Аллергия на алкалазу (протеолитический фермент) у подростков

Содержание страницы:

Протеолитические ферменты

Протеолитические ферменты (синоним: протеазы) — белки, пептид-гидролазы, ферменты класса гидролаз, расщепляющие пептидные связи между аминокислотами в белках и пептидах.

Протеолитические ферменты играют важнейшую роль в переваривании белков пищи в желудке и кишечнике человека. Большинство протеолитических ферментов органов пищеварения продуцируется в виде проферментов. Физиологический смысл этого заключается в том, чтобы акт продукции фермента (профермента) был отделен от акта его активации — превращения в фермент и, таким образом, белки тканей, продуцирующих ферменты, не подвергались воздействию этих самых ферментов.

Классификация протеолитических ферментов

Протеазы подразделяются на:

  • экзопептидазы (пептидазы), гидролизующие (расщепляющие), преимущественно, внешние пептидые связи в белках и пептидах
  • эндопептидазы (протеиназы), гидролизующие, преимущественно, внутренние пептидые связи

К эндопептидазам относятся наиболее важные для желудочного пищеварения протеолитические ферменты пепсин, гастриксин и химозин, а также вырабатываемые в виде проферментов поджелудочной железой и участвующие в кишечном пищеварении трипсин, химотрипсин и эластаза.

Экзопептидазами являются протеолитические ферменты карбоксипептидаза А и карбоксипептидаза В, также присутствующие в панкреатическом соке. К экзопептидазам относятся ферменты кишечного сока: аминопептидазы (аланин-аминопептидаза и лейцин-аминопептидаза) и дипептидазы (глицилглицин-дипептидаза, глициллейцин-дипептидаза, пролиназа и пролидаза).

Протеазы разделяют на шесть групп, в зависимости от строения активного центра:

  • сериновые; в активном центре этих протеаз присутствует серин; сериновые протеазы — трипсин, химотрипсин и эластаза составляют 44% от общего количества белка экзокринной части поджелудочной железы
  • треониновые
  • цистеиновые
  • аспартильные — желудочные протеазы пепсин, гастриксин, катапепсины Д и Е и другие
  • металлопротеазы — например, карбоксипептидазы А и В являются Zn-металлопротеазами
  • глютаминовые
Протеолитические ферменты в лекарствах

Протеолетические ферменты (протеазы) является активным компонентам во многих ферментных препаратах, применяемых для коррекции секреторной дисфункции желудка и нарушений процесса пищеварения в тонкой кишке.

Первый тип лекарств, содержащих протеолетические ферменты,— экстракты слизистой оболочки желудка, основным действующим веществом которых является пепсин. Он, а также другие содержащиеся в слизистой оболочки желудка пептидазы, расщепляют практически все природные белки. Эти лекарства используются преимущественно при гастрите с пониженной кислотностью и не рекомендуются при лечении заболеваний ЖКТ с повышенной кислотностью.

Второй тип содержащих протеолетические ферменты лекарств — комплексные препараты, содержащие основные ферменты поджелудочной железы домашних животных. Такие лекарства способствуют купированию клинических признаков внешнесекреторной недостаточности поджелудочной железы, к которым относят снижение аппетита, тошнота, урчание в животе, метеоризм, стеаторею, креаторею и амилорею. Самым популярным лекарством, содержащим комплекс панкреатических ферментов, включающим протеазы, является панкреатин. Кроме него, имеется множество других препаратов, содержащих протеолетические ферменты, ряд из них приведена в таблице (Саблин О.А., Бутенко Е.В.):

Протеолитические ферменты. Свойства ферментов. Действие протеолитических ферментов

Усвояемость пищи во многом зависит от качества ее переработки в организме человека. Переваривание пищи считается сложным процессом, в котором участвуют высокоактивные соединения белкового происхождения, способные ускорять процесс расщепления белковых, углеводных, липидных молекул до более мелких фрагментов.

Пищеварительные энзимы

Ферменты пищеварительной системы продуцируются клетками желез, секрет которых выделяется в пищеварительный тракт. Процесс расщепления сложных соединений является строго избирательным, поэтому существуют основные группы ферментов, способные воздействовать только на нуклеотидные, белковые, углеводные, жировые молекулы.

Действие пищеварительных ферментов

Ферменты пищеварительного тракта делятся на липазы, протеазы, амилазы, нуклеазы, нуклеотидазы.

