженности видов. Общую встречаемость вида определяли по отношению числа образцов с данным видом к общему числу образцов с грибами р. Скае1отшт. Встречаемость вида на данном субстрате оценивали по отношению числа образцов с этим видом к общему числу образцов субстрата. Коэффициент сопряженности вычисляли по формуле

видов (критическое значение ^ = 3,84), а — число влажных камер, где обнаружен 1-ый вид; b — число влажных камер, где обнаружен 2-ой вид; с -число влажных камер, где не обнаружен 1-ый вид; d- число влажных камер, где не обнаружен 2-ой вид; N — общее число исследованных влажных камер (Миркин и др., 1989). Сопряженность рассчитывали для тех видов, которые наиболее часто развивались во влажных камерах совместно. Обсчет данных производили в программе Microsoft Office Excel 2007.

Получение и условия хранения изолятов p. Chaetomium. Для получения чистых культур проводили отсев массы аскоспор, вышедших из устья зрелого перитеция, на питательную среду (СА, среда Чапека с бумагой, КГ А) с антибиотиком (2 мл 4% гентамицина сульфата на 500 мл среды). Культуры хранили на косяках при комнатной температуре.

где К — коэффициент сопряженности видов; % — критерий сопряженности

Рис. 1. Места сбора образцов (цифрами отмечено количество исследованных образцов с каждой территории)

Исследование морфолого-культуральных характеристик изолятов р. СИаМотшт включало сравнительный анализ морфологии плодовых тел, динамики скорости роста и макроморфологии колоний 31 изолята 19 видов р. СкаеЮтшт на питательных средах сусло-агар (СА) и картофельно-глюкозный агар (КГА), с добавлением бумаги в качестве источника целлюлозы и без нее. Инокулюм грибов вносили одним уколом в центр чашки Петри, грибы инкубировали при оптимальной температуре 25°С в течение 24 суток. Число повторностей составляло 3-5 чашек.

Деструктивные способности изолятов. Определение степени разрушения бумаги изолятами р. Скае^тшт было проведено с использованием модифицированного метода, описанного у В.И. Билай (Билай, 1972). Исследовано 45 изолятов 19 видов р. СИае1отшт. Образцы бумаги размером 50 х 15 мм помещали в чашки Петри со средой Чапека без сахарозы, по два образца на чашку, инокулюм вносили в центр чашки и инкубировали их при температуре 25°С в течение 3 недель. Степень деструкции бумаги грибами оценивали по потере массы образцов после инкубирования. Число повторностей составляло 10-16 образцов. В качестве целлюлозосодержащего материала использовали акварельную бумагу, т.к. она достаточно плотная, гигроскопичная и удобная для очистки от плодовых тел грибов.

Для оценки развития грибов на реставрационной бумаге

использовали 5 типов бумаги, часто применяемой при реставрационных работах — японская КОги, массой 9 г/м2 (далее как японская); реставрационная ЦНИИБ, беленая, массой 70 г/м2, и тонированная, массой 77 г/м2 (далее как правдинская 1 и правдинская 2, соответственно); форзацная, массой 120 г/м2; микалентная, массой 20 г/м2.

В качестве тест-культур использовали активно образующие плодовые тела изоляты видов С. сосММйез С1, С2 и С. globosum СИ, выделенные из растительных остатков и пораженных архивных документов. Грибы инокулировали методом прямого посева в центр чашки Петри с минеральной

средой Чапека и двумя стерильными образцами бумаги размером 50 х 20 мм. Визуальную оценку развития колоний и сравнительный анализ интенсивности обрастания бумаги плодовыми телами проводили через 2 недели. Интенсивность обрастания определяли экспериментально путем подсчета среднего количества плодовых тел на 1 см2 каждого образца бумаги. Активность развития плодовых тел грибов на образцах оценивали по отношению интенсивности обрастания к удельной массе бумаги. Т.е. чем выше это отношение, тем ниже устойчивость бумаги к грибам и выше активность развития их плодовых тел на ее поверхности.

Оценка влияния препаратов AgБиoн на деструктивные свойства грибов р. СЯае^тшт. Было изучено влияние 3 препаратов марки АдБион представляющих собой 0,045% растворы наночастиц серебра в разных растворителях: AgБиoн-l — в изооктане; AgБиoн-2 — в воде; А§Бион-3 — в смеси воды и этилового спирта (1 : 1). Наночастицы имеют сферическую форму и размер 9-15 нм. Образцы бумаги предварительно выдерживали в 5% растворах препаратов и, для контроля, в соответствующих растворителях. Действие препаратов оценивали по потере массы бумаги способом, примененным для изучения биодеструктивных способностей изолятов. Повторность для каждого раствора составляла 10 чашек. В качестве тест-культуры использовали изолят С. сос/г/юи/ез С1.

С целью исследования влияния препарата AgБиoн-2 на деструктивные свойства грибов р. СИаМотшт в отношении реставрационной бумаги использовали препараты с концентрацией действующего вещества 10^% (5% раствор исходного препарата) и 2> 3,84 виды сопряжены, и в этом случае был рассчитан коэффициент сопряженности К. Для пары С. cochlio > 3,84, К = 27,0%; для видов С. тигогит и С. bostrychodes х2=25,64> 3,84, К=17,1%.

Потеря массы образцов бумаги, %

Рис. 5. Степень разрушения акварельной бумаги изолятами р. Chaetomium: Csenl-10 — С. senegalense; Colivl-10 -С. olivaceum; Ctrill-10, Ctril2-10 — С. trilaterale; Cciml-10, Ccun3-10 — C. cuniculorum; Cbos6-10, Cbos2-l 1, Cbosl-11 — C. bostrychodes; Canahl-10 — C. anahelicinum, Cgangl-10 — C. gangligerum, Cm2-10, Cm2-09 — C. murorum; Cpl-10 — C. perluc >

Таким образом, две последние пары видов были сопряжены, однако их совместная встречаемость была невысокой и составляла менее 30%.

3.3. Коллекция изолятов р. Chaetomium. Из влажных камер с поверхности растительных остатков и помета было выделено и включено в коллекцию культур аскомицетов кафедры микологии и альгологии биологического факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова (МГУ) 73 изолята 19 видов р. Chaetomium.

3.4. Морфолого-культуральная характеристика изолятов р. Chaetomium. Макроморфология и динамика скорости роста колоний, и строение плодовых тел 31 изолята 19 видов р. Chaetomium были исследованы на стандартных средах CA и КГА с бумагой и без нее. В результате отмечено, что добавление бумаги, как дополнительного источника углеродного питания, в питательную среду не оказывало заметного влияния на развитие колоний грибов. Для изучения морфологии плодовых тел видов р. Chaetomium среда КГА оказалась более удобной по сравнению с CA. Однако CA, в отличие от КГА, можно использовать для выявления пигментации, являющейся хорошим дополнительным идентификационным признаком вида С. trilaterale.

По скорости роста были выделены 2 группы грибов р. Chaetomium. В первую группу вошли изоляты видов с быстрорастущими колониями, достигающие 45 мм в диаметре в течение 10 дней, — С. cochlioides, С. globosum, С. rectum, С. olivaceum, С. tenuissimum, С. elatum, С. dolichotrichum, С. fuñicóla, С. fibripilium, Chaetomium sp. (Cspl-11). Во вторую группу, представленную умеренно растущими видами, достигающими 45 мм в течение 16-20 дней, вошли С. anahelicinum, С. bostrychodes, С. cuniculorum, С. atrobrunneum, С. gangligerum, С. тигогит, С. perlucidum, С. subspirale, С. senegalense, С. trilaterale.

Макроморфология колоний была сходна у изолятов одного вида. Однако выявлена внутривидовая и индивидуальная (внутри одного изолята) вариабельность в строении плодовых тел. Внутривидовая вариабельность

отмечена у вида С. bostrychodes, в частности изолят Cbos2-l 1 не формировал характерных спирально-закрученных волосков и отличался более вытянутыми плодовыми телами. Индивидуальная вариабельность терминальных придатков была ярко выражена у изолятов С. fuñicóla, которые формировали зрелые перитеции как с характерной развитой сетью вторичных дихотомически разветвленных придатков, так и преимущественно с первичными прямыми игловидными волосками, без сети.

Среди исследованных видов р. Chaetomium было выделено 2 группы, разграничение внутри которых на основании только морфологических и культуральных признаков достаточно затруднительно. Внутри каждой группы виды различались между собой по строению терминальных придатков, форме и размерам аскоспор, средним размерам плодовых тел. Первая группа была представлена 2 близкими видами С. fuñicóla и С. dolichotrichum, а вторая, более крупная, объединяла С. globosum, С. cochlioides, С. olivaceum, С. rectum и С. tenuissimum. Возможно, виды с морфологическими признаками соответствующими С. dolichotrichum следует рассматривать как одну из морфологических форм широко вариабельного вида С. fuñicóla, тогда как С. cochlioides, С. olivaceum, С. rectum, С. tenuissimum, вероятно, следует рассматривать, как разные морфологические формы широко вариабельного вида С. globosum. Для уточнения их систематического положения, установления филогенетических связей внутри каждой из этих групп необходимо комплексное исследование с применением методов сравнительной морфологии и молекулярной генетики.

3.5. Деструкция бумаги изолятами р. Chaetomium. По активности разрушения образцов бумаги изоляты р. Chaetomium были разделены на 3 группы — слабые, средние и сильные биодеструкторы, разрушавшие бумагу менее чем на 35%, на 35-60% и более чем на 60%, соответственно (рис. 5).

Степень разрушения бумаги грибами значительно варьировала в зависимости от индивидуальных характеристик изолятов, и была

максимальной у изолятов С. dolichotrichum Cdoll-10 и С. rectum С6, разрушавших образцы бумаги в среднем на 78,7% и 78,6%, соответственно.

По характеру колонизации образцов виды были разделены на 4 группы. К первой отнесены виды С. rectum, С. globosum и С. cochlioides, С. fibrípilium, С. gangligerum и изолят Cdoll С. dolichotrichum, плодовые тела которых обильно обрастали поверхность бумаги. Ко второй группе принадлежало большинство изолятов С. fuñicóla и С. dolichotrichum, С. trilaterale, С. pulchellum (Cpull-11), С. fusisporale (Cfusl-10) и Chaetomium sp. (Cspl-10), которые образовывали многочисленные плодовые тела и одновременно активно развивали поверхностный мицелий. В третью группу вошел изолят Celat2-10 С. elatum, образующий преимущественно поверхностный мицелий. И, наконец, к четвертой группе были отнесены виды С. cuniculorum, С. bostrychodes, С. senegalense, С. anahelicinum, С. tenuissimum, С. olivaceum и С. тигогит, слабо развивающие мицелий и плодовые тела непосредственно на образцах бумаги. Изоляты, первых двух групп отличались высокой активностью деструкции бумаги и разрушали образцы более чем на 50% (рис. 5). Изоляты четвертой группы, напротив, обладали слабыми биодеструктивными способностями.

Таким образом, характер колонизации образцов бумаги и степень ее разрушения грибами р. Chaetomium оказались взаимосвязаны. Виды, активно образующие многочисленные плодовые тела на поверхности бумаги, представляют серьезную опасность, поскольку их аскоспоры долгое время могут сохранять жизнеспособность и прорастать при благоприятных условиях, распространяясь на новые, не зараженные объекты. Как показали результаты наших исследований, колонии р. Chaetomium развивались при инкубировании образцов помета, хранившихся в коллекции, начиная с 1980г., т.е. они сохраняли жизнеспособность не менее 30 лет. К активно образующим плодовые тела видам относились С. cochlioides, С. globosum, С. fibripilium, С. rectum, С. dolichotrichum.

3.6. Развитие на реставрационной бумаге грибов р. СИаМотшт. Как

показано выше, активно образующие плодовые тела непосредственно на поверхности бумаги виды сумчатых грибов, представляют большую опасность для реставрационных объектов, музейных экспонатов и архивных документов. Образуя видимые поверхностные налеты, они разрушают субстрат и вызывают изменение его внешнего вида. Поэтому было изучено развитие на реставрационной бумаге активно образующих перитеции изолятов С. §1оЬотт С11, С. сосЫтйез С1 и С2, выделенных из образцов растительных остатков и зараженных архивных документов.

В результате проведенного исследования было показано, что отношение интенсивности обрастания плодовыми телами бумаги к ее удельной массе выше у тонкой и легкой бумаги (японской и микалентной) по сравнению с плотной и тяжелой бумагой (правдинской и форзацной) (табл. 3). При этом количество плодовых тел было выше на образцах плотной и тяжелой бумаги. Таким образом, более сильное обрастание плодовыми телами поверхности материала не всегда связано с более высокой устойчивостью этого материала к грибам. Тонкая бумага, с небольшой удельной массой до 20 г/м2, оказалась менее устойчивой к грибам р. СИае1отшт, чем плотная бумага, с удельной массой более 70 г/м2, несмотря на более сильное обрастание плодовыми телами поверхности последней (табл. 3).

Таблица 3. Показатели по обрастанию изолятами С1, С2 и С11 бумаги

Наименование Удельная Интенсивность Отношение интенсивности

бумаги масса, обрастания (число обрастания к массе бумаги

г/м2 плодовых тел на 1 см2) (число плодовых тел на 1 г)

С1 С2 СИ С1 С2 С11

японская 9 58.7 50.0 74.0 65.6 55.6 82.2

правдинская 1 70 144.3 108.5 200.8 20.6 15.5 28.7

правдинская 2 77 149.6 77.8 181.1 19.4 10.1 23.5

форзацная 120 224.6 215.8 200.0 18.7 18.0 16.7

микалентная 20 69.1 87.6 125.0 34.6 43.8 62.5

3.7. Подбор препарата марки AgBnon для защиты бумаги от грибов p. Chaetomium. По сведениям Ю.П. Нюкши, виды p. Chaetomium являются обычным компонентом микробиоты книгохранилищ и относятся к наиболее распространенным и часто встречаемым на бумаге книг грибам, наряду с видами родов Pénicillium, Aspergillus, Stachybotrys, Cladosporium и некоторыми другими (Нюкша 1974; Ребрикова, Сизова, 1975), и, следовательно, представляют интерес при тестировании новых препаратов. Наиболее распространенным способом защиты и профилактики поражения бумажных документов и музейных объектов является обработка хранящихся материалов различными химическими веществами (Смолкина, 1974; Нюкша,1994; Дмитриева и др., 2009). Одной из серьезных проблем в области защиты от биоповреждений является способность микроорганизмов, в том числе грибов, вырабатывать устойчивость к большинству известных препаратов (Wright, Sutherlanda, 2007; Крутяков и др., 2008). В настоящее время, благодаря активному развитию нанотехнологий, появилась возможность изготавливать препараты с наночастицами серебра, что открыло новые перспективы в области биологической защиты. Однако отсутствуют сведения о действии этих препаратов на сумчатые грибы, образующие плодовые тела на поверхности бумаги.

В результате исследования биоцидной активности 5% растворов трех препаратов AgBiioit (AgBnoii-l, AgEnoH-2, АцБион-3) в отношении изолята Cl С. cochlioides была отмечена зависимость их действия от использованного растворителя (рис. 6). Потеря массы бумаги, обработанной раствором препарата AgBnon-2, составила в среднем 13,3%, в то время как разрушение бумаги, обработанной только растворителем (водой), составило 46,9%. Действие растворов AgBnon-1 и AgBnoH-3 практически было сопоставимым с влиянием растворителей — изооктана и спирта с водой (1:1) без наночастиц серебра. Потеря массы бумаги, обработанной этими растворителями, в результате повреждения грибами, достигала 26-29%. Очевидно, спирт и изооктан сами по себе ингибировали рост грибов p. Chaetomium на бумаге.

потеря массы образцов бумаги,% 50 45 40 35 30 25 20 15 10 5 0

вода АдБион-2 спирт.вода АдБион-3 изооктаи АдБион-1

Рис. 6. Разрушение бумаги, обработанной препаратами А§Бион (вертикальной линией обозначено стандартное отклонение, п=10)

Таким образом, из трех исследованных препаратов наиболее сильным фунгицидным действием на грибы р. Скае1отшт обладал 5%-ый водный раствор AgБиoн-2. Поэтому дальнейшая работа по защите реставрационной бумаги с разными характеристиками была проведена с использованием этого препарата.

Влияние препарата AgБиoн-2 на устойчивость реставрационной бумаги к грибам р. Скае1отшт. При биоцидной обработке реставрируемых материалов, в частности бумаги, как правило, применяют препараты с минимальной концентрацией 1-5% (Нюкша, 1994). Поэтому при тестировании действия А§Бион-2 на грибы р. СкаеЮпйит были использованы 1 и 5% водные растворы исходного препарата. Концентрация действующего вещества в них составила 10^% и 2х10″5%, соответственно, т.е. в 10000 раз меньше, чем у подавляющего большинства известных биоцидов (Дмитриева и др., 2009).

В результате исследования было показано, что 1% раствор AgБиoн-2 практически не оказывал влияния на устойчивость всех тестируемых образцов бумаги к грибам р. СИаеЮтшт, и в течение 2 недель гриб

формировал многочисленные плодовые тела на поверхности всех обработанных образцов реставрационной бумаги (табл. 4).

Таблица 4. Устойчивость бумаги, обработанной растворами AgBnoH-2

Наименование Устойчивость бумаги к С. cochlioides С1, баллы

бумаги 5% AgBHOH-2 1% AgEnoii-2 Вода

японская 1 0-1 0

правдинская 1 4 0-1 0

правдинская 2 4 0-1 0

форзацная 3-4 2 0

микалентная 2 0-1 0

акварельная 4 0 0

Наиболее эффективное биоцидное действие в отношении изолята С. cochlioides С1 оказывал 5%-й раствор AgEnoií-2. Полное подавление роста и развития гриба было отмечено на образцах тяжелой и плотной правдинской 1 и 2, и акварельной бумаги (табл. 5). На образцах форзацной бумаги отмечено образование лишь незначительного числа плодовых тел гриба. Однако 5%-й раствор этого препарата вызывал слабое подавление развития гриба на образцах тонкой японской и микалентной бумаги, характеризующихся небольшой удельной массой.

Виды р. Chaetomium широко распространены в природе не только как сапротрофы на растительных остатках, но и как важный функциональный компонент копротрофных сообществ. Встречаемость грибов р. Chaetomium на помете животных в среднем составляет 50%. Таким образом, помет животных является удобным субстратом для обнаружения и исследования этих аскомицетов. Виды С. globosum, С. cochlioides, С. fuñicóla, С. dolichotrichum, С. тигогит, С. bostrychodes являются обычными, часто встречаемыми и повсеместно распространенными на широком спектре субстратов, в частности помете животных из различных групп -зайцеобразных и грызунов, копытных, хищников и птиц.

Все исследованные виды р. Chaetomium колонизировали и вызывали деструкцию бумаги. По активности разрушения этого материала их можно дифференцировать на три группы — слабые, средние и сильные биодеструкторы. Значительные потери массы бумаги вызывали изоляты видов, формировавшие многочисленные плодовые тела непосредственно на поверхности образцов бумаги, в частности С. globosum, С. cochlioides, С. rectum, С. dolichotrichum и С. fibripilium. Такие виды образуют трудно очищаемые поверхностные налеты, вызывают окрашивание и портят внешний вид материала и, следовательно, представляют наиболее серьезную опасность для сохранности архивных документов и музейных ценностей, и создают значительные трудности для их качественной реставрации. Аскоспоры грибов р. Chaetomium сохраняют жизнеспособность не менее 30 лет, и при благоприятных условиях могут прорастать, вызывая вторичное заражение материала и распространяясь на новые объекты.

Препарат с наночастицами серебра А§Бион-2 является перспективным для защиты архивных документов и реставрационных объектов от грибов р. Chaetomium и других микроорганизмов при концентрациях действующего вещества в 10000 раз более низкой по сравнению с традиционными биоцидами. Эти результаты соответствуют ранее полученным данным для анаморфных грибов (Дмитриева и др., 2009). Однако при обработке бумаги важно учитывать ее технические характеристики. По результатам исследования для защиты тонкой бумаги от поражения сумчатыми грибами р. Chaetomium необходимо использовать растворы AgBnoH-2, с концентрацией исходного препарата более 5%. Для включения AgEHOH-2 в практику профилактических и дезинфекционных мероприятий в архивах, музеях, библиотеках, и в практику реставрационных работ, необходимы дальнейшие более объемные лабораторные и натурные исследования по подбору способов и методик использования этого препарата, с учетом специфики и особенностей материалов, а также по определению сроков сохранения их биоцидных свойств.

1. В исследованных образцах на территории России и сопредельных стран обнаружено 19 видов p. Chaetomium и создана коллекция, включающая 73 изолята 19 видов p. Chaetomium. Доминирующими видами были С. globosum, С. cochlioides и С. тигогит.

2. Впервые для микобиоты России отмечены виды С. trilaterale (Ростовская область), С. fibripilium и С. subspirale (Московская область), С. senegalense (Московская и Рязанская области).

3. Видовое разнообразие p. Chaetomium более высокое на помете диких животных (лося, зайца) по сравнению с пометом домашних (козы, коровы, лошади).

4. Для изучения морфологических особенностей плодовых тел видов p. Chaetomium КГА является более удобной средой, чем СА. Однако СА может быть использована для выявления пигментации у С. trilaterale.

5. Активность разрушения бумаги 45 изолятами 19 видов р. Chaetomium варьировала от 10 до 86%. Максимальные биодеструктивные способности были выявлены у изолятов Cdoll-10 С. dolichotrichum и С6 С. rectum.

6. Характер развития видов p. Chaetomium на бумаге и степень ее разрушения взаимосвязаны — сильные биодеструкторы активно образуют плодовые тела и мицелий, тогда как слабые практически не формируют плодовых тел непосредственно на поверхности образцов.

7. Легкая и тонкая реставрационная бумага (до 20 г/м2) менее устойчива к грибам p. Chaetomium, чем тяжелая (более 70 г/м2), несмотря на более слабое обрастание плодовыми телами.

8. Водный раствор препарата AgBnon-2 является эффективным для защиты плотной и тяжелой бумаги (более 70 г/м2) от обрастания грибами р. Chaetomium при концентрации действующего вещества 10″4%, а для тонкой и легкой бумаги необходима более высокая концентрация препарата.

СПИСОК ПУБЛИКАЦИЙ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

Статьи, опубликованные в журналах, рекомендованных ВАК для публикации основных положений по теме диссертации.

1. Дмитриева М.Б., Чмутин И.А., Яровая М.С., Линник М.А. Определение фунгицидной активности препаратов на основе наночастиц серебра // М. 2009. Нанотехника. №4 (20). С. 45-51.

2. Прохоров В.П., Линник М.А. Морфолого-культуральные и биодеструктивные характеристики видов Chaetomium // Вестник МГУ. Сер. 16. Биология. 2011. № 3. с. 17-24.

3. Прохоров В.П., Линник М.А. Морфолого-культуральные характеристики и биодеструктивные свойства изолятов разных видов рода Chaetomium //Бюл. МОИП. Отд. Биология. 2011. Вып. 6. С. 58-63.

4. Линник М.А., Прохоров В.П., Дмитриева М.Б. Биостойкость бумаги и подбор препарата с наночастицами серебра для ее защиты от плесневых поражений // М. 2011. Отечественные архивы. Т.4. С. 30-38.