Липазами называют ферменты, продуцируемые секреторными клетками в поджелудочной железе и желудке. Основное их назначение заключается в расщеплении липидов и поступлении их в кровь.

Амилазы служат для переваривания углеводных составляющих пищи, чтобы отдельные их фрагменты могли легко проникнуть в кровоток. К таким энзимам относят амилазу и мальтазу в слюне ротовой полости, лактазу в поджелудочном и кишечном соке.

Нуклеазы панкреатического секрета способны расщеплять кислоты нуклеиновые до нуклеотидов, а те в свою очередь под действием нуклеотидаз кишечного сока распадаются на нуклеозиды.

Ферментный состав слюны

В ротовой полости начинается процесс переваривания пищи, который связан с размачиванием сухих частиц слюной и первичным расщеплением углеводных составляющих. Ферменты слюны, в частности амилазы, оказывают воздействие на молекулы крахмала, превращая их в мальтозу. Жиры и белки пищи не подвергаются никаким химическим превращениям в полости рта.

Существуют и такие ферменты слюны, которые способны подвергать разрушению клеточную стенку вредоносных бактерий. Происходит это за счет гидролиза муреиновых структур оболочки. Именно поэтому слюна обладает бактерицидным действием.

Характеристика пищеварительных ферментов

Только соблюдение правильного питания и отсутствие вредных привычек позволит работать органам пищеварения в полную силу.

Подходящей температурой для нормального функционирования энзимов в организме является 36,6-37 градусов. Горячие блюда вызывают ожог слизистой оболочки в пищеводе и разрушение ферментных соединений. Происходит спазм гладких мышц желудочной стенки, вследствие чего неподготовленная пища поступает в 12-перстную кишку. Это приводит к расстройствам кишечника и всевозможным заболеваниям органов пищеварения.

Водородный показатель среды влияет на свойства ферментов, в частности на их активность. При разных концентрациях ионов водорода активные участки ферментного белка и субстрат ионизируются в разной степени.

Специфические свойства ферментов связаны с распознаванием химической структуры веществ, которые подвергаются расщеплению. Даже для двух изомеров одного вещества существуют свои энзимы.

Что такое протеолитические ферменты?

Протеазы являются гидролитическими ферментами, способными расщеплять связи пептидов и белков и восстанавливать полезные бактерии в кишечнике. Наличие химозина и пепсина в желудочном соке, химотрипсина, трипсина, эрепсина в кишечном секрете, карбоксипептидазы в панкреатическом соке говорит о разнообразии протеолитических ферментов.

Благодаря позиционной и субстратной специфичности этих энзимов происходит выбор участок разрыва в длинной пептидной цепочке гидролизуемой белковой или пептидной молекулы.

Протеолитические ферменты, в зависимости от места действия, бывают экзопептидазами, которые способны разрывать концевые связи, и эндопептидазами, осуществляющие гидролиз внутренних связей в белковой молекуле.

Пептидные связи на С- и N-конце белковой цепочки расщепляются карбоксипептидазой и аминопептидазой, относящимися к экзопептидазам. Существуют еще дипептидазы, разрывающие связь в дипептидах.

Эндопептидазы, в зависимости от структуры активного элемента, разделяются на:

  • сериновые, в составе их активного центра содержится сериновый и гистидиновый остаток;
  • цистеиновые, в составе их активного центра содержится SH-группа от цистеинового остатка;
  • карбоксильные, в составе их активного центра содержится СООН-группа от остатка аспарагината;
  • металлопротеиназу, в составе активного центра содержится ион металла.

На избирательность действия протеаз влияет аминокислотная структура остатков, их радикалы, пространственная конфигурация субстрата. Большинство протеаз реагируют на определенную структуру аминокислотных остатков, расположенных возле связи, которую разрывают. Например, трипсиновый фермент катализирует расщепление соединения между основными аминокислотами (лизином и аргинином), имеющими карбоксильную группу.

Протеолитические ферменты типа химотрипсина, пепсина реагируют на гидрофобный фенилаланиновый, тирозиновый, триптофановый и лейциновый остаток и разрывают возле них связи. Для действия эластазы поджелудочного сока важно наличие у аминокислотного остатка небольшого бокового ответвления, которые имеются у аланина и серина.

Структура протеолитических ферментов

Молекула протеазы представляет собой линейную цепочку из аминокислот, свернутую в глобулу и обладающую уникальным действием на белки. Поверхность протеолитических ферментов имеет впадину для связывания субстрата.

Несколько белковых цепочек могут объединяться в комплекс, а собранные таким образом глобулы образуют третичную структуру ферментов. Для активации многих протеаз кофакторами являются ионы Са 2+ и Mg 2+ .

Существуют протеолитические ферменты, которые соединены с мембранной оболочкой клеток и воздействуют на определенную белковую структуру. Примером может служить сигнальная протеаза, ответственная за транспорт белковых молекул из клеток в межклеточную область.

Ингибирование протеолитических ферментов

Некоторые заболевания пищеварительной системы вызваны чрезмерной деятельностью протеаз, например, состояние острого панкреатита. Активаторами ферментов, продуцируемых поджелудочной железой, являются цитокиназы. С их помощью образуется трипсин из трипсиногена, происходят превращения проэластазы, калликреиногена, химотрипсиногена в активные формы ферментов. В результате их действия в поджелудочной железе наблюдается переваривание ткани собственным секретом, а затем отек и кровоизлияние этого органа.

Ингибиторы протеолитических ферментов направлены на подавление их ферментативной деятельности. Использование для внутривенных инъекций лекарственных средств на основе тразилола, пантрипина и контрикала позволяет снизить активность протеаз и снять воспалительные процессы в поджелудочной железе.

Острота заболевания во многом зависит от трипсин-ингибиторной системы. При достаточном содержании ингибиторного вещества происходит нейтрализация активированного фермента с восстановлением равновесия. Недостаток ингибитора приводит к дальнейшему развитию заболевания.

Роль протеаз

На многие процессы в организме человека влияет действие протеолитических ферментов. Без их участия не произойдет оплодотворение, свертывание белка крови, фибринолиз, биосинтез белковых молекул, иммунные реакции, гормональная регуляция.

Нарушение работы протеаз вызывает мышечную дистрофию, заболевания аутоиммунного характера, легочную эмфизему, воспаление поджелудочной железы.

На основе протеолитических ферментов разработан ряд препаратов, позволяющих корректировать пищеварение, заживлять ранения и ожоги.

Протеазы применяют для изготовления питания для парэнтерального введения, для производства препаратов на основе гормонов и антибиотических средств.

Получают ферменты из внутренних органов и желез животных (крупный рогатый скот и свиньи) и из растительного субстрата (плодовый латекс дынного дерева).

Аллергия

Патологическая физиология [Учебник для студентов мед. вузов]
Н. Н. Зайко, Ю. В. Быць, А. В. Атаман и др. К.: «Логос», 1996

Аллергия (от греч, alios — иной, ergon — действую) — качественно измененная реакция организма на действие веществ антигенной природы, которая приводит к разнообразным нарушениям в организме — воспалению, спазму бронхиальной мышцы, некрозу, шоку и другим изменениям. Следовательно, аллергия — это комплекс нарушений, возникающих в организме при гуморальных и клеточных иммунных реакциях.

Этиология. Причиной аллергии могут быть самые различные вещества с антигенными свойствами (аллергены), которые вызывают в организме иммунный ответ гуморального или клеточного типа.

Аллергены разделяют на экзо- и эндогенные (рис. 7.1). Аллергенами могут быть полные антигены и неполные — гаптены. Неполные антигены вызывают аллергию несколькими путями:
1) соединяясь с макромолекулами организма, индуцируют выработку антител, специфичность которых направлена против гаптена, а не претив его носителя;
2) формируя антигенные комплексы с молекулами организма. При этом образовавшиеся антитела реагируют только с комплексом, а не с его компонентами.

Аллергия может развиваться при воздействии на организм физических факторов и веществ, которые не являются антигенами, а только факторами, вызывающими появление антигенов. В данном случае физические факторы (тепло, холод, радиация) и химические вещества индуцируют в организме образование аллергенов из молекул организма путем демаскирования скрытых антигенных детерминант или образования новых антигенных детерминант в результате денатурации молекул. С выработанными антителами демаскирующий или денатурирующий агент не реагирует.

Патогенез.Разнообразные по клиническим проявлениям аллергические реакции имеют общие патогенетические механизмы. Различают три стадии аллергических реакций: иммунную, биохимическую (патохимическую) и патофизиологическую, или стадию функциональных и структурных нарушений.