Список тезисов докладов на конференциях:

5. Линник М.А., Прохоров В.П. Виды рода Chaetomium Подмосковья и их характеристика // М. 2008. Сов. Мик. в России. Т. 2. С. 76.

6. Linnik М.А., Prokhorov V.P. Chaetomium species of Moscow region // Materials of IV Intern. Young Scientists conference. «Biodiversity. Ecology. Adaptation. Evolution». Odesa. 2009. P. 39-40.

7. Дмитриева М.Б., Линник М.А. Комплексная диагностика биоповреждений и нетрадиционные способы защиты целлюлозосодержащих материалов // С.-Петербург. 2010. Мат. IV Международной научно-практической конференции, 20-22 октября 2009 г. «Сохранность и доступность культурных и исторических памятников. Современные подходы». С. 273-283. .

Подписано в печать 06.03.2012 Формат 60×88 1/16. Объем 1.0 п.л. Тираж 75 экз. Заказ № 1188 Отпечатано в ООО «Соцветие красок» 119991 г.Москва, Ленинские горы, д.1 Главное здание МГУ, к. А-102

Текст научной работы Диссертация по биологии, кандидата биологических наук, Линник, Мария Александровна, Москва

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ имени М.В. ЛОМОНОСОВА БИОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

На правах рукописи

ЛИННИК Мария Александровна

ВИДОВОЕ РАЗНООБРАЗИЕ И ХАРАКТЕРИСТИКА ГРИБОВ РОДА СНАЕТОМШМ

Специальность 03.02.12 — микология

Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук

Научный руководитель: Доктор биологических наук, профессор

ГЛАВА I. ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ

1.1. Общая характеристика и распространение грибов

1.2. Исследования по систематике р. СкаеЮттт. 12

1.3. Методы, используемые для выделения и культивирования грибов р. Скае^тшт. 14

1.4. Эколого-физиологические характеристики и значение грибов р.

ГЛАВА II. МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

2.1. Изучение видового разнообразия грибов р. Скаеготтт. 24

2.2. Анализ представленности р. СкаеШтшт в образцах. 29

2.3. Получение и условия хранения изолятов р. Скае^тшт. 30

2.4. Исследование морфолого-культуральных характеристик изолятов р. Скае^тшт. 31

2.5. Оценка деструктивных способностей изолятов р. Скае^тшт.. ..32

2.6. Деструкция реставрационной бумаги грибами р. Скае^тшт. 34

2.7. Оценка влияния препаратов А§Бион на деструктивные свойства

грибов р. Скаеготшт. 35

ГЛАВА III. РЕЗУЛЬТАТЫ И ОБСУЖДЕНИЕ

3.1. Аннотированный список видов р. Скае^ттт. 39

3.2. Представленность видов р. СНа^оттт в образцах. 77

3.2.1. Анализ видового состава р. СкаеШтшт во всех образцах 77

3.2.2. Анализ видового состава р. Скае^тшт по субстратам . 78

3.2.3. Анализ видового состава р. СкаеШтшт по регионам. 83

3.2.4. Совместное развитие видов р. Скае^тшт. 86

3.3. Коллекция изолятов р. Скае^ттт. 89

3.4. Морфолого-культуральные характеристики изолятов

3.5. Деструкция бумаги изолятами р. Chaetomium. 118

3.6. Развитие грибов р. Chaetomium на реставрационной бумаге. 126

3.7. Подбор препарата AgBnoH для защиты бумаги от грибов р. Chaetomium. 129

3.8. Влияние препарата AgBnoH-2 на устойчивость реставрационной

бумаги к грибам р. Chaetomium. 133

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ. 141

ПРИЛОЖЕНИЕ 1. 157

ПРИЛОЖЕНИЕ 2. 170

ПРИЛОЖЕНИЕ 3. 179

ПРИЛОЖЕНИЕ 4. 187

Актуальность темы. Род Chaetomium является одним из наиболее крупных среди аскомицетов. Большинство представителей рода -сапротрофы, обитающие на разлагающихся остатках растительного происхождения, семенах, в ризосфере, на помете животных, в почве и в водоемах (Skolko, Groves, 1953; Lodha, 1964; Hubálek et al., 1973; Webb, Mündt, 1978; Bockhary, Parvez , 1995; Lorenzo, 1998; Прохоров, Армейская, 2001; Piontelli et al., 2006; Линник, Прохоров, 2008). Взаимодействуя с другими организмами, населяющими тот же спектр субстратов, они выполняют деструктивную функцию, а также входят в состав пищевых цепей, являясь источником питания для бактерий, микотрофных грибов, членистоногих и простейших (Skolko, Croves, 1953; Ames, 1961; Hubálek et al., 1973;¡Кириленко, 1978; Webb, Mündt, 1978; Черепанова, 1989; Bockhary, Parvez, 1995; Прохоров, Армейская, 2001).

Представители данной группы грибов являются объектом пристального внимания многих исследователей. В связи со способностью разрушать различные материалы и изделия, содержащие целлюлозу, виды р. Chaetomium представляют интерес как биодеструкторы, вызывающие порчу продуктов пищевой и текстильной промышленности, предметов изобразительного и прикладного искусства и книг в книгохранилищах (Ребрикова, Сизова, 1975; Fogle et al., 2007).

Виды p. Chaetomium интересны как потенциальные агенты биологического контроля, как продуценты перспективных целлюлозолитических ферментов, в биодеградации промышленных материалов, а также как источник новых метаболитов в фармакологической промышленности и сельском хозяйстве. (Eriksen, Goksqyr, 1977; Brewer, Taylor, 1978; Udagawa et al., 1979; Sekita et al., 1981; Di Pietro et al., 1992; Chefetz et al., 1998; Nielsen et al., 1999; Wicklow, Gloer, 1999; Andersen, Nissen, 2000; Maheshwari, Mahalingeshwara, 2000; Burtseva et al., 2000; Abbott, 2002;

Ohtsuki et al., 2003; Saito et al., 2003; Strobel et al., 2003; Gao et al. 2005, Kanokmedhakul et al., 2006, 2007; Sun et al., 2006; Tarafdar, Gharu, 2006; Ghatora et al., 2006; Wijeratne et al., 2006; Fogle et al., 2007, 2008; Yasuhide et al., 2008; El-Gindy et al., 2009; Kapoor et al., 2010; Deshmukh et al., 2010).

Аскомицеты p. Chaetomium являются удобной моделью для исследования последовательности, стадий и характера разрушения различных целлюлозосодержащих материалов, в том числе бумаги, тестирования биоцидных препаратов, изучения развития экосистем, образуемых микромицетами, бактериями и беспозвоночными животными.

Периодически в литературе появляются публикации с описаниями новых видов p. Chaetomium (Soytong, 1990; Xue-Wei, Ru-Yong, 2005; Kubâtovâ, 2006; Chang, Wang, 2008). Однако до сих пор существуют значительные трудности, связанные с видовой идентификацией этих грибов и много; неоднозначных моментов в систематике рода. Исследования видового: разнообразия грибов p. Chaetomium на территории России немногочисленны (Сергеева, 1956; Кириленко, 1978; Черепанова, 1989).

Диссертационная работа, выполненная в период с 2008 по 2011 г., представляет собой результаты исследований видового разнообразия, морфолого-культуральных и физиологических характеристик грибов р. Chaetomium, встречающихся на территории России и некоторых европейских стран.

Цель работы. Основной целью настоящей работы было изучение видового разнообразия, морфолого-культуральных и биодеструктивных характеристик грибов p. Chaetomium.

Задачи. Для достижения указанной цели были поставлены следующие задачи:

1. Исследование видового разнообразия p. Chaetomium в образцах

помета и растительных остатков, собранных на территории России и сопредельных стран.

2. Анализ представленности видов p. Chaetomium в образцах.

3. Создание коллекции изолятов р. Скае^тшт.

4. Изучение морфолого-культуральных характеристик изолятов на

стандартных средах СА и КГА.

5. Сравнительный анализ деструктивных свойств изолятов р.

6. Изучение деструкции реставрационной бумаги грибами р.

7. Исследование влияния на деструктивные свойства грибов р. Скае^ттт препаратов с наночастицами серебра марки AgБиoн с целью подбора наиболее эффективного из них для защиты бумаги.

Научная новизна и практическая значимость. Впервые был проведен комплексный анализ распространения, морфолого-культуральных и биодеструктивных характеристик видов р. СкаеШтшт на территории России, в первую очередь Москвы и Московской области. Исследован качественный и количественный состав, преимущественно на помете животных, видов р. СкаеЮтшт, недостаточно изученный для России. Впервые проведены исследования роста биодеструкторов р. Скае^ттт на разных типах реставрационной бумаги и выявлены критерии, по которым можно сравнивать степень повреждения этих материалов, что важно для адекватной оценки биостойкости бумаги и выборе методов ее защиты от сумчатых мицелиальных грибов. Кроме того, изучено влияние новой группы перспективных биоцидов AgБиoн с наночастицами серебра на биодеструктивные свойства грибов р. Скае^тшт, что имеет важное практическое применение для защиты целлюлозосодержащих материалов, и открывает путь к дальнейшим исследованиям способов их обработки, хранения, защиты от, так называемых, плесневых грибов.

Апробация работы. Результаты исследований докладывались IV Международной конференции молодых ученых «Биоразнообразие. Экология. Адаптация. Эволюция» (Одесса, 16-19 сентября 2009 г.); на IV

Международной научно-практической конференции, 20-22 октября 2009 г. «Сохранность и доступность культурных и исторических памятников. Современные подходы» (Санкт-Петербург, 2010г.); на заседании кафедры микологии и альгологии МГУ им. М.В. Ломоносова в 2011 г.

Благодарности. Автор выражает глубокую благодарность за организацию работы, ценные консультации и методическую помощь своему научному руководителю — д.б.н., профессору кафедры микологии и альгологии МГУ им. М.В. Ломоносова Владимиру Петровичу Прохорову, под руководством которого автором были выполнены курсовая и дипломная работы и начата работа над диссертацией, Дмитриевой М.Б., Александровой A.B., Благовещенской Е.Ю., Гмошинскому В.И., Порхуновой Н.П., Коноваловой О.П.

Большое спасибо всем, кто оказал автору помощь и поддержку на всех этапах проведения исследования!

ГЛАВА I. ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ

1.1. Общая характеристика и распространение грибов рода Chaetomium

Большинство видов p. Chaetomium принадлежит к группе типичных почвенных и подстилочных сапротрофных грибов, разлагающих целлюлозосодержащие субстраты, хотя среди них отмечены также эндофиты на корнях и листьях, и слабые патогены растений (Hubálek et al., 1973; Webb, Mündt, 1978; Bockhary, Parvez , 1995; Прохоров, Армейская, 2001; Линник, Прохоров, 2008). Отметим, что не все исследователи разделяют точку зрения на виды р. Chaetomium, выделенные из тканей растений, как на истинных эндофитов, отмечая их способность к переходу от сапрофитного образа жизни к паразитическому (Благовещенская, 2006). Аскоспоры грибов р. Chaetomium могут распространяться насекомыми или другими животными, и отличаются высокой устойчивостью к внешним воздействиям (Guarro et al., 1999; Piecková, 2003).

Согласно современной системе грибов (CBS Filamentous Fungi Database, 2006) p. Chaetomium относится к отделу Ascomycota, кл. Ascomycetes, пор. Sordariales, сем. Chaetomiaceae. В настоящее время в мире известно около 160-180 видов (Domsch et al., 2007).

Телеоморфная стадия представлена мицелием с перитециями, открывающимися на вершине устьем. Перитеции, одиночные или тесно скученные, развиваются на белом, иногда желтоватом, желто-зеленом, красноватом или иного оттенка мицелии. В массе имеют различную окраску: желто-зеленую, зеленую, серую, буро-коричневую или черную. По форме бывают сферические, полушаровидные, овальные, яйцевидные, удлиненные, грушевидные, ланцетовидные, с устьицем в виде поры различного диаметра или вытянутого носика с отверстием на вершине (рис. 1). К субстрату прикрепляются при помощи ризоидов, часто разветвленных и плотно переплетающихся между собой.

Рис. 1. Плодовые тела p. Chaetomium: а — С. olivaceum Cooke et Ellis; b — С. cuniculorum Fuckel; с — С. globosum Kunze; d — С. amesii Serg.

Поверхность перитециев покрыта терминальными, или верхушечными, и латеральными, или боковыми волосками. Терминальные придатки могут быть простыми или разветвленными, прямыми, дуговидными, волнистыми, изогнутыми в виде петель, спирально закрученными на вершине или по всей длине пркдатка или с завитком на конце (рис. 2). У одного и того же вида может встречаться несколько типов терминальных придатков. Латеральные придатки, как правило, неразветвленные, более или менее однородные по строению, прямые или волнистые, иногда того же строения, что и терминальные.

Сумки унитуникатные, в типе 8-споровые, редко 4-споровые (С. tetrasporum Hughes), по форме булавовидные либо цилиндрические. В первом случае аскоспоры располагаются в два ряда, во втором — однорядно (рис. 2). Аскоспоры одноклеточные, обычно лимоновидные, но могут быть овальные, шаровидные, миндалевидные, эллипсоидные, веретеновидные, треугольные или четырехугольные, в зрелом состоянии окрашенные. По окраске розоватые, зеленоватые, оливково-коричневые или почти черные. С одной или двумя ростковыми порами. Ростковые поры различаются по локализации и могут быть апикальными, субапикальными или латеральными.

Рис. 2. Терминальные придатки, сумки и споры p. Chaetomium: а — С. bostrychodes Zopf (боковая веточка); b — С. tortile Bainier; с, d — С. cochlioides Palliser; е — С. bostrychodes (конец терминального волоска); g — С. fuñicóla Cooke; f — С. cuniculorum Fuckel; h — аскоспоры С. megalocarpum Bainier; i -булавовидная сумка со спорами; j — цилиндрическая сумка.

Большинство видов р. Chaetomium гомоталличны. У некоторых видов описаны Acremonium-подобная анаморфа, хламидоспоры или алевриоконидии типа Botriotrichum или Humicola (Domsch et al., 2007). Есть сведения о существовании конидиальной стадии типа Scopulariopsis. Конидиальное спороношение отмечено у видов С. elatum, С. chartarum, С. crispatum, С. bostrychodes, С. globosum, С. trigonosporum и некоторых других (Черепанова, 1979).

Распространение в мире. Аскомицеты р. Chaetomium встречаются в самых разных частях света. На Американском континенте они известны на территории США, Канады, Мексики, Аргентины, Панамы. Разные виды р. Chaetomium отмечены на территории Европы и Британских островах

(Франции, Нидерландах, Германии, Чехии, Венгрии, Польше, Украине и других странах). Много исследований проведено в Китае, Японии, Индии, а также Таиланде, Индонезии (о. Ява), Шри-Ланке и других азиатских государств. На Африканском континенте эти аскомицеты обнаружены в почвах Египта и Конго, также они известны в Австралии. JI.M. Эймс в своей монографии приводит около 80 видов на территории США (Ames, 1961). В Мексике, по более поздним сведениям, обнаружено только 16 видов (Robledo, Ciñientes, 1986). В Индии зарегистрировано 12 видов p. Chaetomium (Lodha, 1964), но этот список можно дополнить некоторыми новыми данными! (Guarro et al., 2002). В Таиланде известно 15 видов этого рода (Soytong, 1990). Из обобщающих публикаций о видовом разнообразии р. Chaetomium в европейских странах 15 видов отмечено в Венгрии (Novák, 1966), 18 на территории Украины (Смицкая и др., 1986) и 17 в Чехии (Kubátová, 2006). В монографии Рудницкой-Езерской (Rudnicka-Jezierska, 1979) для Польши приведено 59 видов. Периодически в микологической литературе появляются сообщения о новых видах p. Chaetomium, обнаруженных в почве из разных регионов земного шара (Guarro et al., 2002; Wang, Zheng, 2005; Pornsuriya et al., 2008).

К наиболее полным сводкам по роду Chaetomium в нашей стране относятся публикации Н.П.Черепановой, в которых представлены описания более 100 видов, а также приведены данные по экологии и физиологическим особенностям этих аскомицетов и рассмотрены основные направления исследований их систематики (Черепанова, 1989). Согласно литературным данным, в настоящее время на территории России известно около 20 видов р. Chaetomium, в частности термофильные С. britannicum и С. thermophile (Кириленко, 1978; Черепанова, 1989).

1.2. Исследования по систематике p. Chaetomium

Традиционно идентификацию видов p. Chaetomium проводили по морфологическим признакам плодовых тел, сумок и аскоспор. Многие авторы за основу для определительных ключей брали морфологические характеристики терминальных придатков, согласно которым разделяли виды на группы или секции (Skolko, Groves, 1953; Udagawa, 1960; Ames, 1963; Черепанова, 1989). Затем внутри групп и секций разграничивали виды по размеру и форме перитециев и аскоспор. Другие исследователи в качестве наиболее значимого признака предлагали использовать форму аскоспор, число и расположение ростковых пор, отмечая при этом зависимость морфологии терминальных придатков от возраста и условий развития плодовых тел (Carter, Maloch, 1982; Canon, 1986). Кэнон (Canon, 1986) пытался использовать другие важные, по его мнению, определительные признаки, такие как — строение сумок, окраску плодовых тел. В качестве значимых дополнительных признаков разные исследователи предлагали использовать характер перидия, цвет экссудата, характеристику колоний, зависимость от температуры и вторичные метаболиты (Canon, 1986). Длина ризоидов и наличие боковых придатков у перитециев были отнесены к непостоянным и не существенным признакам (Черепанова, 1989).

В результате многочисленных исследований грибов р. Chaetomium разными авторами была неоднократно отмечена широкая внутривидовая вариабельность морфологических признаков, их зависимость от индивидуальных особенностей штамма, стадии созревания плодовых тел, условий роста и типа субстрата. В связи с этим до сих пор существуют значительные трудности при идентификации видов этого рода (Udagawa, 1960; Ames, 1961; Canon, 1986; Черепанова, 1989).

В последнее время ведется поиск новых возможностей для определения грибов р. Chaetomium с использованием молекулярных методов, однако такие работы очень немногочисленны (Ahammed et al., 2004, 2005; Aggarwal,

2008). Например, Аггарвал (Aggarwal) и коллеги провели генетическое исследование 15 изолятов p. Chaetomium и выявили один из универсальных праймеров (URP-PCR), который можно использовать как молекулярный маркер С. globosum. С точки зрения авторов, метод RAPD не эффективен для исследований видового разнообразия p. Chaetomium, а метод PCR, напротив, является весьма перспективным. В настоящее время существует много сложностей и вопросов по использованию генетических методов для видовой идентификации (Aggarwal el al., 2008).

Более широко эти методы используются для выявления принадлежности к p. Chaetomium и сем. Chaetomiaceae (Lee, Hanlin, 1999; Suyanto et al, 2003; Huhndorf et al., 2004, Sun et al, 2006; GenBank, 2006). Так из рода Chaetomium по морфологическим признакам был выведен род Farrowia с Botryotrichum-подобной аыаморфой (Calviello, 1972, 1978, 1981). Но на основании результатов молекулярного анализа 28S рРНК

Аллергия к насекомым. Современные принципы диагностики и лечения

Под понятием «инсектная аллергия»; (ИА) подразумевают аллергические реакции, возникающие при укусах, ужалениях насекомыми, при соприкосновении с ними, вдыхании частиц тел насекомых или продуктов их жизнедеятельности. Свое название «инсектная» этот вид аллергии получил от названия класса Insecta (насекомые).
Насекомые существуют свыше 300 млн. лет. В настоящее время насчитывают более 1 млн. видов насекомых. Инсектная фауна встречается практически повсеместно, включая жилище человека, распространяется на значительные расстояния не только путем активного перелета, но и за счет пассивного переноса с помощью ветра, а также посредством фиксации на кожных покровах животного или человека и последующего их переноса при перемещении млекопитающих. Скопление насекомых определяется влиянием факторов окружающей среды: температуры, влажности, величиной атмосферного давления, силой ветра и др. [1]. В энтомологически неблагоприятных зонах вероятность ужаления, укусов и контактов с насекомыми и продуктами их жизнедеятельности весьма высока, что обусловливает повышенную степень риска сенсибилизации к аллергенам насекомых и нередко служит причиной формирования инсектной аллергии. Источниками аллергенов могут являться не только взрослые особи и продукты их жизнедеятельности, но также личинки и куколки [2].
Пристальное внимание исследователей разных стран [12,13,15,20,25,26,28] уделяется жалящим насекомым, относящимся к отряду перепончатокрылых (Hymenoptera), в связи с развитием тяжелых аллергических реакций человека на их аллергены. Аллергия к яду перепончатокрылых отмечается в разных регионах нашей страны у 0,1–0,4% населения, а в отдельных странах частота проявления аллергических реакций на ужаления этими насекомыми достигает 4% случаев всех аллергических реакций [16]. Наибольшее число больных составляют лица молодого возраста (до 20 лет). Сенсибилизация организма происходит парентеральным путем, что способствует быстрому поступлению аллергенов в кровь и соответственно – стремительному развитию аллергической реакции, которая отличается тяжестью проявлений и может привести к летальному исходу.
Наиболее аллергоопасными являются представители семейств Apidae (медоносная пчела, шмель и др.), Vespidae (настоящие осы, длинные осы, шершни и др.), а также представители семейства муравьев.
Только женские особи отряда перепончатокрылых обладают модифицированным яйцекладом, служащим жалящим аппаратом. Пчелы и шмели жалят только при защите. Шмели жалят крайне редко. Из всех перепончатокрылых только пчелы имеют зазубренное жало, которое остается при ужалении в теле жертвы, что приводит к гибели насекомого.
Яд настоящих ос является самой частой причиной развития аллергических реакций. Особенно агрессивное поведение ос отмечено после спячки, ранней весной. Насекомые гнездятся в земле, их легко потревожить в процессе проведения садовых работ. Осы чаще всего концентрируются вокруг дворовых мусоросборников, рынков, в районах проведения пикников. Осиные гнезда чаще расположены под карнизами и балками, на чердаках и балконах. Шершни, близкие по происхождению к осам, гнездятся в кустарниках, поэтому следует соблюдать особую осторожность при проведении садовых работ.
Яд перепончатокрылых насекомых содержит большое количество биологически активных веществ, обладающих выраженным действием: низкомолекулярные соединения (биогенные амины, аминокислоты, фосфолипиды), основные пептиды (мелиттин, апамин, и др.) и высокомолекулярные белки–ферменты (гиалуронидаза и др.). Биогенные амины вызывают расширение и повышение проницаемости сосудов, боль. Пептиды и фосфолипиды вызывают токсические эффекты. Ферменты и высокомолекулярные пептиды могут быть причиной развития аллергических реакций [3].
Яд перепончатокрылых насекомых вызывает местные или системные реакции, которые могут быть токсическими, ложноаллергическими и аллергическими. У здоровых людей при ужалении возникает местная реакция в виде небольшого покраснения, отека и боли в месте поражения, исчезающая в течение нескольких часов. Обусловлена такая реакция токсическим действием яда насекомого. Системные токсические реакции наблюдаются при ужалении несколькими десятками или сотнями насекомых одновременно. Больные жалуются на головную боль, тошноту, рвоту. При ужалении сотней насекомых развиваются гемолиз эритроцитов, острый некроз скелетных мышц, что приводит к острой почечной недостаточности и летальному исходу. Поэтому больные, ужаленные большим количеством (более сотни) особей, нуждаются в стационарном наблюдении и тщательном контроле функционального состояния жизненно важных органов и систем организма, в частности, органов мочевыделительной системы [22,28].
Ложноаллергические реакции могут быть вызваны неспецифическим гистамин–высвобождающим действием некоторых компонентов яда. Часто встречается у больных пигментной крапивницей (мастоцитозом). Причина тому – скопления в коже и во внутренних органах тучных клеток (мастоцитов), содержащих большое количество биологически активных веществ [8,18].
При развитии местной аллергической реакции отек дермы и гиперемия в месте ужаления имеют диаметр до 10 см и более, сохраняются не менее суток и сопровождаются сильным зудом. Развившийся отек в полости рта и горла служит опасным прогностическим признаком, так как может привести к асфиксии.
Системные аллергические реакции выявляются у 0,8–5% населения [6]. Различают слабую, выраженную и тяжелую степень системных поражений, а также анафилактический шок. При слабой форме наблюдается генерализованная сыпь, зуд, недомогание, беспокойство. В случае присоединении к этим симптомам проявлений ангионевротического отека, головокружения или боли в области сердца, живота, диспепсических явлений, реакция расценивается как выраженная. Тяжелая генерализованная реакция может также проявляться в виде диспноэ, дисфагии, охриплости голоса, отека гортани, бронхоспазма, чувства беспокойства. Скорость появления и нарастания симптомов служит относительным индикатором тяжести состояния: реакции, развивающиеся спустя 1–2 мин. после ужаления, обычно оцениваются как тяжелые, отсроченные – как более легкие.
Анафилактический шок может развиться в течение нескольких секунд или минут после ужаления. Клинически проявляется удушьем, тошнотой, рвотой, падением артериального давления, непроизвольным недержанием мочи и кала, цианозом, коллапсом, потерей сознания. Смерть может быть вызвана коллапсом или обструкцией дыхательных путей.
Аллергические реакции на ужаление чаще опосредованы специфическими IgE–антителами к яду, что подтверждается немедленным характером развития клинических проявлений, наличием в сыворотке крови больных специфических IgE–антител к яду, специфической реакцией высвобождения гистамина из базофилов больных.
К редким реакциям на ужаление перепончатокрылых относятся изменения со стороны сердечно–сосудистой, мочевыделительной и нервной систем: васкулиты, нефропатии, энцефалиты, невротические расстройства. В сыворотке некоторых больных этой группы обнаружены антитела против яда перепончатокрылых насекомых, что позволяет предположить иммунологический характер заболевания.
Однако если с представителями отряда перепончатокрылых возможны лишь спорадические контакты, то с нежалящими насекомыми и продуктами их жизнедеятельности человек контактирует гораздо чаще. Аллергические реакции, вызванные нежалящими насекомыми, пока недостаточно изучены, но известно, что представители 12 отрядов обладают способностью вызывать инсектную аллергию.
Более 50 лет назад было отмечено проявление респираторных симптомов аллергии на частички тел насекомых (в том числе и частички тел нежалящих насекомых, входящих в состав домашней пыли), на продукты их метаболизма. Была продемонстрирована высокая распространенность ингаляционной формы инсектной аллергии, особенно среди больных респираторно–аллергическими заболеваниями, и разработаны способы профилактики и терапии этих состояний [1,19,24].
В современной номенклатуре аллергенов (IUIS 1999–2002 гг.) видовое соотношение «нежалящих» к «жалящим» отражено как 5 к 23. Наиболее изученными и охарактеризованными по аллергенному составу являются именно «жалящие» виды. Однако в последние годы официальная номенклатура аллергенов была существенно дополнена характеристикой аллергенов нежалящих насекомых. Это еще раз доказывает, что интерес исследователей к нежалящим насекомым возрастает и именно в связи с тем, что количество случаев проявления гиперчувствительности к различным представителям указанных видов с каждым годом увеличивается. В состав Международной номенклатуры аллергенов, т.е. аллергенов, являющихся наиболее изученными и охарактеризованными по аллергенному составу, входят аллергены нежалящих насекомых (комаров Aedes aegypti, тараканов Blattella germanica и Periplaneta Americana, хирономидий) в количестве 1–13 аллергенов, имеющих Мm 16–90 kD.
Нежалящие насекомые можно условно разделить на следующие группы: некусающие (мотыль и др.), куcающие (тараканы и др.), кровососущие (комары, москиты и др.) [9].
Учитывая широкую распространенность нежалящих насекомых в окружающей среде, невозможность прогнозирования контактов больных аллергическими заболеваниями с этими видами насекомых и тяжесть проявления аллергических реакций на аллергены нежалящих насекомых, становится очевидной актуальность изучения вопросов клиники, патогенеза и терапии аллергических состояний, обусловленных действием аллергенов нежалящих насекомых.
По способу сенсибилизации различают следующие пути попадания аллергенов нежалящих насекомых в организм: со слюной (секретом слюнных желез) при укусах насекомых отряда двукрылых (комары и др.); ингаляционным путем при попадании чешуек тел и метаболитов инсектного происхождения в состав домашней пыли, при непосредственном контакте с насекомыми, в частности, с представителями отрядов Вlattoptera – тараканами, Lepidoptera – бабочками, Trichoptera – ручейниками и представителями других отрядов.
Каждый вид насекомых имеет свою экологическую нишу, свою среду обитания. Возникают целые сообщества насекомых, заселяющих определенные территории. В частности, инсектная фауна жилища человека, условно получившая название «внутрижилищной», имеет определенный видовой состав. К так называемым «внутрижилищным» насекомым относятся мотыль, мухи, тараканы, клопы, вши, моль, жуки и др. Компоненты тел и метаболиты этих насекомых являются источниками аллергенов, в том числе и в составе домашней пыли.
В качестве одного из примеров сенсибилизации человека некусающими насекомыми можно назвать мотыля Сhironomidae. В Международную номенклатуру аллергенов (IUIS) включено 16 аллергенов этого насекомого. Хирономидии наиболее распространены в местах, где имеются открытые водоемы [2,21]. Нередко их объединяют одним названием – «мотыль», который в высушенном виде используют в качестве корма для аквариумных рыб. В природе этот вид насекомых служит в качестве корма как для речных, так и озерных рыб. Существует три способа возможных контактов человека с данным аллергеном – частички насекомых, переносимые по воздуху, попадают на слизистые дыхательного тракта при разделке свежей рыбы, при кормлении аквариумных рыб, вызывая респираторные проявления аллергии (приступы затрудненного дыхания, ринит, конъюнктивит и др.), а также при купании человека в реках и озерах. Последний способ проникновения в организм человека объясняет случаи возникновения кожных проявлений аллергии (сыпь, зуд и др.) у некоторых лиц после купания в открытых водоемах.
Отдельную группу насекомых, относящихся к отряду Orthoptera, представляют хорошо известные сверчки, кузнечики, саранча. На аллергены сверчков (crickets) отмечаются реакции немедленного типа в виде бронхоспазма, риноконъюнктивального синдрома. Гиперчувствительность к аллергенам сверчков подтверждалась наличием позитивных кожных тестов, а также определением специфических IgE–антител к данным инсектным аллергенам. [23].
Тараканов существует более 3500 видов [14], однако аллергенной активностью обладают только 435 из них. Тараканы относятся к «кусающим» видам. Кроме того, аллергены экскрементов тараканов отличаются наибольшей аллергенностью и термостабильностью (т.е. не подвергаются разрушению при температуре 100°С) [23]. Интересен тот факт, что у лиц, страдающих гиперчувствительностью к аллергенам тараканов, отмечена непереносимость пищевых ингредиентов, чаще других употребляемых тараканами в пищу. Вероятно, это может быть связано с повышенной чувствительностью больных именно к аллергенам, входящим в состав экскрементов.
Для России наиболее актуальными являются Blattella germanica, Periplaneta аmericana и Blatta orientalis. Главным аллергеном является Bla g Bd с молекулярной массой 90kD, обладающий перекрестной реактивностью с аллергенами клеща домашней пыли и креветок [19].
Распространенность аллергии к тараканам среди жителей Московского региона, страдающих атопической бронхиальной астмой, составляет 33%. Сенсибилизация к аллергенам тараканов была подтверждена наличием позитивных результатов кожного тестирования и специфических IgE–антител к данным инсектным аллергенам в сыворотках крови пациентов, а также клиническими проявлениями в виде приступов удушья при уборке в местах скопления насекомых [10,17].
Могут быть рассмотрены следующие пути поступления аллергенов тараканов в организм человека: ингаляционный, контактный, с пищей (через желудочно–кишечный тракт). Аллергены тараканов и саранчи имеют перекрестную реактивность, что может обусловливать возникновение перекрестно–аллергических реакций у больных на аллергены указанных насекомых [26].
Группа кровососущих насекомых включает представителей разных видов, даже разных семейств: Culicidae (комары), Liposcelidae (вши), Pulicidae (блохи) и другие [7].
Комары – типичные представители кровососущих насекомых. Наиболее актуальными для таежных, степных и центральных регионов России являются Aedes aegypti и Сulex pipiens. Установлено наличие в слюне комаров аллергенов, стимулирующих активный аллергический ответ. Удалось препарировать слюнные железы насекомых, выделить антигенные фракции. При введении их сенсибилизированным лицам были отмечены местные аллергические реакции. Выделено 12 полипептидов из слюны комара Aedes aegypti (Mosguitoes) и доказаны их аллергенные свойства [26]. Иммуноблоттинговые исследования позволили выявить специфические IgЕ–антитела к белкам слюны комаров рода Аedes с молекулярной массой 22, 37 и 66 кДа. Аллерген 37 кДа является главным аллергеном, способным обеспечить специфическое IgЕ–связывание более чем в 64–70% образцов сывороток больных с гиперчувствительностью к укусам комаров [5].
Клинические проявления инсектной аллергии характеризуются остротой, тяжестью, внезапностью развития реакций. Возникновение аллергической реакции может отмечаться как у взрослых (наиболее часто – в возрасте от 16 до 35 лет), так и у детей. Аллергические реакции на укусы кровососущих насекомых выявляются у 17–20% лиц, страдающих атопическими заболеваниями [3].
У больных выявляется развернутая аллергическая местная реакция в виде отека, резкого покраснения, образования элементов папулезной или волдырной сыпи на коже в месте укусов. Встречаются неадекватные реакции на укус одного насекомого: от гигантской инфильтрации на месте укуса, сохраняющейся в течение 3–4 недель (до 2 месяцев), до системных проявлений в виде генерализованной сыпи, приступов удушья. Нередко расчесы мест укусов инфицируются бактериальной флорой. На укусы кровососущих насекомых (блох, комаров и др.) редко возникает анафилактический шок, однако такие случаи отмечены в литературе. В случае множественных укусов могут отмечаться признаки интоксикации: подъем температуры тела, лихорадка, головная боль.
Аллергические реакции на укусы кровососущих насекомых представителей отряда клопов (отряд Hemiptera), обитающих в жилище человека, составляют важную проблему для некоторых регионов. Например, укус «целующего клопа» (Triatoma protracta) может спровоцировать развитие не только местной аллергической реакции, но и тяжелых системных анафилактических реакций. Клинические проявления аллергии на укусы данных кровососущих насекомых характеризуются образованием в месте поражения кожи папулы с темной точкой в центре, затем везикулы размером 2–3 см [2].
Постельные клопы также вызывают аллергические реакции. Чувствительность больных к укусу зависит от количества укусов и вида клопа (сенсибилизация к укусам постельных клопов развивается медленно). Клиническая картина аллергической реакции развивается стремительно после укуса одной особью. Интервал между укусом и развитием симптомов в большинстве случаев составляет от 0–10 минут до 40 минут. Через несколько часов возможно усиление выраженности местных симптомов: плотного обширного отека, зуда, гиперемии. Возможно также возникновение местных проявлений поздней фазы аллергической реакции немедленного типа – спустя 4–6 часов после укуса. Возможна и иная динамика проявления аллергической реакции на укус: возникновение через 6–12 часов, нарастание в течение 48 часов, характер течения рецидивирующий, иногда до 2–х месяцев, могут возникнуть проявления папулезной, а иногда везикулярной или буллезной сыпи. Отмечаются и системные реакции в виде возникновения генерализованной уртикарной сыпи (иногда носящей сливной характер), отека Квинке, бронхоспазма. В отдельных случаях наблюдается потеря сознания, отек век, языка, гортани, бронхоспазм, развитие анафилактического шока.
Аналогичные кожные проявления можно наблюдать после укусов комаров, москитов, мошек. Эти реакции представлены тремя видами кожной сыпи: острой эритематозной реакцией, напоминающей рожистое воспаление, но без повышения температуры и воспалительной реакции со стороны периферических лимфатических узлов; везикуло–буллезной; некротической сыпи с исходом в рубцевание. При сильно выраженных местных реакциях могут отмечаться и явления общей интоксикации в виде головной боли, тошноты, озноба, потливости, сухости во рту, бессонницы.
Представители отряда бабочек (Lepidoptera) могут вызывать проявления дерматита по типу крапивницы. Реакция обычно протекает по замедленному типу. Аппликационные тесты с экстрактами тела гусениц, бабочек, нитей непарного шелкопряда регистрируются спустя 24–48 часов, а кожные пробы с аллергенами из тел гусениц в 88% положительны через 0,5–12 часов [23].
Жуки (отряд Coleoptera) – сельскохозяйственные вредители, индуцируют аллергические реакции у докеров, разгружающих суда с зараженными продуктами, работников складов и зернохранилищ. Гиперчувствительность к аллергенам жуков клинически может проявляться в виде симптомов аллергического ринита, конъюнктивита, а также приступов удушья. В литературе имеются данные о случаях кожных проявлений по типу крапивницы при контакте с жуками и личинками Dermes maculatus Degeer [27].
Диагностика местных аллергических реакций обычно бывает затруднена в связи с возможностью наличия проявлений реакции токсического типа, особенно у лиц с аутоиммунными, онкологическими заболеваниями [3]. Также не исключена возможность наличия местной реакции, как проявления инфекционного процесса (возбудитель переносится со слюной насекомого). Иногда элементы сыпи при местных проявлениях данного вида аллергии имеют сходный характер с элементами сыпи при почесухе (пруриго). Решающими факторами являются клиническая картина заболевания и результаты специфических методов обследования (рис. 1).
Доказательствами наличия аллергии к насекомым являются:
1. Связь клинических проявлений аллергии с укусом насекомого.
2. Позитивные кожные тесты с экстрактами из тел насекомых и продуктов их жизнедеятельности.
3. Наличие в сыворотке крови больных специфических IgE–антител к данным инсектным аллергенам.
При сборе аллергологического анамнеза необходимо выяснить подвергался ли ранее больной укусам насекомых, важно отметить степень выраженности аллергических реакций, длительность клинических проявлений, по возможности определить вид насекомого, оценить эффективность применения противоаллергических медикаментозных средств. Тщательно оценивают данные анамнеза по интенсивности местной и системной реакции у больного на укус насекомого (табл. 1).
В соответствии с данными анамнеза выбирают стратегию проведения дальнейшей диагностики. Для постановки кожных проб при аллергии к нежалящим насекомым применяют аллерген из восковой моли, из зерновой моли, из коконов тутового шелкопряда, а также аллерген из комаров вида Aedes aegypti, созданный в ГНЦ Институт иммунологии ФМБА России. Постановку кожных тестов рекомендуется проводить с определенной осторожностью не менее чем через 2–3 недели после развития системной реакции. Оценивать кожную реакцию следует через 20 мин, 6, 24 и 48 часов.
При наличии выраженных клинических проявлений (реакций анафилактического типа) на укус или ужаление насекомого следует использовать методы лабораторной диагностики для выявления специфических IgE–антител в сыворотке крови больного. Определение проводят методом иммуноферментного или хемилюминесцентного анализа. Для проведения диагностики in vitro в России используются аллергены комаров, тараканов, мошки, шершня, тел ос, тел пчел.
Диагностика аллергии к слюне кровососущих насекомых, аллергенам тел насекомых и продуктов их жизнедеятельности основывается на анализе клинических проявлений заболевания и выявлении IgE–зависимого характера аллергии путем постановки кожных тестов и определения аллерген– специфических IgE к инсектным аллергенам в сыворотке пациента.
Наличие специфических IgE–антител к яду жалящих насекомых можно выявить радиоаллергосорбентным тестом (RAST) только по окончании анергического периода, продолжающегося 2–3 дня после ужаления.
Специфические IgG также обнаруживают у больных с аллергией к яду перепончатокрылых насекомых (чаще у пчеловодов), у больных с ИА к НН (чаще у работников инсектариев, зернохранилищ, лесничих, егерей и др.), однако они не защищают от развития аллергической реакции при последующих ужалениях или укусах [6].
Лечение аллергии к насекомым
Лечение складывается из симптоматической терапии острой реакции и профилактической предсезонной специфической аллерговакцинации экстрактами инсектных аллергенов (из тела и яда ос, пчел, тел комаров и др.).
Симптоматическая терапия проявлений инсектной аллергии чаще всего проводится врачами скорой помощи и больниц общего профиля. Специфическая аллерговакцинация проводится только специалистом – аллергологом.
Целью лечения является:
г Купирование симптомов аллергии
г Восстановление нарушенных в результате реакции функций органов и систем
г Нормализация общего состояния больного.
Показанием для госпитализации являются:
г Системные реакции любой степени тяжести
г Приступ удушья
г Отек Квинке угрожающей локализации, какой именно и угрожающей чему? Это тоже системная реакция?
г Ужаление в слизистую полости рта – не всех больных, а только страдающих аллергией или всех?
г Ужаление/укус больных, страдающих мастоцитозом, тяжелыми сердечно–сосудистыми, респираторными, почечными заболеваниями
г Угроза развития токсической реакции при множественных ужалениях/укусах
г Невозможность оказания адекватной медицинской помощи в амбулаторных условиях при реакциях любой степени тяжести.
Лечение острых аллергических реакций.
При ужалении (укусе) насекомым возможно возникновение анафилактических реакций (вплоть до развития анафилактического шока (АШ). Основное условие проведения терапии АШ – это безотлагательное и, по возможности, одновременное выполнение следующих основных противошоковых мероприятий [29]:
• остановка проникновения аллергена (яда/слюны насекомого) в организм;
• терапия адреномиметиками;
• инфузионная терапия (введение коллоидных и кристаллоидных растворов);
• обеспечение проходимости дыхательных путей;
• терапия глюкокортикостероидами (ГКС);
• симптоматическая терапия.
При ужалении (укусе) в конечность следует наложить жгут выше места ужаления (укуса), холод на место ужаления (укуса), при ужалении – удалить жало пчелы, обеспечить покой и возвышенное положение конечности, в которую произошло ужаление (укус).
Неотложная помощь при ужалении:
• норэпинефрин, 0,1% р–р, п/к 0,1–0,3 мл, однократно или
• эпинефрин, 0,1% р–р, п/к 0,1–0,3 мл, однократно
• дополнительно ввести натрия хлорид, 0,9% р–р, 4–5 мл, однократно.
При выраженных гемодинамических изменениях следует продолжать введение адреномиметиков п/к с интервалами 5–10 мин. и перейти на в/в капельное введение препаратов (норэпинефрин в/в капельно со скоростью 4–8 мкг/мин. или эпинефрин в/в капельно со скоростью 2–4 мкг/мин.). Введение адреномиметиков осуществляется до полной стабилизации артериального давления (АД). При необходимости осуществляют закрытый массаж сердца.
При тяжелом течении АШ необходимо следует сразу начать в/в введение эпинефрина в разведении 1:10000, в/в 0,3–0,8 мг, однократно, затем индивидуальный подбор дозы до полной стабилизации АД.
Одновременно с адреномиметиками показано введение допамина. Особенно в случаях, когда необходима длительная прессорная терапия при низком ответе на введение адреномиметиков, а также при высоком риске появления осложнений, связанных с нарушением кровообращения в жизненно важных органах. Введение препарата осуществляется до полной стабилизации гемодинамических показателей с последующим постепенным снижением его дозы (допамин в/в капельно с начальной скоростью 2–5 мкг/кг/мин., а при необходимости 5–10 мкг/кг/мин., до стабилизации гемодинамических показателей).
Инфузионная терапия: одновременно с введением вазопрессорных препаратов целесообразно начать введение коллоидных и кристаллоидных растворов с целью восполнения объема циркулирующей крови, устранения гемоконцентрации и эффективного восстановления АД на перфузионном уровне. Используются следующие растворы:
• Декстран (средняя молекулярная масса 30000–40000);
• Натрия хлорид 0,9% р–р (и др.).
Коррекция скорости и объема вводимых растворов проводится под контролем гемодинамики до полной стабилизации показателей АД.
Терапия ГКС: одновременно с введением адреномиметиков необходимо применение ГКС в средней дозировке. Применение данной группы препаратов позволит быстрее купировать проявления анафилаксии, отеки различной локализации, бронхообструктивный синдром и предотвратить или уменьшить выраженность симптоматики в случае развития повторных волн анафилактической реакции:
Бетаметазон в/в капельно 8–32 мг 1 р/сут. (начальная доза) или
Гидрокортизон в/в капельно 250 мг 1 р/сут. (начальная доза), или
Дексаметазон в/в капельно 8–32 мг 1 р/сут. (начальная доза), или
Преднизолон в/в струйно 90–120 мг 1 р/сут. (начальная доза).
Длительность и доза ГКС подбираются индивидуально. Отмена указанных лекарственных средств производится постепенно и сообразно объективным признакам стабилизации.
Помимо вышеуказанного лечения, при необходимости проводится дополнительная симптоматическая терапия (в том числе антигистаминными, бронхолитическими препаратами, диуретиками). Терапия антигистаминными препаратами и диуретиками проводится только при наличии строгих показаний и на фоне полной стабилизации АД и отмены вазопрессорной терапии.
Для лечения анафилактических реакций недопустимо использование парентерального введения Н1–антигистаминных препаратов 1–го поколения, обладающих a–адреноблокирующей активностью – прометазина и дифенилгидрамина, в связи с возможностью развития гипотонии.
При проведении противошоковой терапии в острый период, а также первые 7–10 дней необходим постоянный мониторинг функций дыхательной, сердечно–сосудистой и других систем организма в связи с высоким риском развития повторных анафилактических реакций и формирования осложнений АШ (инфаркт миокарда, отек легких, отек мозга и др.).
Лечение системных аллергических реакций на ужаление перепончатокрылыми (проводят в палате или отделении интенсивной терапии).
Для купирования приступа удушья применяют ингаляции b2–агонистов (сальбутамол 100 мкг – 1–2 дозы, или фенотерол 200 мкг – 1–2 дозы); при недостаточном эффекте к лечению добавляют в/в введение теофиллина 2,4% – 10 мл на физрастворе, при тяжелом приступе удушья в/в вводят кортикостероидный препарат (преднизолон, дексазон).
При тяжелой обструкции дыхательных путей проводят интубацию, или трахеотомию, или крикотиротомию с последующим переводом больного на ИВЛ. При тотальном бронхоспазме через трахеостому эндотрахеально инстиллируют 0,01% раствор эпинефрина и кортикостероиды.
При отеке легких в/в вводят строфантин 0,05% – 0,5 мл и теофиллин 2,4% – 10 мл на физрастворе, больному придают полусидячее положение.
Лечение при выраженных местных аллергических реакциях проводят в амбулаторных условиях с использованием антигистаминных препаратов, а также применением местно мазей, содержащих глюкокортикостероиды.
При появлении буллезных высыпаний в месте ужаления рекомендовано асептическое вскрытие пузырей и обработка ран раствором асептического раствора (марганцовокислого калия и др.).
Для того чтобы избежать или значительно снизить вероятность ужаления, больной должен соблюдать ряд мер предосторожности:
– находиться вдали от пасек и других мест скопления насекомых (рынки, мусоросборные контейнеры);
– не ходить босиком по траве (из–за опасности наступить на насекомое);
– в сезон вылета насекомых необходимо драпировать окна в доме мелкой сеткой, не пропускающей насекомых при открывании окна;
– не есть и не готовить пищу на улице;
– не пользоваться в сезон вылета перепончатокрылых насекомых пахнущими веществами с цветочным ароматом (духи, лаки для волос, шампуни и т.д.);
– не носить одежду ярких и светлых тонов;
– при работе в саду или огороде – оставлять минимум открытых частей тела, предпочтильна одежда с длинными рукавами из плотной ткани, на ноги следует надевать обувь на плотной подошве, обязательным является наличие головного убора;
– не делать резких движений, отгоняя осу или пчелу. Активная жестикуляция побуждает насекомое к нападению;
– не уничтожать пчел и ос вблизи их гнезда, т.к. это может вызвать распространение запаха, который послужит рою сигналом к вылету.
При ужалении пчелой нельзя удалять жало пальцами, так как при этом происходит сдавление мешочка с ядом и впрыскивание оставшегося яда в рану. Жало следует удалять скользящим движением ножа, пилки для ногтей или ногтя по поверхности кожи, передавливая, таким образом, канал в центре жала и предупреждая тем самым дальнейшее поступление яда в рану.
Лечение местных реакций на укусы кровососущими насекомыми идентично лечению таковых при гиперчувствительности к аллергенам жалящих перепончатокрылых. Учитывая, однако, превалирование реакций переходного и замедленного типов при этой форме аллергии, к лечебным мероприятиям добавляют препараты кальция и рутин для уменьшения сосудистой проницаемости, при необходимости назначают или усиливают глюкокортикостероидную терапию. Лечение системных аллергических реакций на укусы кровососущих насекомых проводят с учетом типа реакции. Для купирования системной реакции немедленного типа применяют адреналин, системные глюкокортикостероиды, антигистаминные препараты, при явлениях бронхоспазма – бронхоспазмолитики; другие препараты назначаются по показаниям. Дозы вводимых препаратов определяются тяжестью клинических проявлений. Для купирования реакций переходного (замедленного) типа адреналин не применяют. Используют главным образом кортикостероидные, антигистаминные препараты, препараты кальция. Дозы и схемы их определяются тяжестью и упорством рецидивирования реакции [2].
В современной клинической практике широко используются антигистаминные препараты – блокаторы Н1–гистаминовых рецепторов 1 и 2–го поколения как отечественных, так и зарубежных фармацевтических компаний. Выбор антигистаминного препарата, способ введения и доза зависят от возраста, степени тяжести заболевания и стадии его развития, от наличия сопутствующих заболеваний и индивидуальной переносимости препаратов и др.
Большинство антигистаминных препаратов 2–го поколения отличает высокая специфичность и сродство к Н1–рецепторам, чем и объясняется их более продолжительное действие. Они легко проникают в кровь, и их воздействие на организм не зависит от приема пищи. Препараты 2–го поколения оказывают продолжительное действие, сохраняющееся даже после однократного приема в течение 18–24 ч, что позволяет использовать препарат 1 раз в сутки. Препараты данной группы не проникают через гематоэнцефалический барьер и лишены побочных нежелательных центрального, холинолитического и седативного эффектов, что позволяет успешно применять их в лечении инсектной аллергии пациентов, профессия которых требует повышенного внимания и активности.
Перечисленными свойствами в полной мере обладает цетиризин – селективный антагонист периферических гистаминовых Н1–рецепторов, являющийся метаболитом гидроксизина. Препарат влияет на «раннюю» фазу аллергической реакции, уменьшает миграцию эозинофилов, на «поздней» фазе ингибирует высвобождение медиаторов воспаления. Цетиризин начинает действовать через 20–30 минут после однократного приема, продолжительность действия составляет 24 часа; обладает хорошим профилем безопасности. Препарат можно принимать независимо от приема пищи; разрешен к применению как у взрослых, так и у детей от 1 года.
Для уменьшения отека, развившегося вследствие укуса насекомым, местно следует применять холодные примочки. Края отека в месте укуса смазывают кортикостероидной мазью, содержащей антибиотик (окситетрациклин + гидрокортизон, гентамицин + бетаметазон, тетрациклин + триамцинолон, флуметазон + клиохинол, неомицин + флуоцинолона ацетонид) – для предотвращения отека и инфицирования ранки. Буллы асептически вскрывают и обрабатывают перманганатом калия. При тяжелых местных реакциях назначают преднизолон по схеме: в первый день – 5 мг 3 раза в сутки, во второй день – 5 мг 2 раза в сутки, в третий день – 5 мг утром.
Лечение системных реакций на укусы насекомых аналогично лечению при аллергии в случае ужаления. Для лечения лихорадочного синдрома при многочисленных укусах насекомых применяют кортикостероиды коротким курсом.
Лечение ингаляционной и контактной инсектной аллергии проводят в соответствии с клиническими проявлениями (крапивница, аллергический ринит и конъюнктивит, атопическая бронхиальная астма и др.).
Профилактика аллергических реакций на укусы кровососущих насекомых:
– использовать химические средства защиты от насекомых (репелленты), фумигаторы;
– носить одежду, максимально закрывающую тело;
– в жилище использовать противомоскитные сетки;
– ограничить пребывание вблизи водоемов, болот, в лесу и поле в период массивного лета гнуса;
– избегать купания в водоемах со стоячей водой;
– осуществлять проведение санитарными службами обработки береговой зоны водоемов с целью уничтожения личинок комаров;
– проводить лечение домашних животных от блох;
– соблюдать гигиену тела и жилища, при необходимости проводить дезинсекцию жилища (борьба с клопами, блохами, вшами и др.);
– постоянно иметь при себе набор экстренной помощи (см. выше);
– иметь при себе «Паспорт больного аллергическим заболеванием».
В паспорте должен быть указан диагноз больного, его домашний адрес и телефон, действия в случае ужаления/укуса насекомым.
Врач–аллерголог выдает больному «Паспорт больного аллергическим заболеванием», где указаны аллергические реакции на инсектные аллергены, меры неотложной помощи в случае возникновения аллергической реакции на ужаление/укусы насекомых или контакт с насекомыми. Больного и его родственников обучают правильному применению средств неотложной помощи, технике инъекций.
Профилактика аллергических реакций на ингаляционные и контактные аллергены насекомых:
– соблюдение необходимых условий хранения товаров и продуктов на складах и в зернохранилищах, проведение дезинсекции;
– модернизация гренажного и шелкомотального производства с целью уменьшения контакта работников с гусеницами шелкопряда, папильонажной пылью и натуральным шелком;
– соблюдение гигиены жилища;
– использование индивидуальных средств защиты (респираторы, перчатки), промывание кожи и слизистых и смена одежды после работы сотрудниками лабораторий, работающих с различными видами насекомых, работниками зернохранилищ, работниками, занимающимися раскладкой и упаковкой личинок жука хрущака для кормления рыб, птиц, рептилий и др.;
– использование эффективных фильтров для очистки воздуха в рабочих и жилых помещениях;
– применение средств, используемых для уничтожения насекомых.
Профилактика аллергических реакций к насекомым, обитающим в жилище человека:
– соблюдение гигиены жилища;
– использование населением средств для борьбы с тараканами, муравьями, молью и другими насекомыми, обитающими в жилище;
– разработка новых средств для борьбы с тараканами;
– больным с аллергией на мотыля, личинок жуков и мух, гусениц и других насекомых, используемых для корма рыб, птиц и рептилий, рекомендуют использовать другой корм для домашних питомцев, а при возможности отказаться от содержания в доме животных, птиц и рыбок.
Умение оказания первой помощи, а также своевременное проведение курса АСИТ не только предупреждает развитие аллергической реакции на ужаление и укус насекомого, но и избавляет больных от мучительного страха перед насекомыми, что значительно улучшает качество жизни пациентов.
Аллерген–специфическая
иммунотерапия (АСИТ)
АСИТ является методом выбора для лечения инсектной аллергии. Данный метод терапии осуществляется врачом–аллергологом в специализированном аллергологическом стационаре при наличии отделения интенсивной терапии, т.к. существует угроза системных и анафилактических реакций на введение инсектных аллергенов. АСИТ является методом патогенетической терапии, позволяющим снизить повышенную чувствительность организма к аллергенам насекомых. АСИТ проводится в осенне–зимний период, вне сезона вылета насекомых. Абсолютным показанием для проведения иммунотерапии является наличие в анамнезе тяжелых системных реакций (в т.ч. анафилактического шока), сопровождающихся респираторными и кардиоваскулярными симптомами, и подтвержденные положительными диагностическими тестами (кожные тесты и наличие специфических IgE–антител в сыворотке). Противопоказания для АСИТ те же, что и для АСИТ другими аллергенами. АСИТ проводится только тем пациентам, у которых системная реакция неоднократно повторяется и имеется высокий риск повторных ужалений/укусов. Сильный страх перед насекомыми, приводящий к невротизации больного и значительному ухудшению качества жизни, также является показанием к проведению СИТ [8].
Беременность не рассматривается как противопоказание к продолжению проводимой АСИТ в случае, если она хорошо переносится пациенткой. Однако беременность является противопоказанием для начала АСИТ.
В раннем детском возрасте тяжелые аллергические реакции на ужаления/укусы очень редки, (смертельные почти неизвестны). Только в случаях высокой вероятности повторных ужалений с тяжелыми последствиями АСИТ может проводиться до 5–летнего возраста. Такая терапия должна проводиться высококвалифицированным детским аллергологом в условиях специализированного стационара.
С целью проведения АСИТ аллергенами жалящих насекомых в клиниках Европы и Америки применяют коммерческие препараты, приготовленные на основе ядов ос и пчел. Перекрестная реактивность между пчелиным и осиным ядом встречается редко. Если получены положительные тесты с пчелиным и осиным ядом, а виновное насекомое не может быть определено по анамнезу, то иммунотерапию проводят двумя ядами, с которыми получены положительные кожные тесты.
Аллергические реакции на яд шмеля встречаются редко. Коммерческого яда шмеля не существует. В редких случаях системных аллергических реакций на яд шмеля иммунотерапию проводят аллергеном из яда пчелы медоносной, обладающим перекрестной активностью с ядом шмеля.
Яд пчел для производства коммерческих аллергенов получают методом электростимуляции медоносных пчел. Он содержит 40% сухого остатка, быстро затвердевает на воздухе, хорошо растворим в воде и кислоте, но нерастворим в спирте. Яд ос получают, вскрывая мешочки с ядом. Коммерческий аллерген яда пчел и ос приготовлен из яда, диализированного при низкой температуре. В качестве стабилизатора к яду добавляют альбумин сыворотки человека. Перед употреблением яд растворяют в 0,9% растворе хлорида натрия, содержащем 0,03% альбумина человека и 0,3% фенола.
Рекомендуемая доза, достигаемая в процессе АСИТ ядом насекомых, равна 100 мкг белка яда, что соответствует дозе яда, попадающей в организм при ужалении двумя пчелами или двумя–тремя осами одновременно. Достижение суммарной дозы 200 мкг рекомендуется только для пчеловодов, которых часто жалят несколько пчел одновременно. После окончания иммунотерапии обязательно проводится провокация ужалением пчелой в условиях палаты интенсивной терапии, и только в случае хорошей переносимости пациент может вернуться к работе с пчелами [28].
На сегодняшний день провокационное ужаление остается наиболее надежным тестом для оценки эффективности АСИТ. Однако он отличается высокой себестоимостью и неудобен для больных. Снижение кожной чувствительности и уровня аллерген–специфического IgE также может свидетельствовать об эффективности АСИТ. После возрастания на начальных этапах АСИТ кожная чувствительность к яду и уровень аллерген–специфического IgE неуклонно снижаются и к концу первого года лечения обычно бывают ниже начального уровня. При продолжении АСИТ в течение нескольких лет результаты кожных проб обычно становятся отрицательными и могут служить критерием эффективности проводимой АСИТ.
Наиболее частым побочным эффектом СИТ является немедленная аллергическая реакция. Выраженный отек в месте инъекций встречается почти у всех пациентов, системная реакция у 5–40%. Наиболее часто побочные реакции во время проведения СИТ встречаются при проведении СИТ rush– методом (до 38%). Поэтому такая иммунотерапия должна проводиться только опытным персоналом в специализированных центрах, где есть реанимационные отделения. Применение b–блокаторов и ингибиторов МАО увеличивают опасность проведения АСИТ.
Минимальная продолжительность патогенетического лечения составляет 3–5 лет. После проведенной АСИТ реакция на повторное ужаление отсутствует у 90% пациентов, получивших СИТ аллергеном из яда ос, и у 75–80% больных, леченных ядом пчел.
Для достижения суммарной дозы разработано множество схем специфической иммунотерапии. Целью их создания является достижение максимального терапевтического эффекта (максимальной защиты) при минимальных побочных эффектах, а также удобство для пациентов. Длительные схемы применяют в случаях, когда поддерживающая доза достигается в течение нескольких месяцев, быстрые – когда поддерживающая доза достигается за 3–4 дня, ультрабыстрые, когда в день вводится до 6 инъекций аллергена. Введение поддерживающих инъекций ( в дозе 100 мкг) осуществляется каждые 4 недели в течение первого года и каждые 6 недель в последующие годы проведения иммунотерапии ядом.
Другой путь усовершенствования СИТ и уменьшения побочных эффектов – создание разновидностей аллергенов из яда. В настоящее время широко используется яд, сорбированный на гидроксиде аллюминия, как в традиционных схемах, так и после достижения поддерживающей дозы в быстрых схемах. АСИТ депонированным аллергеном хорошо переносится пациентами и имеет высокую клиническую эффективность. Проводится изучение безопасности и эффективности созданных рекомбинантных форм аллергенов из яда перепончатокрылых насекомых. Проводятся работы по созданию аллергена для пероральной специфической иммунотерапии [8].
В настоящее время в России отсутствуют лечебные формы аллергенов нежалящих насекомых, разрешенные к широкому клиническому применению. Специалистами ГНЦ РФ–Института иммунологии ФМБА создана лечебная форма водно–солевого экстракта аллергена из комаров вида Aedes aegypti. Данный лечебный аллерген находится на стадии регистрации. В настоящее время создаются новые отечественные эффективные и более безопасные формы лечебных инсектных аллерготропинов на основе конъюгатов с иммуномодулятором полиоксидонием. Эти препараты находятся в стадии разработки. За рубежом для проведения патогенетического лечения инсектной аллергии к нежалящим насекомым используются : в Чехии – аллергены комаров (пероральная и инъекционная формы), в Швеции – аллергены комаров и тараканов. Эффект от проведенного специфического лечения в клинической практике отмечен в 80% случаев [2,3].
Таким образом, широкая распространенность насекомых в разных регионах, тяжесть клинических проявлений аллергических и других реакций на ужаления/укусы, а также отсутствие в практической аллергологии широкого спектра диагностических и лечебных форм инсектных аллергенов дают основание говорить об актуальности поставленной проблемы как медицинского, так и социального характера, о необходимости усиления мер по профилактике, своевременной диагностике и терапии указанных состояний.