Иммунная стадия аллергических реакций. Иммунная стадия начинается при первой встрече организма с аллергеном и заканчивается взаимодействием антитела с антигеном. В этот период происходит сенсибилизация организма, т. е. повышение чувствительности и приобретение способности реагировать на повторное введение антигена аллергической реакцией. Первое введение аллергена называется сенсибилизирующим, повторное же, которое непосредственно вызывает проявление аллергии, разрешающим.

Сенсибилизация бывает активной и пассивной. Активная сенсибилизацияразвивается при иммунизации антигеном, когда в ответ включается собственная иммунная система. Механизмы активной сенсибилизации следующие:

1. Распознавание антигена, кооперация макрофагов с Т- и В-лимфоцитами, выработка плазматическими клетками гуморальных антител (иммуноглобулинов) или образование сенсибилизированных лимфоцитов (Т-эффекторов) и размножение лимфоцитов всех популяций.

2. Распределение антител (IgE, IgG) в организме и фиксация их на клетках-мишенях, которые сами антител не вырабатывают, в частности, на тканевых базофилах (тучных клетках), базофильных гранулоцитах, моноцитах, эозинофилах, а также на тромбоцитах, или взаимодействие иммуноглобулинов (IgG, IgM, IgA) либо Т-эффекторов с антигенами, если к моменту развития сенсибилизации они еще присутствуют в организме.

На 7 — 14-й день после введения аллергена в сенсибилизирующей дозе организм приобретает к нему повышенную чувствительность.

Пассивная сенсибилизация осуществляется в неиммунизированном организме при введении ему сыворотки крови, содержащей антитела, или клеточной взвеси с сенсибилизированными лимфоцитами, полученными от активно сенсибилизированного данным антигеном донора. При этом состояние повышенной чувствительности развивается через 18 — 24 ч. Это время необходимо для распределения антител в организме и фиксации их на клетках.

На характер аллергической реакции влияют следующие особенности иммуноглобулинов (рис. 7.2).

1. Способность связывать комплемент, которая максимально выражена у IgM и умеренно у IgG.

2. Способность проникать в ткани, ограниченная у крупномолекулярных IgM, умеренно выраженная у IgG и сильно выраженная у IgE и IgD.

3. Способность сорбироваться на клетках тканей, сильно выраженная у IgE и свойственная некоторым субклассам IgG.

4. Способность преципитировать — наиболее выраженная у IgM и IgG. IgE обычно представляют собою непреципитирующие антитела. Однако реакция преципитации, агглютинации и флоккуляции зависят не только от класса иммуноглобулинов, но и от свойств антигена. Поэтому с некоторыми антигенами даже IgA могут давать реакцию преципитации.

5. Проникновение в секреты и слизь. Основным секреторным типом антител являются IgA. Однако в секреты и слизь могут транспортироваться также и IgG и даже IgM.

6. Способность проникать через плаценту, которая играет важную роль, с одной стороны, в индукции иммунитета у плода, а с другой — в возникновении иммунного конфликта между матерью и плодом и развитии аллергии у плода и новорожденного. Такой способностью у человека обладают преимущественно IgG.

Кумбс и Джелл (1968) выделили следующие типы аллергических реакций:

Тип I — реагиновый (анафилактический). Антитела сорбированы на клетке, а антигены поступают извне. Комплексы антиген—антитело образуются на клетках, несущих антитела. В патогенезе реакций существенным является взаимодействие антигена с IgE и IgG, (реагинами), сорбированными на тканевых базофилах, и последующая дегрануляция этих клеток (рис. 7.3). Система комплемента при этом не активируется.

К этому типу реакций относят анафилаксию общую и местную. Общая анафилаксия бывает при анафилактическом шоке. Местная анафилаксия подразделяется на. анафилаксию в коже (крапивница, феномен Овери) и анафилаксию в других органах (бронхиальная астма, сенная лихорадка).

Тип II — реакции цитолиза, или цитотоксические реакции. Антиген является компонентом клетки или сорбирован на ней, а антитело поступает в ткани. Аллергическая реакция начинается в результате прямого повреждающего действия антител на клетки; активации комплемента; активации субпопуляции В-киллеров; активации фагоцитоза. Активирующим фактором является комплекс антиген—антитело. К цитотоксическим аллергическим реакциям относится действие больших доз антиретикулярной цитотоксической сыворотки Богомольца (АЦС).