Литература
1. Адо А. Д., Барышева А. В. Аллергия к комарам // В сб.: Акт. вопросы клинич. и эксперим. аллергологии и иммунологии. – 1986. – С. 169–170
2. Гущин И. С., Читаева В. Г. Повышенная чувствительность к насекомым // В сб.: Итоги науки и техники, серия Иммунология. – М., 1987. – т. 16. – С. 49–89
3. Гущин И. С., Читаева В. Г. Аллергия к насекомым – М.: Фармарус Принт, 2003. – стр. 68–85, 120–210.
4. Захваткин Ю. А. Курс общей энтомологии – Мю, 2001. Колос,. – 376 с.
5. Иванов В. Д. Разработка аллерговакцины на основе аллергенов комаров и полиионного иммуномодулятора полиоксидония // Дисс.канд. мед. Наук – М., 1998 – с.75.
6. Клиническая аллергология под ред. Акад. РАМН, проф. Р. М. Хаитова М., «МЕДпресс–информ» 2002, стр. 382–385
7. Лолор Г.– мл., Фишер Т., Адельман Д гл. Аллергия к ядам насекомых.в кн. Клиническая иммунология и аллергология – М.: Практика, 2000. стр. 346 – 356
8. Швец С. М. Аллергические реакции на яд жалящих насекомых. Российский аллергологический журнал, 2004, N3, с. 9–18
9. Тарасов В. В. Медицинская энтомология – М.: МГУ, 1996. – 350 с.
10. Федоскова Т. Г. Сенсибилизация к аллергенам тараканов у больных атопической бронхиальной астмой с гиперчувствительностью к домашней пыли // Автореф. диссЕканд. мед. наук – М., 1996 – 22 с.
11. Чайнери М. гл. Отряд Щетинохвостики в кн. Насекомые – М., 2001, стр.8–10
12. Antonicelli L., Bilo M., Napoli G. Prevalence and treatment of insect sting reactions in emergency departments.// J. Allergy – 2001 – Vol. 56 – suppl.no.68 – abstr. 104
13. Benson R., Semenov H. Allergy in its relation to bee sting // J.Allergy – 1930 – N 1 – P. 105–116
14. Bernton H., Brown H. Insects as potential sources of ingestant // J. Allergy – 1967 – V.25 – N4 – P.383–387
15. Brown E. Insects and Allergy // J. Progress in allergy – 1944 – N 2 – P. 235–246
16. Charpin D, Vervloet D, Haddy E, et al. Prevalence of allergy to Hymenoptera stings. Allergy Proc 1990, N 11, P. 29–32.
17. Fedoseeva V., Louss L., Khaitov R., Fedoskova T., Kravchenko S. Cockroach allergens as significant factor in house allergy // Proc. X–VI Eur. Congress of Allergology and Clinical Immunology ECACI –1995 – Madrid – P. 79–82
18. Fricker M, Helbling A, Schwartz L, Muller U. Hymenoptera sting anaphylaxis and urticaria pigmentosa: clinical finding and results of venom immunotherapy in ten patients. J Allergy Clin Immunol 1997 Jul; 100 ( 1 ), P. 11–15.
19. Kang B. C. Cockroach allergy // Inhalant allergy to Arthropods ed Steven L. Kagen. The Human Press, Clinical Reviews in Allergy, – 1990 – Vol. 8 – N1 – P. 1–125
20. Knulst A.C., de Maat–Bleeker F., Bruinzeel–Koomen C.A. Wasp and bee venom allergy// Ned Tijdschr Geneeskd – 1998– Vol.142 – N16 – P. 889–892
21. Liebers V., Hoernstein M., Baur X Humoral immune response to the insect allergen Chi t 1 in aquarists and fish–food factory workers // J. Allergy, 1993 – Vol.48 –N2 – P.236–239
22. Nittner–Marszalska M, Malolepszy J, Mlynarczewski A, Niedziolka A. Toxic reaction induced by Hymenoptera stings. Pol Arch Med Wewn 1998 Sep; 100(3):252–6.
23. Perez – Santos С. Allergy to animals – 1995 – – 867p.
24. Panzani R., Layton L. L’allergie aux emanations d’arthropodes // J. Folia Allergologica – 1966 – N13–P.249–268
25. Reisman R. Insect sting anaphylaxis. // J. Immunology and Clinical Allergology North Am. – 1992 – N12– P.535
26. Symanski W., Hanczaruk M., Rogalelenska A., Michalska J. The Cast– ELISA test in monitoring specific immunotherapy and in differentiation between allergic and pseudoallergic reactions to Hymenoptera venoms // J.Allergy and Clinical Immunology – 1999 – Vol. 5 – N 4 – P. 209–212
27. Tee R. D., Gordon D. J., Newman–Taylor A.J. Allergy to locusts // J.Allergy and Clinical Immunology – 1999 – Vol. 75– N4–P.122
28. Vetter RS, Visscher PK, Camazine S. Mass envenomations by honey bees and wasps. West J Med 1999 Apr; 170 ( 4 ), P. 223–227
29. Аллергология. Клинические рекомендации под ред. Акад.РАМН Р.М.Хаитова, проф. Н.И.Ильиной, 2006, «ГЭОТАР–Медиа», стр. 21–23

насекомым, лечения, Аллергия, диагностики, Современные

опубликовано 06/12/2011 21:56
обновлено 06/12/2011
— Аллергология и иммунология

Причины, симптоматика и лечения грибковой аллергии

Аллергия на грибок является довольно частым заболеванием, поскольку развивается в ответ на присутствие аллергена грибковой природы в окружающей среде. Для устранения симптоматики следует соблюдать рекомендации специалиста и профилактические меры.

Аллергические патологии могут быть спровоцированы широким спектром аллергенов, к числу которых относятся различные грибки, находящиеся в домашней пыли. При этом характерная симптоматика, которую провоцирует аллергия на грибок, может возникнуть как у детей, так и у взрослых.

Причины развития гиперчувствительности

Во вдыхаемом воздухе могут находиться споры и микрочастицы мицелия. Также аллергическая реакция провоцируется грибком ногтей и микроорганизмами грибкового происхождения, поражающими домашних питомцев. Симптомы грибковой аллергии усугубляются при присоединении к патологическому процессу вирусов и бактерий. Это может спровоцировать ухудшение состояния и появления симптомов мигрени и патологий со стороны сердечно-сосудистой системы.

Грибок в квартире, способный вызвать аллергическую реакцию, бывает следующих видов:

  1. Плесневый. Скапливается на стройматериалах, чаще всего отделочных, выглядит как точки и пятна различных размеров.
  2. Синевы. Затрагивают древесные материалы и имеют форму синих и серых пятен.
  3. Гнили. Способна поражать изделия из дерева.
  4. Актиномицеты. Среда обитания этих микроорганизмов — почва, пыль.

Факторы, которые способствуют развитию аллергической патологии

  • наследственная предрасположенность;
  • пребывание в помещениях с повышенной влажностью, а также в местах с постоянным кондиционированием;
  • наличие в квартире домашних растений, которые выращиваются во влажной почве;
  • работы на даче, в саду и огороде;
  • работа в шахтах и метро, лабораториях микробиологии, на пищевом производстве.