Тип III — реакции типа феномена Артюса или иммунных комплексов. Ни антиген, ни антитело при этом не являются компонентами клеток, и образование комплекса антиген—антитело происходит в крови и межклеточной жидкости. Роль преципитирующих антител выполняют IgM и IgG. Микропреципитаты сосредоточиваются вокруг сосудов и в сосудистой стенке. Это приводит к нарушению микроциркуляции и вторичному поражению ткани, вплоть до некроза. IgM, IgG — IgG, активируют комплемент, а посредством него — выработку других активных веществ, хемотаксис и фагоцитоз. Образуется лейкоцитарный инфильтрат — замедленный компонент феномена Артюса.

Тип IV — реакции замедленной гиперчувствительности (ГЗТ). Главная особенность реакций замедленного типа состоит в том, что с антигеном взаимодействуют Т-лимфоциты. Реакция замедленной гиперчувствительности не менее специфична по отношению к антигену, чем реакция с иммуноглобулинами, благодаря наличию у Т-лимфоцитов рецепторов, способных специфически взаимодействовать с антигеном. Этими рецепторами являются, вероятно, IgM, укороченные и встроенные в мембрану Т-лимфоцита, и антигены гистосовместимости (см. ниже). Однако в ткани, где происходит эта реакция, среди множества клеток, разрушающих антиген и ткань, обнаруживается только несколько процентов Т-лимфоцитов, способных специфически реагировать с антигеном. Данный факт стал понятен после открытия лимфокинов — особых веществ, выделяемых Т-лимфоцитами. Благодаря им иммунные Т-лимфоциты даже в небольшом количестве становятся организаторами разрушения антигена другими лейкоцитами крови (см. ниже).

Тип V — стимулирующие аллергические реакции. В результате действия антител на клетки, несущие антиген, происходит стимуляция функции этих клеток. Механизм стимуляции объясняется тем, что выработанные антитела могут специфически реагировать с рецепторами клетки, предназначенными для активирующих гормонов или медиаторов. К стимулирующему типу аллергических реакций относится аутоиммунный механизм базедовой болезни, приводящий к гиперфункции щитовидной железы.

В зависимости от времени появления реакции после контакта с аллергеном различают также аллергические реакции немедленного типа (гиперчувствительность немедленного типа — ГНТ) и аллергические реакции замедленного типа (гиперчувствительность замедленного типа — ГЗТ) по классификации, предложенной R. A. Cooke (1930). В первом случае реакция развивается в течение 15 — 20 мин, во втором — через 1 — 2 сут. Эта классификация существует и в настоящее время, однако она не отображает всего многообразия проявлений аллергий в том числе патогенетических особенностей, лежащих в основе классификации Джелла и Кумбса.

Особенности иммунной стадии реакций замедленного (клеточного) типа. Т-лимфоциты распознают антигенные детерминанты с высокой степенью специфичности с помощью рецепторов, в состав которых входит антиген главного комплекса гистосовместимости МНС (от англ. major Histocompatibility complex).

Гены, кодирующие антигены МНС, располагаются у человека в 6-й хромосоме, имеется их 4 аллеля, каждый из генов встречается в генофонде во множестве (десятки) вариантов. Антигены МНС являются веществами, встроенными в мембраны клеток, в том числе, в мембраны лейкоцитов, поэтому их обозначают НLA-A, HLA-B, HLA-C, HLA-D (от англ. Human Leucocytes Antigen — антиген лейкоцитов человека).

По участию в иммунных реакциях лимфоцитов вещества главного комплекса гистосовместимости МНС разделили на две группы: к группе HI относятся HLA-A, HLA-B, HLA-C, группа НII включает HLA-D. В состав рецепторов Т-киллеров входят вещества группы HI. В том же организме рецепторы Т-хелперов содержат вещества из группы НИ (аллель HLA-D). Установлено, что клетки организма встраивают чужеродные антигены в свою мембрану в вещество комплекса МНС, например, антигены вируса при заражении клетки. Т-лимфоцит может распознать чужеродный антиген, если это чужеродное вещество в клетке-носителе встроено в такой же антиген главного комплекса гистосовместимости, каким располагает сам Т-лимфоцит, т. е. происходит ассоциированное иммунное распознавание.

Патохимическая стадия аллергических реакций I — III типа. Сущность биохимической стадии заключается в образовании или активации биологически активных веществ (БАВ), которое начинается уже с момента соединения антигена с антителом (рис. 7.4). При этом происходят следующие процессы.