Клинические проявления аллергической реакции на грибок

Аллергия на грибок провоцирует характерные признаки. Чтобы понять, почему они возникают, необходимо разобраться с путями поступления аллергена в организм. Аллергенные компоненты попадают в организм при употреблении зараженной пищи или при вдыхании воздухом, который содержит в себе частицы мицелия или споры. При заражении органов дыхания развивается аллергический насморк, в тяжелых случаях возможна бронхиальная астма.

Симптомы реакции гиперчувствительности чаще всего представлены:

  • насморком;
  • чиханием;
  • слезотечением;
  • зудом области глаз и носа;
  • кашлем, появлением хрипов;
  • одышкой.

Течение аллергии на грибок у детей имеет свои особенности. Срок развития реакций гиперчувствительности — период с марта по сентябрь, поскольку именно в это время можно наблюдать повышенную влажность в сочетании с благоприятными для развития грибка температурными условиями.

Наиболее часто у детей развивается аллергия на плесневые грибки. Они провоцируют прогрессирование таких патологий, как экзема, дерматит и конъюктивит. Если ребенок уже страдает от бронхиальной астмы, риск появления аллергических реакций на грибок существенно возрастает. При появлении первых симптомов гиперчувствительности следует немедленно обратиться к врачу для постановки диагноза и назначения эффективного лечения.

Тактика терапии аллергических заболеваний грибковой природы

Терапия гиперсенсибилизации организма в ответ на контакт с аллергенами грибковой природы предполагает обращение не только к аллергологу, но и к микологу. Грибковая аллергия лечение предполагает следующее. Антимикотические препараты необходимы в наиболее тяжелых случаях развития патологического процесса. Стандартная же схема терапевтической коррекции аллергического процесса предполагает следующие этапы:

  1. Промывание носовой полости солевыми растворами.
  2. Применение антигистаминных препаратов для устранения симптоматики патологии.
  3. Назначение гормональных лекарственных средств, как местных, так и системных.
  4. Аллерген-специфическая иммунотерапия, приемлемость которой определяет квалифицированный специалист.

Грибковая аллергия лечение предполагает комплексное, но для максимального эффекта следует также соблюдать профилактические меры.

Профилактика аллергических реакций на грибок

Для того, чтобы предотвратить развитие гиперчувствительности при поступлении в организм грибковых аллергенов, следует прежде всего соблюдать порядок в доме. Важно не только регулярно проводить влажную уборку, но и каждый день проветривать помещение. Это позволит снизить влажность в комнатах и предотвратит появление грибка. Кроме того, следует кондиционировать воздух рационально, не допуская постоянной работы устройств, предназначенных для этого.

Кроме этих мер, следует также соблюдать правила личной безопасности. Нельзя долгое время работать с сырой землей на дачном участке, также нужно очищать одежду после пребывания на улице.

Людям, профессиональная деятельность которых связана с работой в условиях высокой влажности, следует регулярно посещать врача для своевременного выявления симптомов аллергических реакций и назначения соответствующего лечения.

Лечение бактериальной аллергии

О бактериальной аллергии

Бактериальная аллергия представляет собой определенный вид аллергии, при котором аллергическая реакция развивается на бактерии, находящиеся в организме обычно в виде хронических очагов инфекции. Такие хронические очаги чаще всего локализуются в миндалинах, кариозных зубах, придаточных пазухах носа, в бронхолегочном дереве, а также в кишечнике и почках. При этом, бактериальная аллергия формируется достаточно долго, порой счет идет на года, поэтому чаще всего она встречается у взрослых, либо детей старшего возраста.

Бактериальная аллергия состоит в том, что под влиянием бактериальных агентов и антигенов, попавших в организм человека, формируются инфекционно-аллергические заболевания, например, такие как:

Вышеперечисленные заболевания тяжело переносятся больными, требуют длительного и качественного лечения. Однако, чем раньше пациент обнаружит у себя симптомы аллергии и обратиться за квалифицированной медицинской помощью, тем быстрее подействует специфическое лечение, назначенное врачами, и такой пациент сможет навсегда забыть о бактериальной аллергии.

Симптомы бактериальной аллергии

Симптомы бактериальной аллергии зависят от вида бактерий, которые способствуют развитию аллергической реакции, а также от состояния иммунной системы человека. Так, выделяют следующие симптомы бактериальной аллергии:

  1. Респираторные симптомы:
    • Кашель и затрудненное дыхания из-за ощущения кома в горле;
    • Приступообразное чихание;
    • Зуд в носу и горле;
    • Прозрачные, слизистые выделения из носа;
    • Заложенность носа;
    • Нарушение обоняния;
  2. Симптомы поражения органа зрения:
    • Покраснение слизистой глаз;
    • Слезотечение;
    • Зуд глаз;
  3. В некоторых случаях присоединяются кожные симптомы в виде:
    • Высыпаний и покраснений на коже, которые также сопровождаются зудом;
  4. Симптомы, свидетельствующие о нарушении работы органов желудочно-кишечного тракта:
    • Боли в желудке;
    • Рвота;
    • Диарея.

В самых тяжелых случаях развиваются симптомы анафилактического шока или отека Квинке, купирование которых возможно лишь с помощью квалифицированных медицинских работников, оказывающих неотложную медицинскую помощь.

Причины бактериальной аллергии

Причины бактериальной аллергии сводятся к тому, что в организме имеются хронические очаги инфекции, связанные с недолеченными простудными бактериальными заболеваниями (например, пневмония, гайморит и т.д.). А при определенных условиях, например, переохлаждение и снижение иммунитета, данные очаги активируются, что и запускает ход бактериальной аллергической реакции. Следовательно, чтобы в корне предотвратить развитие бактериальной аллергии, всегда необходимо полностью устранять болезнь и не запускать ее до хронической формы.

Бактериальная аллергия у детей

Бактериальная аллергия у детей обычно выявляется не раньше 3-ех летнего возраста, т.к. она развивается на фоне имеющихся в организме хронических очагов инфекции. Симптоматика у детей такая же, как и у взрослых, однако порой она более яркая и выраженная, что связанно с незрелостью детской иммунной системы. Бактериальная аллергия у детей нуждается в квалифицированном и специализированном лечении, которое направленно не только на снятие симптоматики аллергии, но и на ликвидацию и санацию хронических очагов инфекции.

Лечением бактериальной аллергии у детей занимаются врачи нашей клиники «Лор-Астма», предлагающие лишь безопасные, надежные и максимально эффективные методики. Помните, чем раньше Вы проконсультируйтесь с врачом, чем раньше он установит вид аллергии и определит конкретный тип аллергена, тем скорее Вы сможете начать лечение Вашего малыша, и тем быстрее он избавиться от тяжелых и неприятных симптомов бактериальной аллергии.

Лечите своего ребенка, применяя лишь качественные и результативные методы лечения! А именно такие методы лечения бактериальной аллергии предлагают врачи клиники «Лор-Астма!

Лечение бактериальной аллергии

Лечение бактериальной аллергии в нашей клинике «Лор-Астма» осуществляется всегда на высшем уровне! Мы проводим лечение и взрослых, и детей, избавляя их от бактериальной аллергии, при этом всегда подбирая схемы лечения индивидуально.

Лечение бактериальной аллергии положено начинать с качественной диагностики. Именно с этого и начинают наши врачи. Первый этап — это сбор аллергоанамнеза, который выясняет лечащий врач у самого пациента, либо у родителей ребенка. Затем, проведя буквально несколько диагностических процедур и основываясь на данных анамнеза пациента, врач устанавливает вид аллергии, а также определяет степень ее развития.

После определения вида аллергена и определения состояния иммунитета пациента начинается лечение аллергии. В качестве лечения бактериальной аллергии наши специалисты предлагают лишь проверенные, эффективные и качественные методы, например, такие как:

Цель лечения бактериальной аллергии — это не только ликвидировать симптоматику, но и укрепить иммунитет в целом, а также устранить хронические очаги бактериальной инфекции, что в дальнейшем позволяет предотвратить развитие рецидивов аллергии!

Стоимость лечения

Код Наименование услуги Цена услуги
руб.
Цена со скидкой*
руб.
[21-245] Аллерген m208 — Chaetomium globosum, IgE 550 500
Наименование Стоимость, руб.
1 Первичный прием врача, доктора медицинских наук 2400
2 Процедуры в составе по назначению врача:
УЗИС 2000
Озононоультрафиолетовая санация 350
Лазерная фотореактивная терапия 1600-2400
Аппликация микрокомпресса в носовую полость 600
Аппликация живично-прополисной суспензии на слизистые 500
3 Заключительный осмотр врача по результатам лечения бесплатно

Записаться на консультацию о бактериальной аллергии

Вопросы пользователей на нашем сайте о бактериальной аллергии

Александр Пурясев,
доктор медицинских наук, главный врач клиники:Мне понятна ваша ситуация. Она не простая. Но я вам готов все разъяснить и, главное, смогу помочь! Но вы должны прийти ко мне на прием, т.к. у меня не хватит пальцев все это описывать в письме. Обращайтесь. помогу!

Александр Пурясев,
доктор медицинских наук, главный врач клиники:… если Вам нужны конкретные ответы, приведите врачу КОНКРЕТНОГО пациента, которому будут назначены анализы, возможно рентген, другие виды обследования по следущим показателям: 1. Жалобы — симптомы, признаки болезни; 2. Анамнез — история развития его хронической болезни; 3. Наличие сопутствующих заболеваний; 4. Аллергоанамнез — продукты, животные, пыль, плесень и т.д., которые, на Ваш взгляд, могли бы вызвать аллергию; 5. Объективный осмотр пациента на предмет выявления местной картины болезни; и на конец, 5. Предварительный диагноз — заключение. В итоге подбирается индивидуальный план обследования не с потолка,а по КОНКРЕТНОМУ пациенту, и тогда уже не будет повода для ”общих фраз”, а будут конкретные заключения, окончательный диагноз, прогноз, рекомендации, и КОНКРЕТНЫЙ план лечения! Удачи, эдоровья!

Александр Пурясев,
доктор медицинских наук, главный врач клиники:Зиннат — антибиотик цефалоспоринов ой группы. Детям, помимо этой группы, можно еще можно макролиды и пенициллины. Всё. Выбирайте из любой группы. Так работают все врачи. К сожалению, это не правильно, назначать антибиотик (а/б) наугад, ”пальцем в небо”. У меня другая тактика. Вначале ребенок сдает анализы, и сразу, пока ждем анализы, начинаем лечить местно без а/б. Снимаем отек, воспаление, устраняем инфекцию (это возможно только в нашей клинике, такая грамотно построенная схема лечения позволяет часто вылечить больного даже без а/б). К тому времени, когда приходят анализы ребенок здоров, а если не долечился до конца, то мы уже знаем КАКОЙ а/б ему нужен по результатам анализов. Вот, профессиональный подход!

Александр Пурясев,
доктор медицинских наук, главный врач клиники:Стафилококк легко вызывает и аденоиды, и гайморит, и бронхит. Но при этом не нужно отчаиваться. , — он прекрасно лечится. В нашей клинике мы проводим лечение даже без антибиотиков — санируем. Сдаем анализы до лечения и подтверждаем анализами после лечения.

Александр Пурясев,
доктор медицинских наук, главный врач клиники:Для того, чтобы решить вопросы назначения антибиотика, правильно: назначить анализы крови, выполнить мазки из зева и носа, определить флору, и уже по этому — назначать антибиотик, а не ”тыкать пальцем в небо”

Аллерген m208 — Chaetomium globosum, IgE

Стоимость: 340 руб.

Аллергены микроскопических грибов, в том числе и Chaetomium globosum, широко распространены в окружающей среде. Они активно заселяют сырые помещения, ванные комнаты, туалеты, сантехнику, старую мебель, испорченные продукты и органические отходы, что важно знать для разобщения источника аллергии и сенсибилизированного к этому аллергену человека. Как правило, грибы поражают дыхательные пути и вызывают тяжёлые аллергические заболевания, такие, как круглогодичный аллергический ринит, бронхиальную астму, а также являются причиной около трети обострений атопического дерматита. Определение специфического иммуноглобулина Е к данному аллергену в повышенном количестве указывает на наличие сенсибилизации организма к этому аллергену.

Аллергия к насекомым. Современные принципы диагностики и лечения

Под понятием «инсектная аллергия»; (ИА) подразумевают аллергические реакции, возникающие при укусах, ужалениях насекомыми, при соприкосновении с ними, вдыхании частиц тел насекомых или продуктов их жизнедеятельности. Свое название «инсектная» этот вид аллергии получил от названия класса Insecta (насекомые).
Насекомые существуют свыше 300 млн. лет. В настоящее время насчитывают более 1 млн. видов насекомых. Инсектная фауна встречается практически повсеместно, включая жилище человека, распространяется на значительные расстояния не только путем активного перелета, но и за счет пассивного переноса с помощью ветра, а также посредством фиксации на кожных покровах животного или человека и последующего их переноса при перемещении млекопитающих. Скопление насекомых определяется влиянием факторов окружающей среды: температуры, влажности, величиной атмосферного давления, силой ветра и др. [1]. В энтомологически неблагоприятных зонах вероятность ужаления, укусов и контактов с насекомыми и продуктами их жизнедеятельности весьма высока, что обусловливает повышенную степень риска сенсибилизации к аллергенам насекомых и нередко служит причиной формирования инсектной аллергии. Источниками аллергенов могут являться не только взрослые особи и продукты их жизнедеятельности, но также личинки и куколки [2].
Пристальное внимание исследователей разных стран [12,13,15,20,25,26,28] уделяется жалящим насекомым, относящимся к отряду перепончатокрылых (Hymenoptera), в связи с развитием тяжелых аллергических реакций человека на их аллергены. Аллергия к яду перепончатокрылых отмечается в разных регионах нашей страны у 0,1–0,4% населения, а в отдельных странах частота проявления аллергических реакций на ужаления этими насекомыми достигает 4% случаев всех аллергических реакций [16]. Наибольшее число больных составляют лица молодого возраста (до 20 лет). Сенсибилизация организма происходит парентеральным путем, что способствует быстрому поступлению аллергенов в кровь и соответственно – стремительному развитию аллергической реакции, которая отличается тяжестью проявлений и может привести к летальному исходу.
Наиболее аллергоопасными являются представители семейств Apidae (медоносная пчела, шмель и др.), Vespidae (настоящие осы, длинные осы, шершни и др.), а также представители семейства муравьев.
Только женские особи отряда перепончатокрылых обладают модифицированным яйцекладом, служащим жалящим аппаратом. Пчелы и шмели жалят только при защите. Шмели жалят крайне редко. Из всех перепончатокрылых только пчелы имеют зазубренное жало, которое остается при ужалении в теле жертвы, что приводит к гибели насекомого.
Яд настоящих ос является самой частой причиной развития аллергических реакций. Особенно агрессивное поведение ос отмечено после спячки, ранней весной. Насекомые гнездятся в земле, их легко потревожить в процессе проведения садовых работ. Осы чаще всего концентрируются вокруг дворовых мусоросборников, рынков, в районах проведения пикников. Осиные гнезда чаще расположены под карнизами и балками, на чердаках и балконах. Шершни, близкие по происхождению к осам, гнездятся в кустарниках, поэтому следует соблюдать особую осторожность при проведении садовых работ.
Яд перепончатокрылых насекомых содержит большое количество биологически активных веществ, обладающих выраженным действием: низкомолекулярные соединения (биогенные амины, аминокислоты, фосфолипиды), основные пептиды (мелиттин, апамин, и др.) и высокомолекулярные белки–ферменты (гиалуронидаза и др.). Биогенные амины вызывают расширение и повышение проницаемости сосудов, боль. Пептиды и фосфолипиды вызывают токсические эффекты. Ферменты и высокомолекулярные пептиды могут быть причиной развития аллергических реакций [3].
Яд перепончатокрылых насекомых вызывает местные или системные реакции, которые могут быть токсическими, ложноаллергическими и аллергическими. У здоровых людей при ужалении возникает местная реакция в виде небольшого покраснения, отека и боли в месте поражения, исчезающая в течение нескольких часов. Обусловлена такая реакция токсическим действием яда насекомого. Системные токсические реакции наблюдаются при ужалении несколькими десятками или сотнями насекомых одновременно. Больные жалуются на головную боль, тошноту, рвоту. При ужалении сотней насекомых развиваются гемолиз эритроцитов, острый некроз скелетных мышц, что приводит к острой почечной недостаточности и летальному исходу. Поэтому больные, ужаленные большим количеством (более сотни) особей, нуждаются в стационарном наблюдении и тщательном контроле функционального состояния жизненно важных органов и систем организма, в частности, органов мочевыделительной системы [22,28].
Ложноаллергические реакции могут быть вызваны неспецифическим гистамин–высвобождающим действием некоторых компонентов яда. Часто встречается у больных пигментной крапивницей (мастоцитозом). Причина тому – скопления в коже и во внутренних органах тучных клеток (мастоцитов), содержащих большое количество биологически активных веществ [8,18].
При развитии местной аллергической реакции отек дермы и гиперемия в месте ужаления имеют диаметр до 10 см и более, сохраняются не менее суток и сопровождаются сильным зудом. Развившийся отек в полости рта и горла служит опасным прогностическим признаком, так как может привести к асфиксии.
Системные аллергические реакции выявляются у 0,8–5% населения [6]. Различают слабую, выраженную и тяжелую степень системных поражений, а также анафилактический шок. При слабой форме наблюдается генерализованная сыпь, зуд, недомогание, беспокойство. В случае присоединении к этим симптомам проявлений ангионевротического отека, головокружения или боли в области сердца, живота, диспепсических явлений, реакция расценивается как выраженная. Тяжелая генерализованная реакция может также проявляться в виде диспноэ, дисфагии, охриплости голоса, отека гортани, бронхоспазма, чувства беспокойства. Скорость появления и нарастания симптомов служит относительным индикатором тяжести состояния: реакции, развивающиеся спустя 1–2 мин. после ужаления, обычно оцениваются как тяжелые, отсроченные – как более легкие.
Анафилактический шок может развиться в течение нескольких секунд или минут после ужаления. Клинически проявляется удушьем, тошнотой, рвотой, падением артериального давления, непроизвольным недержанием мочи и кала, цианозом, коллапсом, потерей сознания. Смерть может быть вызвана коллапсом или обструкцией дыхательных путей.
Аллергические реакции на ужаление чаще опосредованы специфическими IgE–антителами к яду, что подтверждается немедленным характером развития клинических проявлений, наличием в сыворотке крови больных специфических IgE–антител к яду, специфической реакцией высвобождения гистамина из базофилов больных.
К редким реакциям на ужаление перепончатокрылых относятся изменения со стороны сердечно–сосудистой, мочевыделительной и нервной систем: васкулиты, нефропатии, энцефалиты, невротические расстройства. В сыворотке некоторых больных этой группы обнаружены антитела против яда перепончатокрылых насекомых, что позволяет предположить иммунологический характер заболевания.
Однако если с представителями отряда перепончатокрылых возможны лишь спорадические контакты, то с нежалящими насекомыми и продуктами их жизнедеятельности человек контактирует гораздо чаще. Аллергические реакции, вызванные нежалящими насекомыми, пока недостаточно изучены, но известно, что представители 12 отрядов обладают способностью вызывать инсектную аллергию.
Более 50 лет назад было отмечено проявление респираторных симптомов аллергии на частички тел насекомых (в том числе и частички тел нежалящих насекомых, входящих в состав домашней пыли), на продукты их метаболизма. Была продемонстрирована высокая распространенность ингаляционной формы инсектной аллергии, особенно среди больных респираторно–аллергическими заболеваниями, и разработаны способы профилактики и терапии этих состояний [1,19,24].
В современной номенклатуре аллергенов (IUIS 1999–2002 гг.) видовое соотношение «нежалящих» к «жалящим» отражено как 5 к 23. Наиболее изученными и охарактеризованными по аллергенному составу являются именно «жалящие» виды. Однако в последние годы официальная номенклатура аллергенов была существенно дополнена характеристикой аллергенов нежалящих насекомых. Это еще раз доказывает, что интерес исследователей к нежалящим насекомым возрастает и именно в связи с тем, что количество случаев проявления гиперчувствительности к различным представителям указанных видов с каждым годом увеличивается. В состав Международной номенклатуры аллергенов, т.е. аллергенов, являющихся наиболее изученными и охарактеризованными по аллергенному составу, входят аллергены нежалящих насекомых (комаров Aedes aegypti, тараканов Blattella germanica и Periplaneta Americana, хирономидий) в количестве 1–13 аллергенов, имеющих Мm 16–90 kD.
Нежалящие насекомые можно условно разделить на следующие группы: некусающие (мотыль и др.), куcающие (тараканы и др.), кровососущие (комары, москиты и др.) [9].
Учитывая широкую распространенность нежалящих насекомых в окружающей среде, невозможность прогнозирования контактов больных аллергическими заболеваниями с этими видами насекомых и тяжесть проявления аллергических реакций на аллергены нежалящих насекомых, становится очевидной актуальность изучения вопросов клиники, патогенеза и терапии аллергических состояний, обусловленных действием аллергенов нежалящих насекомых.
По способу сенсибилизации различают следующие пути попадания аллергенов нежалящих насекомых в организм: со слюной (секретом слюнных желез) при укусах насекомых отряда двукрылых (комары и др.); ингаляционным путем при попадании чешуек тел и метаболитов инсектного происхождения в состав домашней пыли, при непосредственном контакте с насекомыми, в частности, с представителями отрядов Вlattoptera – тараканами, Lepidoptera – бабочками, Trichoptera – ручейниками и представителями других отрядов.
Каждый вид насекомых имеет свою экологическую нишу, свою среду обитания. Возникают целые сообщества насекомых, заселяющих определенные территории. В частности, инсектная фауна жилища человека, условно получившая название «внутрижилищной», имеет определенный видовой состав. К так называемым «внутрижилищным» насекомым относятся мотыль, мухи, тараканы, клопы, вши, моль, жуки и др. Компоненты тел и метаболиты этих насекомых являются источниками аллергенов, в том числе и в составе домашней пыли.
В качестве одного из примеров сенсибилизации человека некусающими насекомыми можно назвать мотыля Сhironomidae. В Международную номенклатуру аллергенов (IUIS) включено 16 аллергенов этого насекомого. Хирономидии наиболее распространены в местах, где имеются открытые водоемы [2,21]. Нередко их объединяют одним названием – «мотыль», который в высушенном виде используют в качестве корма для аквариумных рыб. В природе этот вид насекомых служит в качестве корма как для речных, так и озерных рыб. Существует три способа возможных контактов человека с данным аллергеном – частички насекомых, переносимые по воздуху, попадают на слизистые дыхательного тракта при разделке свежей рыбы, при кормлении аквариумных рыб, вызывая респираторные проявления аллергии (приступы затрудненного дыхания, ринит, конъюнктивит и др.), а также при купании человека в реках и озерах. Последний способ проникновения в организм человека объясняет случаи возникновения кожных проявлений аллергии (сыпь, зуд и др.) у некоторых лиц после купания в открытых водоемах.
Отдельную группу насекомых, относящихся к отряду Orthoptera, представляют хорошо известные сверчки, кузнечики, саранча. На аллергены сверчков (crickets) отмечаются реакции немедленного типа в виде бронхоспазма, риноконъюнктивального синдрома. Гиперчувствительность к аллергенам сверчков подтверждалась наличием позитивных кожных тестов, а также определением специфических IgE–антител к данным инсектным аллергенам. [23].
Тараканов существует более 3500 видов [14], однако аллергенной активностью обладают только 435 из них. Тараканы относятся к «кусающим» видам. Кроме того, аллергены экскрементов тараканов отличаются наибольшей аллергенностью и термостабильностью (т.е. не подвергаются разрушению при температуре 100°С) [23]. Интересен тот факт, что у лиц, страдающих гиперчувствительностью к аллергенам тараканов, отмечена непереносимость пищевых ингредиентов, чаще других употребляемых тараканами в пищу. Вероятно, это может быть связано с повышенной чувствительностью больных именно к аллергенам, входящим в состав экскрементов.
Для России наиболее актуальными являются Blattella germanica, Periplaneta аmericana и Blatta orientalis. Главным аллергеном является Bla g Bd с молекулярной массой 90kD, обладающий перекрестной реактивностью с аллергенами клеща домашней пыли и креветок [19].
Распространенность аллергии к тараканам среди жителей Московского региона, страдающих атопической бронхиальной астмой, составляет 33%. Сенсибилизация к аллергенам тараканов была подтверждена наличием позитивных результатов кожного тестирования и специфических IgE–антител к данным инсектным аллергенам в сыворотках крови пациентов, а также клиническими проявлениями в виде приступов удушья при уборке в местах скопления насекомых [10,17].
Могут быть рассмотрены следующие пути поступления аллергенов тараканов в организм человека: ингаляционный, контактный, с пищей (через желудочно–кишечный тракт). Аллергены тараканов и саранчи имеют перекрестную реактивность, что может обусловливать возникновение перекрестно–аллергических реакций у больных на аллергены указанных насекомых [26].
Группа кровососущих насекомых включает представителей разных видов, даже разных семейств: Culicidae (комары), Liposcelidae (вши), Pulicidae (блохи) и другие [7].
Комары – типичные представители кровососущих насекомых. Наиболее актуальными для таежных, степных и центральных регионов России являются Aedes aegypti и Сulex pipiens. Установлено наличие в слюне комаров аллергенов, стимулирующих активный аллергический ответ. Удалось препарировать слюнные железы насекомых, выделить антигенные фракции. При введении их сенсибилизированным лицам были отмечены местные аллергические реакции. Выделено 12 полипептидов из слюны комара Aedes aegypti (Mosguitoes) и доказаны их аллергенные свойства [26]. Иммуноблоттинговые исследования позволили выявить специфические IgЕ–антитела к белкам слюны комаров рода Аedes с молекулярной массой 22, 37 и 66 кДа. Аллерген 37 кДа является главным аллергеном, способным обеспечить специфическое IgЕ–связывание более чем в 64–70% образцов сывороток больных с гиперчувствительностью к укусам комаров [5].
Клинические проявления инсектной аллергии характеризуются остротой, тяжестью, внезапностью развития реакций. Возникновение аллергической реакции может отмечаться как у взрослых (наиболее часто – в возрасте от 16 до 35 лет), так и у детей. Аллергические реакции на укусы кровососущих насекомых выявляются у 17–20% лиц, страдающих атопическими заболеваниями [3].
У больных выявляется развернутая аллергическая местная реакция в виде отека, резкого покраснения, образования элементов папулезной или волдырной сыпи на коже в месте укусов. Встречаются неадекватные реакции на укус одного насекомого: от гигантской инфильтрации на месте укуса, сохраняющейся в течение 3–4 недель (до 2 месяцев), до системных проявлений в виде генерализованной сыпи, приступов удушья. Нередко расчесы мест укусов инфицируются бактериальной флорой. На укусы кровососущих насекомых (блох, комаров и др.) редко возникает анафилактический шок, однако такие случаи отмечены в литературе. В случае множественных укусов могут отмечаться признаки интоксикации: подъем температуры тела, лихорадка, головная боль.
Аллергические реакции на укусы кровососущих насекомых представителей отряда клопов (отряд Hemiptera), обитающих в жилище человека, составляют важную проблему для некоторых регионов. Например, укус «целующего клопа» (Triatoma protracta) может спровоцировать развитие не только местной аллергической реакции, но и тяжелых системных анафилактических реакций. Клинические проявления аллергии на укусы данных кровососущих насекомых характеризуются образованием в месте поражения кожи папулы с темной точкой в центре, затем везикулы размером 2–3 см [2].
Постельные клопы также вызывают аллергические реакции. Чувствительность больных к укусу зависит от количества укусов и вида клопа (сенсибилизация к укусам постельных клопов развивается медленно). Клиническая картина аллергической реакции развивается стремительно после укуса одной особью. Интервал между укусом и развитием симптомов в большинстве случаев составляет от 0–10 минут до 40 минут. Через несколько часов возможно усиление выраженности местных симптомов: плотного обширного отека, зуда, гиперемии. Возможно также возникновение местных проявлений поздней фазы аллергической реакции немедленного типа – спустя 4–6 часов после укуса. Возможна и иная динамика проявления аллергической реакции на укус: возникновение через 6–12 часов, нарастание в течение 48 часов, характер течения рецидивирующий, иногда до 2–х месяцев, могут возникнуть проявления папулезной, а иногда везикулярной или буллезной сыпи. Отмечаются и системные реакции в виде возникновения генерализованной уртикарной сыпи (иногда носящей сливной характер), отека Квинке, бронхоспазма. В отдельных случаях наблюдается потеря сознания, отек век, языка, гортани, бронхоспазм, развитие анафилактического шока.
Аналогичные кожные проявления можно наблюдать после укусов комаров, москитов, мошек. Эти реакции представлены тремя видами кожной сыпи: острой эритематозной реакцией, напоминающей рожистое воспаление, но без повышения температуры и воспалительной реакции со стороны периферических лимфатических узлов; везикуло–буллезной; некротической сыпи с исходом в рубцевание. При сильно выраженных местных реакциях могут отмечаться и явления общей интоксикации в виде головной боли, тошноты, озноба, потливости, сухости во рту, бессонницы.
Представители отряда бабочек (Lepidoptera) могут вызывать проявления дерматита по типу крапивницы. Реакция обычно протекает по замедленному типу. Аппликационные тесты с экстрактами тела гусениц, бабочек, нитей непарного шелкопряда регистрируются спустя 24–48 часов, а кожные пробы с аллергенами из тел гусениц в 88% положительны через 0,5–12 часов [23].
Жуки (отряд Coleoptera) – сельскохозяйственные вредители, индуцируют аллергические реакции у докеров, разгружающих суда с зараженными продуктами, работников складов и зернохранилищ. Гиперчувствительность к аллергенам жуков клинически может проявляться в виде симптомов аллергического ринита, конъюнктивита, а также приступов удушья. В литературе имеются данные о случаях кожных проявлений по типу крапивницы при контакте с жуками и личинками Dermes maculatus Degeer [27].
Диагностика местных аллергических реакций обычно бывает затруднена в связи с возможностью наличия проявлений реакции токсического типа, особенно у лиц с аутоиммунными, онкологическими заболеваниями [3]. Также не исключена возможность наличия местной реакции, как проявления инфекционного процесса (возбудитель переносится со слюной насекомого). Иногда элементы сыпи при местных проявлениях данного вида аллергии имеют сходный характер с элементами сыпи при почесухе (пруриго). Решающими факторами являются клиническая картина заболевания и результаты специфических методов обследования (рис. 1).
Доказательствами наличия аллергии к насекомым являются:
1. Связь клинических проявлений аллергии с укусом насекомого.
2. Позитивные кожные тесты с экстрактами из тел насекомых и продуктов их жизнедеятельности.
3. Наличие в сыворотке крови больных специфических IgE–антител к данным инсектным аллергенам.
При сборе аллергологического анамнеза необходимо выяснить подвергался ли ранее больной укусам насекомых, важно отметить степень выраженности аллергических реакций, длительность клинических проявлений, по возможности определить вид насекомого, оценить эффективность применения противоаллергических медикаментозных средств. Тщательно оценивают данные анамнеза по интенсивности местной и системной реакции у больного на укус насекомого (табл. 1).
В соответствии с данными анамнеза выбирают стратегию проведения дальнейшей диагностики. Для постановки кожных проб при аллергии к нежалящим насекомым применяют аллерген из восковой моли, из зерновой моли, из коконов тутового шелкопряда, а также аллерген из комаров вида Aedes aegypti, созданный в ГНЦ Институт иммунологии ФМБА России. Постановку кожных тестов рекомендуется проводить с определенной осторожностью не менее чем через 2–3 недели после развития системной реакции. Оценивать кожную реакцию следует через 20 мин, 6, 24 и 48 часов.
При наличии выраженных клинических проявлений (реакций анафилактического типа) на укус или ужаление насекомого следует использовать методы лабораторной диагностики для выявления специфических IgE–антител в сыворотке крови больного. Определение проводят методом иммуноферментного или хемилюминесцентного анализа. Для проведения диагностики in vitro в России используются аллергены комаров, тараканов, мошки, шершня, тел ос, тел пчел.
Диагностика аллергии к слюне кровососущих насекомых, аллергенам тел насекомых и продуктов их жизнедеятельности основывается на анализе клинических проявлений заболевания и выявлении IgE–зависимого характера аллергии путем постановки кожных тестов и определения аллерген– специфических IgE к инсектным аллергенам в сыворотке пациента.
Наличие специфических IgE–антител к яду жалящих насекомых можно выявить радиоаллергосорбентным тестом (RAST) только по окончании анергического периода, продолжающегося 2–3 дня после ужаления.
Специфические IgG также обнаруживают у больных с аллергией к яду перепончатокрылых насекомых (чаще у пчеловодов), у больных с ИА к НН (чаще у работников инсектариев, зернохранилищ, лесничих, егерей и др.), однако они не защищают от развития аллергической реакции при последующих ужалениях или укусах [6].
Лечение аллергии к насекомым
Лечение складывается из симптоматической терапии острой реакции и профилактической предсезонной специфической аллерговакцинации экстрактами инсектных аллергенов (из тела и яда ос, пчел, тел комаров и др.).
Симптоматическая терапия проявлений инсектной аллергии чаще всего проводится врачами скорой помощи и больниц общего профиля. Специфическая аллерговакцинация проводится только специалистом – аллергологом.
Целью лечения является:
г Купирование симптомов аллергии
г Восстановление нарушенных в результате реакции функций органов и систем
г Нормализация общего состояния больного.
Показанием для госпитализации являются:
г Системные реакции любой степени тяжести
г Приступ удушья
г Отек Квинке угрожающей локализации, какой именно и угрожающей чему? Это тоже системная реакция?
г Ужаление в слизистую полости рта – не всех больных, а только страдающих аллергией или всех?
г Ужаление/укус больных, страдающих мастоцитозом, тяжелыми сердечно–сосудистыми, респираторными, почечными заболеваниями
г Угроза развития токсической реакции при множественных ужалениях/укусах
г Невозможность оказания адекватной медицинской помощи в амбулаторных условиях при реакциях любой степени тяжести.
Лечение острых аллергических реакций.
При ужалении (укусе) насекомым возможно возникновение анафилактических реакций (вплоть до развития анафилактического шока (АШ). Основное условие проведения терапии АШ – это безотлагательное и, по возможности, одновременное выполнение следующих основных противошоковых мероприятий [29]:
• остановка проникновения аллергена (яда/слюны насекомого) в организм;
• терапия адреномиметиками;
• инфузионная терапия (введение коллоидных и кристаллоидных растворов);
• обеспечение проходимости дыхательных путей;
• терапия глюкокортикостероидами (ГКС);
• симптоматическая терапия.
При ужалении (укусе) в конечность следует наложить жгут выше места ужаления (укуса), холод на место ужаления (укуса), при ужалении – удалить жало пчелы, обеспечить покой и возвышенное положение конечности, в которую произошло ужаление (укус).
Неотложная помощь при ужалении:
• норэпинефрин, 0,1% р–р, п/к 0,1–0,3 мл, однократно или
• эпинефрин, 0,1% р–р, п/к 0,1–0,3 мл, однократно
• дополнительно ввести натрия хлорид, 0,9% р–р, 4–5 мл, однократно.
При выраженных гемодинамических изменениях следует продолжать введение адреномиметиков п/к с интервалами 5–10 мин. и перейти на в/в капельное введение препаратов (норэпинефрин в/в капельно со скоростью 4–8 мкг/мин. или эпинефрин в/в капельно со скоростью 2–4 мкг/мин.). Введение адреномиметиков осуществляется до полной стабилизации артериального давления (АД). При необходимости осуществляют закрытый массаж сердца.
При тяжелом течении АШ необходимо следует сразу начать в/в введение эпинефрина в разведении 1:10000, в/в 0,3–0,8 мг, однократно, затем индивидуальный подбор дозы до полной стабилизации АД.
Одновременно с адреномиметиками показано введение допамина. Особенно в случаях, когда необходима длительная прессорная терапия при низком ответе на введение адреномиметиков, а также при высоком риске появления осложнений, связанных с нарушением кровообращения в жизненно важных органах. Введение препарата осуществляется до полной стабилизации гемодинамических показателей с последующим постепенным снижением его дозы (допамин в/в капельно с начальной скоростью 2–5 мкг/кг/мин., а при необходимости 5–10 мкг/кг/мин., до стабилизации гемодинамических показателей).
Инфузионная терапия: одновременно с введением вазопрессорных препаратов целесообразно начать введение коллоидных и кристаллоидных растворов с целью восполнения объема циркулирующей крови, устранения гемоконцентрации и эффективного восстановления АД на перфузионном уровне. Используются следующие растворы:
• Декстран (средняя молекулярная масса 30000–40000);
• Натрия хлорид 0,9% р–р (и др.).
Коррекция скорости и объема вводимых растворов проводится под контролем гемодинамики до полной стабилизации показателей АД.
Терапия ГКС: одновременно с введением адреномиметиков необходимо применение ГКС в средней дозировке. Применение данной группы препаратов позволит быстрее купировать проявления анафилаксии, отеки различной локализации, бронхообструктивный синдром и предотвратить или уменьшить выраженность симптоматики в случае развития повторных волн анафилактической реакции:
Бетаметазон в/в капельно 8–32 мг 1 р/сут. (начальная доза) или
Гидрокортизон в/в капельно 250 мг 1 р/сут. (начальная доза), или
Дексаметазон в/в капельно 8–32 мг 1 р/сут. (начальная доза), или
Преднизолон в/в струйно 90–120 мг 1 р/сут. (начальная доза).
Длительность и доза ГКС подбираются индивидуально. Отмена указанных лекарственных средств производится постепенно и сообразно объективным признакам стабилизации.
Помимо вышеуказанного лечения, при необходимости проводится дополнительная симптоматическая терапия (в том числе антигистаминными, бронхолитическими препаратами, диуретиками). Терапия антигистаминными препаратами и диуретиками проводится только при наличии строгих показаний и на фоне полной стабилизации АД и отмены вазопрессорной терапии.
Для лечения анафилактических реакций недопустимо использование парентерального введения Н1–антигистаминных препаратов 1–го поколения, обладающих a–адреноблокирующей активностью – прометазина и дифенилгидрамина, в связи с возможностью развития гипотонии.
При проведении противошоковой терапии в острый период, а также первые 7–10 дней необходим постоянный мониторинг функций дыхательной, сердечно–сосудистой и других систем организма в связи с высоким риском развития повторных анафилактических реакций и формирования осложнений АШ (инфаркт миокарда, отек легких, отек мозга и др.).
Лечение системных аллергических реакций на ужаление перепончатокрылыми (проводят в палате или отделении интенсивной терапии).
Для купирования приступа удушья применяют ингаляции b2–агонистов (сальбутамол 100 мкг – 1–2 дозы, или фенотерол 200 мкг – 1–2 дозы); при недостаточном эффекте к лечению добавляют в/в введение теофиллина 2,4% – 10 мл на физрастворе, при тяжелом приступе удушья в/в вводят кортикостероидный препарат (преднизолон, дексазон).
При тяжелой обструкции дыхательных путей проводят интубацию, или трахеотомию, или крикотиротомию с последующим переводом больного на ИВЛ. При тотальном бронхоспазме через трахеостому эндотрахеально инстиллируют 0,01% раствор эпинефрина и кортикостероиды.
При отеке легких в/в вводят строфантин 0,05% – 0,5 мл и теофиллин 2,4% – 10 мл на физрастворе, больному придают полусидячее положение.
Лечение при выраженных местных аллергических реакциях проводят в амбулаторных условиях с использованием антигистаминных препаратов, а также применением местно мазей, содержащих глюкокортикостероиды.
При появлении буллезных высыпаний в месте ужаления рекомендовано асептическое вскрытие пузырей и обработка ран раствором асептического раствора (марганцовокислого калия и др.).
Для того чтобы избежать или значительно снизить вероятность ужаления, больной должен соблюдать ряд мер предосторожности:
– находиться вдали от пасек и других мест скопления насекомых (рынки, мусоросборные контейнеры);
– не ходить босиком по траве (из–за опасности наступить на насекомое);
– в сезон вылета насекомых необходимо драпировать окна в доме мелкой сеткой, не пропускающей насекомых при открывании окна;
– не есть и не готовить пищу на улице;
– не пользоваться в сезон вылета перепончатокрылых насекомых пахнущими веществами с цветочным ароматом (духи, лаки для волос, шампуни и т.д.);
– не носить одежду ярких и светлых тонов;
– при работе в саду или огороде – оставлять минимум открытых частей тела, предпочтильна одежда с длинными рукавами из плотной ткани, на ноги следует надевать обувь на плотной подошве, обязательным является наличие головного убора;
– не делать резких движений, отгоняя осу или пчелу. Активная жестикуляция побуждает насекомое к нападению;
– не уничтожать пчел и ос вблизи их гнезда, т.к. это может вызвать распространение запаха, который послужит рою сигналом к вылету.
При ужалении пчелой нельзя удалять жало пальцами, так как при этом происходит сдавление мешочка с ядом и впрыскивание оставшегося яда в рану. Жало следует удалять скользящим движением ножа, пилки для ногтей или ногтя по поверхности кожи, передавливая, таким образом, канал в центре жала и предупреждая тем самым дальнейшее поступление яда в рану.
Лечение местных реакций на укусы кровососущими насекомыми идентично лечению таковых при гиперчувствительности к аллергенам жалящих перепончатокрылых. Учитывая, однако, превалирование реакций переходного и замедленного типов при этой форме аллергии, к лечебным мероприятиям добавляют препараты кальция и рутин для уменьшения сосудистой проницаемости, при необходимости назначают или усиливают глюкокортикостероидную терапию. Лечение системных аллергических реакций на укусы кровососущих насекомых проводят с учетом типа реакции. Для купирования системной реакции немедленного типа применяют адреналин, системные глюкокортикостероиды, антигистаминные препараты, при явлениях бронхоспазма – бронхоспазмолитики; другие препараты назначаются по показаниям. Дозы вводимых препаратов определяются тяжестью клинических проявлений. Для купирования реакций переходного (замедленного) типа адреналин не применяют. Используют главным образом кортикостероидные, антигистаминные препараты, препараты кальция. Дозы и схемы их определяются тяжестью и упорством рецидивирования реакции [2].
В современной клинической практике широко используются антигистаминные препараты – блокаторы Н1–гистаминовых рецепторов 1 и 2–го поколения как отечественных, так и зарубежных фармацевтических компаний. Выбор антигистаминного препарата, способ введения и доза зависят от возраста, степени тяжести заболевания и стадии его развития, от наличия сопутствующих заболеваний и индивидуальной переносимости препаратов и др.
Большинство антигистаминных препаратов 2–го поколения отличает высокая специфичность и сродство к Н1–рецепторам, чем и объясняется их более продолжительное действие. Они легко проникают в кровь, и их воздействие на организм не зависит от приема пищи. Препараты 2–го поколения оказывают продолжительное действие, сохраняющееся даже после однократного приема в течение 18–24 ч, что позволяет использовать препарат 1 раз в сутки. Препараты данной группы не проникают через гематоэнцефалический барьер и лишены побочных нежелательных центрального, холинолитического и седативного эффектов, что позволяет успешно применять их в лечении инсектной аллергии пациентов, профессия которых требует повышенного внимания и активности.
Перечисленными свойствами в полной мере обладает цетиризин – селективный антагонист периферических гистаминовых Н1–рецепторов, являющийся метаболитом гидроксизина. Препарат влияет на «раннюю» фазу аллергической реакции, уменьшает миграцию эозинофилов, на «поздней» фазе ингибирует высвобождение медиаторов воспаления. Цетиризин начинает действовать через 20–30 минут после однократного приема, продолжительность действия составляет 24 часа; обладает хорошим профилем безопасности. Препарат можно принимать независимо от приема пищи; разрешен к применению как у взрослых, так и у детей от 1 года.
Для уменьшения отека, развившегося вследствие укуса насекомым, местно следует применять холодные примочки. Края отека в месте укуса смазывают кортикостероидной мазью, содержащей антибиотик (окситетрациклин + гидрокортизон, гентамицин + бетаметазон, тетрациклин + триамцинолон, флуметазон + клиохинол, неомицин + флуоцинолона ацетонид) – для предотвращения отека и инфицирования ранки. Буллы асептически вскрывают и обрабатывают перманганатом калия. При тяжелых местных реакциях назначают преднизолон по схеме: в первый день – 5 мг 3 раза в сутки, во второй день – 5 мг 2 раза в сутки, в третий день – 5 мг утром.
Лечение системных реакций на укусы насекомых аналогично лечению при аллергии в случае ужаления. Для лечения лихорадочного синдрома при многочисленных укусах насекомых применяют кортикостероиды коротким курсом.
Лечение ингаляционной и контактной инсектной аллергии проводят в соответствии с клиническими проявлениями (крапивница, аллергический ринит и конъюнктивит, атопическая бронхиальная астма и др.).
Профилактика аллергических реакций на укусы кровососущих насекомых:
– использовать химические средства защиты от насекомых (репелленты), фумигаторы;
– носить одежду, максимально закрывающую тело;
– в жилище использовать противомоскитные сетки;
– ограничить пребывание вблизи водоемов, болот, в лесу и поле в период массивного лета гнуса;
– избегать купания в водоемах со стоячей водой;
– осуществлять проведение санитарными службами обработки береговой зоны водоемов с целью уничтожения личинок комаров;
– проводить лечение домашних животных от блох;
– соблюдать гигиену тела и жилища, при необходимости проводить дезинсекцию жилища (борьба с клопами, блохами, вшами и др.);
– постоянно иметь при себе набор экстренной помощи (см. выше);
– иметь при себе «Паспорт больного аллергическим заболеванием».
В паспорте должен быть указан диагноз больного, его домашний адрес и телефон, действия в случае ужаления/укуса насекомым.
Врач–аллерголог выдает больному «Паспорт больного аллергическим заболеванием», где указаны аллергические реакции на инсектные аллергены, меры неотложной помощи в случае возникновения аллергической реакции на ужаление/укусы насекомых или контакт с насекомыми. Больного и его родственников обучают правильному применению средств неотложной помощи, технике инъекций.
Профилактика аллергических реакций на ингаляционные и контактные аллергены насекомых:
– соблюдение необходимых условий хранения товаров и продуктов на складах и в зернохранилищах, проведение дезинсекции;
– модернизация гренажного и шелкомотального производства с целью уменьшения контакта работников с гусеницами шелкопряда, папильонажной пылью и натуральным шелком;
– соблюдение гигиены жилища;
– использование индивидуальных средств защиты (респираторы, перчатки), промывание кожи и слизистых и смена одежды после работы сотрудниками лабораторий, работающих с различными видами насекомых, работниками зернохранилищ, работниками, занимающимися раскладкой и упаковкой личинок жука хрущака для кормления рыб, птиц, рептилий и др.;
– использование эффективных фильтров для очистки воздуха в рабочих и жилых помещениях;
– применение средств, используемых для уничтожения насекомых.
Профилактика аллергических реакций к насекомым, обитающим в жилище человека:
– соблюдение гигиены жилища;
– использование населением средств для борьбы с тараканами, муравьями, молью и другими насекомыми, обитающими в жилище;
– разработка новых средств для борьбы с тараканами;
– больным с аллергией на мотыля, личинок жуков и мух, гусениц и других насекомых, используемых для корма рыб, птиц и рептилий, рекомендуют использовать другой корм для домашних питомцев, а при возможности отказаться от содержания в доме животных, птиц и рыбок.
Умение оказания первой помощи, а также своевременное проведение курса АСИТ не только предупреждает развитие аллергической реакции на ужаление и укус насекомого, но и избавляет больных от мучительного страха перед насекомыми, что значительно улучшает качество жизни пациентов.
Аллерген–специфическая
иммунотерапия (АСИТ)
АСИТ является методом выбора для лечения инсектной аллергии. Данный метод терапии осуществляется врачом–аллергологом в специализированном аллергологическом стационаре при наличии отделения интенсивной терапии, т.к. существует угроза системных и анафилактических реакций на введение инсектных аллергенов. АСИТ является методом патогенетической терапии, позволяющим снизить повышенную чувствительность организма к аллергенам насекомых. АСИТ проводится в осенне–зимний период, вне сезона вылета насекомых. Абсолютным показанием для проведения иммунотерапии является наличие в анамнезе тяжелых системных реакций (в т.ч. анафилактического шока), сопровождающихся респираторными и кардиоваскулярными симптомами, и подтвержденные положительными диагностическими тестами (кожные тесты и наличие специфических IgE–антител в сыворотке). Противопоказания для АСИТ те же, что и для АСИТ другими аллергенами. АСИТ проводится только тем пациентам, у которых системная реакция неоднократно повторяется и имеется высокий риск повторных ужалений/укусов. Сильный страх перед насекомыми, приводящий к невротизации больного и значительному ухудшению качества жизни, также является показанием к проведению СИТ [8].
Беременность не рассматривается как противопоказание к продолжению проводимой АСИТ в случае, если она хорошо переносится пациенткой. Однако беременность является противопоказанием для начала АСИТ.
В раннем детском возрасте тяжелые аллергические реакции на ужаления/укусы очень редки, (смертельные почти неизвестны). Только в случаях высокой вероятности повторных ужалений с тяжелыми последствиями АСИТ может проводиться до 5–летнего возраста. Такая терапия должна проводиться высококвалифицированным детским аллергологом в условиях специализированного стационара.
С целью проведения АСИТ аллергенами жалящих насекомых в клиниках Европы и Америки применяют коммерческие препараты, приготовленные на основе ядов ос и пчел. Перекрестная реактивность между пчелиным и осиным ядом встречается редко. Если получены положительные тесты с пчелиным и осиным ядом, а виновное насекомое не может быть определено по анамнезу, то иммунотерапию проводят двумя ядами, с которыми получены положительные кожные тесты.
Аллергические реакции на яд шмеля встречаются редко. Коммерческого яда шмеля не существует. В редких случаях системных аллергических реакций на яд шмеля иммунотерапию проводят аллергеном из яда пчелы медоносной, обладающим перекрестной активностью с ядом шмеля.
Яд пчел для производства коммерческих аллергенов получают методом электростимуляции медоносных пчел. Он содержит 40% сухого остатка, быстро затвердевает на воздухе, хорошо растворим в воде и кислоте, но нерастворим в спирте. Яд ос получают, вскрывая мешочки с ядом. Коммерческий аллерген яда пчел и ос приготовлен из яда, диализированного при низкой температуре. В качестве стабилизатора к яду добавляют альбумин сыворотки человека. Перед употреблением яд растворяют в 0,9% растворе хлорида натрия, содержащем 0,03% альбумина человека и 0,3% фенола.
Рекомендуемая доза, достигаемая в процессе АСИТ ядом насекомых, равна 100 мкг белка яда, что соответствует дозе яда, попадающей в организм при ужалении двумя пчелами или двумя–тремя осами одновременно. Достижение суммарной дозы 200 мкг рекомендуется только для пчеловодов, которых часто жалят несколько пчел одновременно. После окончания иммунотерапии обязательно проводится провокация ужалением пчелой в условиях палаты интенсивной терапии, и только в случае хорошей переносимости пациент может вернуться к работе с пчелами [28].
На сегодняшний день провокационное ужаление остается наиболее надежным тестом для оценки эффективности АСИТ. Однако он отличается высокой себестоимостью и неудобен для больных. Снижение кожной чувствительности и уровня аллерген–специфического IgE также может свидетельствовать об эффективности АСИТ. После возрастания на начальных этапах АСИТ кожная чувствительность к яду и уровень аллерген–специфического IgE неуклонно снижаются и к концу первого года лечения обычно бывают ниже начального уровня. При продолжении АСИТ в течение нескольких лет результаты кожных проб обычно становятся отрицательными и могут служить критерием эффективности проводимой АСИТ.
Наиболее частым побочным эффектом СИТ является немедленная аллергическая реакция. Выраженный отек в месте инъекций встречается почти у всех пациентов, системная реакция у 5–40%. Наиболее часто побочные реакции во время проведения СИТ встречаются при проведении СИТ rush– методом (до 38%). Поэтому такая иммунотерапия должна проводиться только опытным персоналом в специализированных центрах, где есть реанимационные отделения. Применение b–блокаторов и ингибиторов МАО увеличивают опасность проведения АСИТ.
Минимальная продолжительность патогенетического лечения составляет 3–5 лет. После проведенной АСИТ реакция на повторное ужаление отсутствует у 90% пациентов, получивших СИТ аллергеном из яда ос, и у 75–80% больных, леченных ядом пчел.
Для достижения суммарной дозы разработано множество схем специфической иммунотерапии. Целью их создания является достижение максимального терапевтического эффекта (максимальной защиты) при минимальных побочных эффектах, а также удобство для пациентов. Длительные схемы применяют в случаях, когда поддерживающая доза достигается в течение нескольких месяцев, быстрые – когда поддерживающая доза достигается за 3–4 дня, ультрабыстрые, когда в день вводится до 6 инъекций аллергена. Введение поддерживающих инъекций ( в дозе 100 мкг) осуществляется каждые 4 недели в течение первого года и каждые 6 недель в последующие годы проведения иммунотерапии ядом.
Другой путь усовершенствования СИТ и уменьшения побочных эффектов – создание разновидностей аллергенов из яда. В настоящее время широко используется яд, сорбированный на гидроксиде аллюминия, как в традиционных схемах, так и после достижения поддерживающей дозы в быстрых схемах. АСИТ депонированным аллергеном хорошо переносится пациентами и имеет высокую клиническую эффективность. Проводится изучение безопасности и эффективности созданных рекомбинантных форм аллергенов из яда перепончатокрылых насекомых. Проводятся работы по созданию аллергена для пероральной специфической иммунотерапии [8].
В настоящее время в России отсутствуют лечебные формы аллергенов нежалящих насекомых, разрешенные к широкому клиническому применению. Специалистами ГНЦ РФ–Института иммунологии ФМБА создана лечебная форма водно–солевого экстракта аллергена из комаров вида Aedes aegypti. Данный лечебный аллерген находится на стадии регистрации. В настоящее время создаются новые отечественные эффективные и более безопасные формы лечебных инсектных аллерготропинов на основе конъюгатов с иммуномодулятором полиоксидонием. Эти препараты находятся в стадии разработки. За рубежом для проведения патогенетического лечения инсектной аллергии к нежалящим насекомым используются : в Чехии – аллергены комаров (пероральная и инъекционная формы), в Швеции – аллергены комаров и тараканов. Эффект от проведенного специфического лечения в клинической практике отмечен в 80% случаев [2,3].
Таким образом, широкая распространенность насекомых в разных регионах, тяжесть клинических проявлений аллергических и других реакций на ужаления/укусы, а также отсутствие в практической аллергологии широкого спектра диагностических и лечебных форм инсектных аллергенов дают основание говорить об актуальности поставленной проблемы как медицинского, так и социального характера, о необходимости усиления мер по профилактике, своевременной диагностике и терапии указанных состояний.

Литература
1. Адо А. Д., Барышева А. В. Аллергия к комарам // В сб.: Акт. вопросы клинич. и эксперим. аллергологии и иммунологии. – 1986. – С. 169–170
2. Гущин И. С., Читаева В. Г. Повышенная чувствительность к насекомым // В сб.: Итоги науки и техники, серия Иммунология. – М., 1987. – т. 16. – С. 49–89
3. Гущин И. С., Читаева В. Г. Аллергия к насекомым – М.: Фармарус Принт, 2003. – стр. 68–85, 120–210.
4. Захваткин Ю. А. Курс общей энтомологии – Мю, 2001. Колос,. – 376 с.
5. Иванов В. Д. Разработка аллерговакцины на основе аллергенов комаров и полиионного иммуномодулятора полиоксидония // Дисс.канд. мед. Наук – М., 1998 – с.75.
6. Клиническая аллергология под ред. Акад. РАМН, проф. Р. М. Хаитова М., «МЕДпресс–информ» 2002, стр. 382–385
7. Лолор Г.– мл., Фишер Т., Адельман Д гл. Аллергия к ядам насекомых.в кн. Клиническая иммунология и аллергология – М.: Практика, 2000. стр. 346 – 356
8. Швец С. М. Аллергические реакции на яд жалящих насекомых. Российский аллергологический журнал, 2004, N3, с. 9–18
9. Тарасов В. В. Медицинская энтомология – М.: МГУ, 1996. – 350 с.
10. Федоскова Т. Г. Сенсибилизация к аллергенам тараканов у больных атопической бронхиальной астмой с гиперчувствительностью к домашней пыли // Автореф. диссЕканд. мед. наук – М., 1996 – 22 с.
11. Чайнери М. гл. Отряд Щетинохвостики в кн. Насекомые – М., 2001, стр.8–10
12. Antonicelli L., Bilo M., Napoli G. Prevalence and treatment of insect sting reactions in emergency departments.// J. Allergy – 2001 – Vol. 56 – suppl.no.68 – abstr. 104
13. Benson R., Semenov H. Allergy in its relation to bee sting // J.Allergy – 1930 – N 1 – P. 105–116
14. Bernton H., Brown H. Insects as potential sources of ingestant // J. Allergy – 1967 – V.25 – N4 – P.383–387
15. Brown E. Insects and Allergy // J. Progress in allergy – 1944 – N 2 – P. 235–246
16. Charpin D, Vervloet D, Haddy E, et al. Prevalence of allergy to Hymenoptera stings. Allergy Proc 1990, N 11, P. 29–32.
17. Fedoseeva V., Louss L., Khaitov R., Fedoskova T., Kravchenko S. Cockroach allergens as significant factor in house allergy // Proc. X–VI Eur. Congress of Allergology and Clinical Immunology ECACI –1995 – Madrid – P. 79–82
18. Fricker M, Helbling A, Schwartz L, Muller U. Hymenoptera sting anaphylaxis and urticaria pigmentosa: clinical finding and results of venom immunotherapy in ten patients. J Allergy Clin Immunol 1997 Jul; 100 ( 1 ), P. 11–15.
19. Kang B. C. Cockroach allergy // Inhalant allergy to Arthropods ed Steven L. Kagen. The Human Press, Clinical Reviews in Allergy, – 1990 – Vol. 8 – N1 – P. 1–125
20. Knulst A.C., de Maat–Bleeker F., Bruinzeel–Koomen C.A. Wasp and bee venom allergy// Ned Tijdschr Geneeskd – 1998– Vol.142 – N16 – P. 889–892
21. Liebers V., Hoernstein M., Baur X Humoral immune response to the insect allergen Chi t 1 in aquarists and fish–food factory workers // J. Allergy, 1993 – Vol.48 –N2 – P.236–239
22. Nittner–Marszalska M, Malolepszy J, Mlynarczewski A, Niedziolka A. Toxic reaction induced by Hymenoptera stings. Pol Arch Med Wewn 1998 Sep; 100(3):252–6.
23. Perez – Santos С. Allergy to animals – 1995 – – 867p.
24. Panzani R., Layton L. L’allergie aux emanations d’arthropodes // J. Folia Allergologica – 1966 – N13–P.249–268
25. Reisman R. Insect sting anaphylaxis. // J. Immunology and Clinical Allergology North Am. – 1992 – N12– P.535
26. Symanski W., Hanczaruk M., Rogalelenska A., Michalska J. The Cast– ELISA test in monitoring specific immunotherapy and in differentiation between allergic and pseudoallergic reactions to Hymenoptera venoms // J.Allergy and Clinical Immunology – 1999 – Vol. 5 – N 4 – P. 209–212
27. Tee R. D., Gordon D. J., Newman–Taylor A.J. Allergy to locusts // J.Allergy and Clinical Immunology – 1999 – Vol. 75– N4–P.122
28. Vetter RS, Visscher PK, Camazine S. Mass envenomations by honey bees and wasps. West J Med 1999 Apr; 170 ( 4 ), P. 223–227
29. Аллергология. Клинические рекомендации под ред. Акад.РАМН Р.М.Хаитова, проф. Н.И.Ильиной, 2006, «ГЭОТАР–Медиа», стр. 21–23

насекомым, лечения, Аллергия, диагностики, Современные

опубликовано 06/12/2011 21:56
обновлено 06/12/2011
— Аллергология и иммунология

Видовое разнообразие и характеристика грибов рода Chaetomium тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 03.02.12, кандидат биологических наук Линник, Мария Александровна

  • Специальность ВАК РФ 03.02.12
  • Количество страниц 192
  • Скачать автореферат
  • Читать автореферат

Оглавление диссертации кандидат биологических наук Линник, Мария Александровна

ГЛАВА I. ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ

1.1. Общая характеристика и распространение грибов

1.2. Исследования по систематике р. СкаеЮттт

1.3. Методы, используемые для выделения и культивирования грибов р. Скае^тшт

1.4. Эколого-физиологические характеристики и значение грибов р.

ГЛАВА II. МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

2.1. Изучение видового разнообразия грибов р. Скаеготтт

2.2. Анализ представленности р. СкаеШтшт в образцах

2.3. Получение и условия хранения изолятов р. Скае^тшт

2.4. Исследование морфолого-культуральных характеристик изолятов р. Скае^тшт

2.5. Оценка деструктивных способностей изолятов р. Скае^тшт

2.6. Деструкция реставрационной бумаги грибами р. Скае^тшт

2.7. Оценка влияния препаратов А§Бион на деструктивные свойства

грибов р. Скаеготшт

ГЛАВА III. РЕЗУЛЬТАТЫ И ОБСУЖДЕНИЕ

3.1. Аннотированный список видов р. Скае^ттт

3.2. Представленность видов р. СНа^оттт в образцах

3.2.1. Анализ видового состава р. СкаеШтшт во всех образцах

3.2.2. Анализ видового состава р. Скае^тшт по субстратам

3.2.3. Анализ видового состава р. СкаеШтшт по регионам

3.2.4. Совместное развитие видов р. Скае^тшт

3.3. Коллекция изолятов р. Скае^ттт

3.4. Морфолого-культуральные характеристики изолятов

3.5. Деструкция бумаги изолятами р. Chaetomium

3.6. Развитие грибов р. Chaetomium на реставрационной бумаге

3.7. Подбор препарата AgBnoH для защиты бумаги от грибов р. Chaetomium

3.8. Влияние препарата AgBnoH-2 на устойчивость реставрационной

бумаги к грибам р. Chaetomium

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Микология», 03.02.12 шифр ВАК

Видовой состав возбудителей фузариоза колоса озимой ржи и их внутривидовая дифференциация 2005 год, кандидат биологических наук Самохина, Илона Юрьевна

Структура популяций возбудителей корневой гнили и снежной плесени озимой ржи и отбор исходного материала для селекции устойчивых сортов 2000 год, кандидат биологических наук Овсянкина, Алла Васильевна

Септориоз зерновых культур в различных регионах Российской Федерации 2003 год, кандидат биологических наук Пахолкова, Елена Васильевна

Эколого-физиологический потенциал природных изолятов ксилотрофных базидиомицетов 2011 год, доктор биологических наук Ильина, Галина Викторовна

Эколого-популяцианные исследования гриба Fusarium graminearum Schwabe и фузариозоустойчивость пшениц и эгилопсов 1994 год, кандидат биологических наук Гагкаева, Татьяна Юрьевна

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Видовое разнообразие и характеристика грибов рода Chaetomium»

Актуальность темы. Род Chaetomium является одним из наиболее крупных среди аскомицетов. Большинство представителей рода -сапротрофы, обитающие на разлагающихся остатках растительного происхождения, семенах, в ризосфере, на помете животных, в почве и в водоемах (Skolko, Groves, 1953; Lodha, 1964; Hubálek et al., 1973; Webb, Mündt, 1978; Bockhary, Parvez , 1995; Lorenzo, 1998; Прохоров, Армейская, 2001; Piontelli et al., 2006; Линник, Прохоров, 2008). Взаимодействуя с другими организмами, населяющими тот же спектр субстратов, они выполняют деструктивную функцию, а также входят в состав пищевых цепей, являясь источником питания для бактерий, микотрофных грибов, членистоногих и простейших (Skolko, Croves, 1953; Ames, 1961; Hubálek et al., 1973;¡Кириленко, 1978; Webb, Mündt, 1978; Черепанова, 1989; Bockhary, Parvez, 1995; Прохоров, Армейская, 2001).

Представители данной группы грибов являются объектом пристального внимания многих исследователей. В связи со способностью разрушать различные материалы и изделия, содержащие целлюлозу, виды р. Chaetomium представляют интерес как биодеструкторы, вызывающие порчу продуктов пищевой и текстильной промышленности, предметов изобразительного и прикладного искусства и книг в книгохранилищах (Ребрикова, Сизова, 1975; Fogle et al., 2007).

Виды p. Chaetomium интересны как потенциальные агенты биологического контроля, как продуценты перспективных целлюлозолитических ферментов, в биодеградации промышленных материалов, а также как источник новых метаболитов в фармакологической промышленности и сельском хозяйстве. (Eriksen, Goksqyr, 1977; Brewer, Taylor, 1978; Udagawa et al., 1979; Sekita et al., 1981; Di Pietro et al., 1992; Chefetz et al., 1998; Nielsen et al., 1999; Wicklow, Gloer, 1999; Andersen, Nissen, 2000; Maheshwari, Mahalingeshwara, 2000; Burtseva et al., 2000; Abbott, 2002;

Ohtsuki et al., 2003; Saito et al., 2003; Strobel et al., 2003; Gao et al. 2005, Kanokmedhakul et al., 2006, 2007; Sun et al., 2006; Tarafdar, Gharu, 2006; Ghatora et al., 2006; Wijeratne et al., 2006; Fogle et al., 2007, 2008; Yasuhide et al., 2008; El-Gindy et al., 2009; Kapoor et al., 2010; Deshmukh et al., 2010).

Аскомицеты p. Chaetomium являются удобной моделью для исследования последовательности, стадий и характера разрушения различных целлюлозосодержащих материалов, в том числе бумаги, тестирования биоцидных препаратов, изучения развития экосистем, образуемых микромицетами, бактериями и беспозвоночными животными.

Периодически в литературе появляются публикации с описаниями новых видов p. Chaetomium (Soytong, 1990; Xue-Wei, Ru-Yong, 2005; Kubâtovâ, 2006; Chang, Wang, 2008). Однако до сих пор существуют значительные трудности, связанные с видовой идентификацией этих грибов и много; неоднозначных моментов в систематике рода. Исследования видового: разнообразия грибов p. Chaetomium на территории России немногочисленны (Сергеева, 1956; Кириленко, 1978; Черепанова, 1989).

Диссертационная работа, выполненная в период с 2008 по 2011 г., представляет собой результаты исследований видового разнообразия, морфолого-культуральных и физиологических характеристик грибов р. Chaetomium, встречающихся на территории России и некоторых европейских стран.

Цель работы. Основной целью настоящей работы было изучение видового разнообразия, морфолого-культуральных и биодеструктивных характеристик грибов p. Chaetomium.

Задачи. Для достижения указанной цели были поставлены следующие задачи:

1. Исследование видового разнообразия p. Chaetomium в образцах

помета и растительных остатков, собранных на территории России и сопредельных стран.

2. Анализ представленности видов p. Chaetomium в образцах.

3. Создание коллекции изолятов р. Скае^тшт.

4. Изучение морфолого-культуральных характеристик изолятов на

стандартных средах СА и КГА.

5. Сравнительный анализ деструктивных свойств изолятов р.

6. Изучение деструкции реставрационной бумаги грибами р.

7. Исследование влияния на деструктивные свойства грибов р. Скае^ттт препаратов с наночастицами серебра марки AgБиoн с целью подбора наиболее эффективного из них для защиты бумаги.

Научная новизна и практическая значимость. Впервые был проведен комплексный анализ распространения, морфолого-культуральных и биодеструктивных характеристик видов р. СкаеШтшт на территории России, в первую очередь Москвы и Московской области. Исследован качественный и количественный состав, преимущественно на помете животных, видов р. СкаеЮтшт, недостаточно изученный для России. Впервые проведены исследования роста биодеструкторов р. Скае^ттт на разных типах реставрационной бумаги и выявлены критерии, по которым можно сравнивать степень повреждения этих материалов, что важно для адекватной оценки биостойкости бумаги и выборе методов ее защиты от сумчатых мицелиальных грибов. Кроме того, изучено влияние новой группы перспективных биоцидов AgБиoн с наночастицами серебра на биодеструктивные свойства грибов р. Скае^тшт, что имеет важное практическое применение для защиты целлюлозосодержащих материалов, и открывает путь к дальнейшим исследованиям способов их обработки, хранения, защиты от, так называемых, плесневых грибов.

Апробация работы. Результаты исследований докладывались IV Международной конференции молодых ученых «Биоразнообразие. Экология. Адаптация. Эволюция» (Одесса, 16-19 сентября 2009 г.); на IV

Международной научно-практической конференции, 20-22 октября 2009 г. «Сохранность и доступность культурных и исторических памятников. Современные подходы» (Санкт-Петербург, 2010г.); на заседании кафедры микологии и альгологии МГУ им. М.В. Ломоносова в 2011 г.

Благодарности. Автор выражает глубокую благодарность за организацию работы, ценные консультации и методическую помощь своему научному руководителю — д.б.н., профессору кафедры микологии и альгологии МГУ им. М.В. Ломоносова Владимиру Петровичу Прохорову, под руководством которого автором были выполнены курсовая и дипломная работы и начата работа над диссертацией, Дмитриевой М.Б., Александровой A.B., Благовещенской Е.Ю., Гмошинскому В.И., Порхуновой Н.П., Коноваловой О.П.

Большое спасибо всем, кто оказал автору помощь и поддержку на всех этапах проведения исследования!

Похожие диссертационные работы по специальности «Микология», 03.02.12 шифр ВАК

Микобиота деревянных конструкций исторических зданий Санкт-Петербурга 2015 год, кандидат биологических наук Серова, Татьяна Александровна

Биологическое разнообразие видов рода Trichoderma (Fungi, Ascomycetes, Hypocreales) и их роль в функционировании микробиоты и защите растений в агроценозах различных почвенно-климатических зон на территории Республики Татарстан 2006 год, доктор биологических наук Алимова, Фарида Кашифовна

Видовой состав и структура популяций грибов рода Fusarium нa посевах озимой ржи в Башкирии 1994 год, кандидат биологических наук Гарифуллина, Гульнара Фаритовна

Функционально-экологическая оценка микроорганизмов-биодеструкторов для разложения и утилизации полиэтиленов высокого давления 2012 год, кандидат биологических наук Белова, Мария Сергеевна

Экология грибов рода Trichoderma (Pers.:Fr.) бассейна реки Енисей, их биологические свойства и практическое использование 2012 год, доктор биологических наук Садыкова, Вера Сергеевна

Заключение диссертации по теме «Микология», Линник, Мария Александровна

1. В исследованных образцах на территории России и сопредельных стран обнаружено 19 видов р. Chaetomium и создана коллекция, включающая 73 изолята 19 видов р. Chaetomium. Доминирующими видами были С. globosum, С. cochlioides и С. тигогит.

2. Впервые для микобиоты России отмечены виды С. trilaterale

Ростовская область), С. fibripilium и С. subspirale (Московская область), С. senegalense (Московская и Рязанская области).

3. Видовое разнообразие р. Chaetomium более высокое на помете диких животных (лося, зайца) по сравнению с пометом домашних (козы, коровы, лошади).

4. Для изучения морфологических особенностей плодовых тел видов р. Chaetomium КГА является более удобной средой, чем CA. Однако CA может быть использована для выявления пигментации у С. trilaterale.

5. Активность разрушения бумаги 45 изолятами 19 видов р. Chaetomium варьировала от 10 до 86%. Максимальные биодеструктивные способности были выявлены у изолятов Cdoll-10 С. dolichotrichum и С6 С. rectum.

6. Характер развития видов р. Chaetomium на бумаге и степень ее разрушения взаимосвязаны — сильные биодеструкторы активно образуют плодовые тела и мицелий, тогда как слабые практически не формируют плодовых тел непосредственно на поверхности образцов.

7. Легкая и тонкая реставрационная бумага (до 20 г/м ) менее устойчива к грибам р. Chaetomium, чем тяжелая (более 70 г/м ), несмотря на более слабое обрастание плодовыми телами.

8. Водный раствор препарата AgBnoH-2 является эффективным для защиты плотной и тяжелой бумаги (более 70 г/м2) от обрастания грибами р. Chaetomium при концентрации действующего вещества 10″4%, а для тонкой и легкой бумаги необходима более высокая концентрация препарата.

or.TTr>/T,/->T1-»CITJ£»TJTLT ТЭ ТТ1ЛТДТЛГ»TTg Hg tqttwk»q ksk

ЕШДЫ р. V^riWCLUrillUin uuyiJLHJlvw pavii^uvi^iuiviiui » ———— сапротрофы на растительных остатках, но и как важный функциональный компонент копротрофных сообществ. Встречаемость грибов р. Chaetomium на помете животных в среднем составляет 50%. Таким образом, помет животных является удобным субстратом для обнаружения и исследования этих аскомицетов. Виды С. globosum, С. cochlioides, С. fuñicóla, С. dolichotrichum, С. тигогит, С. bostrychodes являются обычными, часто встречаемыми и повсеместно распространенными на широком спектре субстратов.

В результате исследования морфолого-культуральной характеристики и биодеструктивных свойств видов р. Chaetomium показано, что макроморфология колоний изолятов одного и того же вида (динамика скорости роста, особенности развития поверхностного мицелия и плодовых тел), сходна. Однако морфологические особенности строения важных для видовой идентификации плодовых тел, терминальных придатков и аскоспор могут значительно варьировать в пределах одного вида (С. bostrychodes, С. globosum) и внутри одного изолята (С. fuñicóla). С одной стороны, степень развития терминальных придатков, окраска и размеры плодовых тел и аскоспор значительно изменяются в процессе созревания и старения перитециев. Поэтому для видовой идентификации грибов р. Chaetomium необходимо использовать зрелые, свежие плодовые тела. С другой стороны, вариабельность размеров перитециев и степени развития придатков может быть связана с индивидуальными характеристиками изолятов и внешними условиями. По нашим данным и литературным источникам, у некоторых видов (С. elatum, С. fuñicóla, С. dolichotrichum) степень зрелости плодовых тел и развития терминальных придатков не всегда связаны, например, у изолятов С. fuñicóla развивались зрелые плодовые тела только с прямыми

137 первичными придатками, без характерной густой сети вторичных волосков. Существуют дополнительные признаки, которые также можно использовать при определении: окраска зрелых перитециев в массе, окраска незрелых аскоспор, пигментация бумаги при выделении плодовых тел во влажных камерах и пигментация питательной среды (С. trilaterale), строение сумок. Таким образом, при видовой идентификации грибов р. Chaetomium важно учитывать комплекс морфологических признаков: размеры и форму аскоспор и плодовых тел, морфологию терминальных придатков, а также дополнительно окраску зрелых плодовых тел в массе, аскоспор, пигментацию питательной среды и бумаги.

В ряде случаев, морфологические признаки недостаточны для установления видовой принадлежности вида. В результате проведенного сравнительного анализа комплекса морфолого-культуральных особенностей было дифференцировано две группы грибов р. Chaetomium, разделение видов внутри каждой из которых представляется затруднительным и требует дальнейшего уточнения. В первую группу вошли С. fuñicóla и С. dolichotrichum, а во вторую — С. globosum, С. cochlioides, С. olivaceum, С. rectum, С. tenuissimum. С нашей точки зрения, для выявления филогенетических связей в этих группах и выяснения их систематического положения необходимо комплексное исследование с применением не только методов сравнительной морфологии, но и молекулярно-генетических методов. В настоящий момент нами поставлены следующие ключевые вопросы для обозначенных групп грибов. Можно ли грибы с морфологией плодовых тел С. dolichotrichum рассматривать как одну из морфологических форм широко вариабельного вида С. fuñicóla? Являются ли С. cochlioides, С. olivaceum, С. rectum, С. tenuissimum разными видами или их следует рассматривать, как разные морфологические формы широко вариабельного вида С. globosum?

Все исследованные изоляты р. Chaetomium являются бидеструкторами бумаги. По активности разрушения этого материала их можно дифференцировать на три группы — слабые, средние и сильные биодеструкторы. Наиболее опасными для сохранности материалов и изделий из бумаги являются виды С. cochlioides, С. globosum, С. fibripilium, С. rectum, С. dolichotrichum, активно развивающие плодовые тела. Такие виды образуют трудно очищаемые поверхностные налеты, вызывают окрашивание и портят внешний вид материала и, следовательно, представляют наиболее серьезную опасность для сохранности архивных документов и музейных ценностей, и создают значительные трудности для их качественной реставрации. Аскоспоры грибов р. Chaetomium сохраняют жизнеспособность не менее 30 лет, и при благоприятных условиях могут прорастать, вызывая вторичное заражение материала и распространяясь на новые объекты.

Препарат с наночастицами серебра AgBnoH-2 является перспективным для защиты архивных документов и реставрационных объектов от грибов р. Chaetomium и других микроорганизмов при концентрациях действующего вещества в 10000 раз более низкой по сравнению с традиционными биоцидами. Эти результаты соответствуют ранее полученным данным для анаморфных грибов (Дмитриева и др., 2009). Однако при обработке бумаги важно учитывать ее технические характеристики. По результатам исследования для защиты тонкой бумаги от поражения сумчатыми грибами р. Chaetomium необходимо использовать растворы AgBnoH-2, с концентрацией исходного препарата более 5%. Для включения AgBnoH-2 в практику профилактических и дезинфекционных мероприятий в архивах, музеях, библиотеках, и в практику реставрационных работ, необходимы дальнейшие более объемные лабораторные и натурные исследования по подбору способов и методик использования этого препарата, с учетом специфики и особенностей материалов, а также по определению сроков сохранения их биоцидных свойств.

Список литературы диссертационного исследования кандидат биологических наук Линник, Мария Александровна, 2012 год

1. Артемчук Н.Я. Грибы Черного моря. I. Новые для морских водоемов и

впервые выделенные из Черного моря виды // Микол. и фитопатол. 1979. Т. 13. Вып. 5. С. 361-363.

2. Билай В.И. Методы экспериментальной микологии // Киев. Наукова

Думка. 1982. 552 с.

3. Благовещенская Е.Ю. Эндофитные грибы злаков // Москва. 2006. Дисс.

на соиск. уч. ст. канд. биол. наук. 138 с.

4. Методы контроля. Биологические и микробиологические факторы.

Методические указания по определению чувствительности микроорганизмов к антибактериальным препаратам // Метод, указания (МУК 4.2. 1890 — 04). М. 2004.

5. Воробьев Г.И. Лесная энциклопедия в 2-х т. // Москва. 1985. Сов.

энциклопедия. 563 с.

6. Гептнер В.Г., Насимович A.A., Банников А.Г. Млекопитающие

Советского Союза. Парнокопытные и непарнокопытные // М. Высшая школа. 1961. Т. 1. 771 стр.

7. Гептнер В.Г., Насимович A.A., Банников А.Г. Млекопитающие

Советского Союза. Морские коровы и хищные // М. Высшая школа. 1967. Т. 11. 1003 стр.

8. Дмитриева М.Б., Линник М.А. Комплексная диагностика

биоповреждений и нетрадиционные способы защиты целлюлозоводержащих материалов // Материалы IV Международной научно-практической конференции, 20-22 октября 2009 г. Сохранность и доступность культурных и исторических памятников. Современные подходы. Санкт-Петербург. 2010г. 273283.

9. Дмитриева М.Б., Чмутин И.А., Яровая М.С., Линник М.А. Определение

фунгицидной активности препаратов на основе наночастиц серебра // Нанотехника. №4 (20). 2009. С. 45-51.

10. Зайцев Ю.П., Копытина Н.И. Высшие грибы из донных отложений

сероводородной батиали Черного моря // М. Сов. мик. в России. 2008. Т. 2. С. 386.

11. Иваница В.А., Багаева О.С., Ходырев В.И., Пивень Т.В. Способ

определения грибостойкости льносодержащих материалов // Микол. и фитопатол. 1990. Т. 24. Вып. 1. С. 44-50.

12. Кириленко Т.С. Определитель почвенных сумчатых грибов // Киев.

Наукова думка. 1978. 263 с.

13. Крутяков Ю.А., Кудринский A.A., Оленин А.Ю., Лисичкин Г.В. Синтез

и свойства наночастиц серебра: достижения и перспективы // Успехи химии. 2008. №77 (3). С. 242-269.

14. Курсанов Л.И. Микология. Гос. Уч.-Пед. Изд. Наркомпроса РСФСР. М.

15. Курсанов Л.И., Комарницкий H.A. Курс низших растений. Сов. наукв\а.

16. Лархер В. Экология растений. М. Изд. Мир. 1978. С. 184.

17. Линник М.А., Прохоров В.П. Виды рода Chaetomium Подмосковья и их

характеристика // М. Сов. мик. в России. 2008. Т. 2. С. 76.

18. Маевский П.Ф. Флора средней полосы Европейской части СССР // Л.

«Колос». 1964. 880 с.

19. Марфенина O.E., Мирчинк Т.Г. Влияние длительного применения

минеральных удобрений на микрофлору дерново-подзолистых почв // Микол. и фитопатол. 1975. Вып. 9: 1. С. 62-66.

20. Миркин Б.М., Розенберг Г.С., Наумова Л.Г. Словарь понятий и

терминов современной фитоценологии // Москва, «Наука». 1989. 223 с.

21. Наплекова H.H. Аэробное разложение целлюлозы микроорганизмами в

почвах Западной Сибири // Сибирское отделение, «Наука». 1974. 250 с.

22. Нюкша Ю.П. Образование сообществ грибов, развивающихся на

бумаге // Микол. и фитопатол. 1974. Т. 8. Вып. 6. С. 478-482.

23. Нюкша Ю.П., Коссиор JI.A. Ферментативная активность грибов,

повреждающих бумагу // Микол. и фитопатол. 1976. Т. 10. Вып. 3. С. 185-190.

24. Нюкша Ю.П. Биологическое повреждение бумаги и книг // Санкт-

Петербург. 1994. 232 с.

25. Покровская Ю.В. Эколого-систематический анализ микромицетов,

обитающих в хранилищах документов различных регионов // Микол. и фитопатол. 1996. Т. 30. Вып. 1. С. 1-32.

26. Прохоров В.П., Армейская H.JI. Копротрофные перитециоидные

аскомицеты европейской части России // Бюл. МОИП. 2001. Т. 106. Вып. 2. С. 78-82.

27. Ребрикова Н. Л., Сизова Т. П. Грибы, развивающиеся на текстильных

тканях в музейных фондах // Микол. и фитопатол. 1975. Т. 9. № 3. С. 207-214.

28. Сергеева К.С. Новые виды рода Chaetomium. III. // В кн.: Ботанические

материалы отдела споров, раст. М.-Л. 1961. Т. 14. С. 139-150.

29. Смицкая М.Ф., Смык Л.В., Мережко Т.А. Определитель

пиреномицетов Украины // Киев. Наукова думка. 1986. 363 с.

30. Смолкина Т.Н. Применение антисептических средств для борьбы с

плесневением документов // Сов. архивы. 1974. №4. С. 29-36.

31. Сытник K.M., Брайон A.B., Гордецкий A.B. Биосфера, экология, охрана

природы. Справочное пособие. Киев. Наукова думка. 1987. С. 522.

32. Теплякова З.Ф. Мобилизация органического вещества и активность

микробиологических процессов в горных и подгорных почвах

Заилийского Алатау // «Известия АН СССР. Сер. биол.». 1960. № 1. С. 111-121.

33. Черепанова Н.П. Морфология и особенности онтогенеза видов р.

Chaetomium II Микол. и фитопатол. 1979. Вып. 13(5). С. 368-376.

34. Черепанова Н.П. Сумчатые грибы рода Chaetomium II JI. 1989. Труды

Лен. общ-ва естествоиспыт. Т. 76. Вып. 3. 166 с.

35. Черепанова Н.П. Ключи для определения видов рода Chaetomium

Kunze : Fr. // Микол. и фитопатол. 1996. Т. 30. № 4. С. 75-78.

36. Abbott S.P., Sigler L., McAleer R. et al. Fatal Cerebral Mycoses caused by

the ascomycete Chaetomium strumarium II J. of Clinical Microbiol. 1995. Vol. 33. № 10. P. 2692-2698.

37. Abbott S.P. Mycotoxins and Indoor Molds // Idoor Environment

Connections, 2002, vol. 3: 4. P. 1-6.

38. Abdessamad D., Amal Hassan A., Ru A. E., Werner E.G. Miiller, Mahjouba

M., Abdelhak H., Rainer E., Proksch P. Boiactive secondary metabolites from the endophytic fungus Chaetomium sp. isolated from the Salvia officinalis growing in Morocco // Boitechnol. Agron. Soc. Environ. 2009. Vol. 13 (2). P. 229-234.

39. Abdel-Kareem O. Effect of selected natural dyes in reduction on colour

changes of Egyptian linen textiles by fungi // Ann. Chim. 2007. Vol. 97 (7). P. 527-540.

40. Aggarwal R., Tewari A.K., Srivastava K.D. and Singh D.V. Role of

antibiosis in the biological control of spot blotch (Cochliobolus sativus) of wheat by Chaetomium globosum II Mycopathol. 2004. Vol. 157: 4. P. 369-377.

41. Aggarwal R., Sharma V., Lalit L. Kharbikar and Renu. Molecular

characterization of Chaetomium species using URP-PCR. // Gen. and Molec. Biol. 2008. Vol. 31. № 4. P. 943-946.

42. Aggarwal R., Tiwari A.K., Srivastava K.D. and Singh D.V. Role of

antibiosis in the biological control of spot blotch (Cochlioibolus sativus)

of wheat by Chaetomium globosum. II Mycopathol. 2008. Vol. 157. P. 369-377.

43. Ahammed S.K., Aggarwal R. and Srivastava K.D. Colony characteristics

and bioefficacy of different isolates of Chaetomium globosum Kunze ex Fr. against Bipolaris sorokiniana (Sacc.) Shoem. // J. Biol. Control. 2004. Vol.18. P. 167-171.

44. Ahammed S.K., Aggarwal R. and Renu. Use of PCR based RAPD technique

for characterization of Chaetomium globosum isolates. // Acta Phytopath. Entomol. Hungarica. 2005. Vol. 40. P. 303-314.

45. Ahammed S.K., Aggarwal R. and Singh D.V. Morphological variability in

different isolates Chaetomium globosum. II Indian. Phytopath. 2005. Vol. 58. P. 71-74.

46. Ahammed S.K., Aggarwal R., and Kapoor H.C. Production, partiak

purification of extracellular xylanase from Chaetomium globosum. II J. Plant. Biochem. Biotechnol. 2008. Vol. 17. P. 95-98.

47. Al-Aidaroos A., Bin-Hussan I., Solh H., Kofide A., Thawadi S., Belgaumi

A., Al-Ahmari A. Invasive Chaetomium infection in two immucompromised pediatric patients // Pediatric Infection Disease J. 2007. Vol. 26 Is. 5 P. 456-458.

48. Ames L.M. A monograph of the Cheatomiaceae // U. S. Army Res. and Dev.

Ser. 2 (Repr. L.). 1961. P. 125.

49. Anandi V., John T.J., Walter A., Shastry J.S., Lalitha M.K., Padhye A.A.,

Ajello L., and Chandler F.W. Cerebral phaehyphomycosis caused by Chaetomium globosum in a renal transplant recipient. // J. Clin. Microbiol. 1989. 27(10). P. 2226-2229.

50. Aru A., Munk-Nielsen L., Federspiel B.H. The soil fungus Chaetomium in

the human paranasal sinuses // Eur. Arch. Otorhinolaryngol. 1997. 254(7). P. 350-352.

51. Aspiroz C., Gené J., Charlez L., Summerbell R.C. First Spanish case of

onychomycosis caused by Chaetomium globosum. II Med. Mycol. 2007. Vol. 45 (3). P. 279-282.

52. Barron N.A., Sutton D.A., Veve R. et al. Invasive mycotic infections caused

by Chaetomium perlucidum, a new agent of cerebral phaeohyphomycosis //J. Clinic. Microbiol. 2003. Vol. 41: 11. P. 5302-5307.

53. Bockhary H.A., Parvez S. Fungi inhabiting household enviroments in

Riyadh, Saudh Arabia. // Mycopathol. 1995. Vol. 130. P. 79-87.

54. Brewer D., Taylor A. The production of toxic metabolites by Chaetomium

sp. isolated from soils of permanent pasture // Can. J. Microbiol. 1978. Vol. 24: 9. P. 1078-1081.

55. Burtseva Y.V., Sova V.V., Pivkin M.V., Zvyagintseva T.N. Enzymes of

carbohydrate metabolism of my celia fungi from marine environments. Beta-1,3-gluconase of the marine fungus Chaetomium indicum II Biochem. M. 2000. Vol. 65. № 10. P. 1175-1183.

56. Cai L., Jeewon R. and Hyde K. D. Molecular Systematics of Zopfiella and

allied genera: evidence from multi-gene sequence analyses // Mycol. Research. 2006. Vol. 110: 4. P. 359-368.

57. Calviello B.O. Estudio de las especies Argentinas del género «Chaetomium»

Kunze ex Fries (Chaetomiaceae) II. // Botánica. Buenos Aires. 1972. T. 2. № 14. P. 370-379.

58. Calviello B.O. La Familia Chaetomiaceae en Argentina // Botánica. Buenos

Aires. 1978. T. 5. № 7. P. 166-176.

59. Calviello B.O. «Chaetomiaceae» en la Argentina el género «Farrowia» //

Botánica. Buenos Aires. 1981. T. 2. № 13. P. 87-92.

60. Canon P.F. A revision of Achaetomium, Achaetomella and Subramaniula,

and some similar species of Chaetomium II Trans. Br. mycol. Soc. 1986. Vol. 87: l.P. 45-76.

61. CBS Filamentous Fungi Database (2006) www.cbsknaw.nl.

62. Chang J.-H., Wang Y.-Z. Three new records of the genus Chaetomium

(Chaetomiaceae) in Taiwan // Taiwania. 2008. Vol. 53. №. 1. P. 85-89.

63. Carter A., Malloch D. A novel taxonomic character for Chaetomium as

illustrated by the new species Chaetomium hexagonosporum II Can. J. Bot. 1982. Vol. 60. P. 1249-1252.

64. Chefetz B., Chen Y., Hadar Y. Purification and Characterization of Laccase

from Chaetomium thermophilium and its role in humification // Appl. and Environ. Microbiol. 1998. Vol. 64: 9. P. 3175-3179.

65. Cooke J.C. Variation in Isolates of Chaetomium trilaterale II Mycol. 1973.

Vol. 65. №.5. P. 1212-1220.

66. Cullen, D., Berbeem, F.M. and Andrews, J.H. Chaetomium globosum

antagonizes the apple scab pathogen, Venturia inequalis, under field conditions // Can. J. of Bot. 1984. Vol. 62. P. 1814-1818.

67. Cullen, D., and Andrews, J.H. (1984). Evidence for the role of antibiosis in

the antagonism of Chaetomium globosum to the apple scab pathogen, Venturia inequalis //Can. J. of Bot. 1984. Vol. 62. P. 1819-1823.

68. Deshmukh S.K., Kolet M.J., Verekar S.A. Distribution of endophytic fungi

in lemon grass (Cymbopogon citrates (Dc.) Stapf.) // J. of Cell and Tissue Reserch. Vol. 10 (2). P. 2263-2267.

69. Dhingra O.D., Mizubuti E.S.G. and Santana F.M. Chaetomium globosum for

feducing primary inoculum of Diaporthe phaseolorum f. sp. meridionalis in soil surface soybean stubble in field conditions // Biological control. 2003. Vol. 26:3. P. 302-310.

70. Di Pietro A., Gut-Rella M., Pachlatco J.P. and Schwinn F.J. Role of

Antibiotics Produced by Chaetomium globosum in Biocontrol of Pythium ultimum, a Causal Agent of Damping-Off // Phytopathol. 1992. Vol. 82 (2). P. 131-135.

71. Domsch K.H., Gams W. and Anerson T. Compendium of Soil Fungi // IHW-

Verlag Eching. 2007. Second edition. P. 122-133.

72. El-Gindy A., Zeinab I., Huda A. Improvement of Extracellular

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Научная электронная библиотека disserCat — современная наука РФ, статьи, диссертационные исследования, научная литература, тексты авторефератов диссертаций.

Добавить комментарий