1. Активация системы комплемента (кроме I типа). Активный комплемент обладает ферментной активностью, способностью разрушать мембраны микроорганизмов и тканевых клеток (см. выше), вызывая при этом освобождение новых БАВ, способностью активировать фагоцитоз, протеолитические ферменты крови, фактор Хагемана, дегрануляцию тканевых базофилов.

Часть фракций комплемента СЗа и С5а не включаются в общий комплекс, а действуют как самостоятельные биологически активные вещества, которые вызывают: дегрануляцию базофилов крови и тканевых базофилов; у нейтрофилов — хемотаксис, адгезию к эндотелиоцитам сосудов, образование и освобождение лейкотриенов; у макрофагов — хемотаксис, секрецию гликолитических и протеолитических ферментов, продукцию интерлейкина 1; у лимфоцитов — различное селективное действие на разные субпопуляции лимфоцитов, модулируют рециркуляцию, пролиферацию и дифференцировку лимфоцитов, обработку лимфоцитами антигенов. Компоненты СЗа и С5а являются анафилотоксином, существование которого как медиатора анафилаксии предполагали ранее. СЗа и С5а вызывают увеличение проницаемости сосудов и сокращение гладкой мускулатуры.

2. Активация фактора Хагемана — XII фактора свертывания крови. Активированный фактор Хагемана в свою очередь активирует свертывающую систему крови, систему комплемента и протеолитические ферменты крови.

3. Активация протеолитических ферментов крови — трипсиногена, профибринолизина, калликреиногена. Биологическая активность этих ферментов проявляется в расщеплении белков на полипептиды, во взаимоактивации друг друга, в активации фактора Хагемана, системы комплемента, тканевых базофилов, в способности повреждать клетки тканей, разрушать с помощью фибринолизина фибрин.

Калликреин, являясь ведущим звеном в кининовой системе крови, отщепляет от глобулина крови — кининогена — полипептиды, которые называются кининами. К ним относятся брадикинин — нонапептид (Н2 — Apr — Про — Про — Гли — Фе — Сер — Про — Фе — Apr — СООН) и каллидин — декапептид, который под действием трипсина превращается в брадикинин.

Брадикинин вызывает повышение проницаемости сосудов, снижение тонуса и их расширение, спазм неисчерченной мышечной ткани некоторых органов, является медиатором боли. Каллидин менее активен, чем брадикинин.

4. Выделение в ткань из окончаний чувствительных нервов полипептида Р, являющегося одним из самых сильных медиаторов воспаления.

Полипептид Р резко увеличивает проницаемость сосудов, активирует другие системы БАВ: вызывает дегрануляцию тканевых базофилов, активирует кининовую систему др.

5. Активация и освобождение протеолитических ферментов тканей — катепсинов и тканевой гиалуронидазы.

6. Дегрануляция тканевых базофилов, на которых сорбированы IgE, IgG 4, происходит при присоединении к иммуноглобулинам антигена. При этом выделяются две группы биологически активных веществ: 1) синтезируемые заранее (преформированные), связанные с гранулами — гистамин, гепарин, серотонин, фактор хемотаксиса эозинофилов, высокомолекулярный фактор хемотаксиса нейтрофилов, воспалительный фактор анафилаксии, различные ферменты (протеазы, кислые гидролазы и др.); 2) образуемые в процессе дегрануляции из компонентов мембраны — лейкотриены: С4 и D4 — медленно реагирующая субстанция МРС-А, лейкотриен В4, известный также как фактор хемотаксиса эозинофилов; простагландины, разнообразные по действию — активирующие и ингибирующие; фактор активации тромбоцитов (образующиеся при активации калликреин-кининовой системы — каллидин, брадикинин). Гистамин через рецепторы Н1 и серотонин, подобно брадикинину, повышают проницаемость сосудов, вызывают сокращение бронхиальной мышцы, кишок, матки; боль, зуд, жжение, шок и некроз, действуют на другие нервные рецепторы. В то же время действие гистамина на рецепторы типа Н2 вызывает противоположный эффект. Гепарин препятствует свертыванию крови, тормозит выработку антител, хемотаксис.

Медленно реагирующая субстанция А вызывает постепенное, но длительное сокращение бронхиальной мышцы, что имеет важное значение в патогенезе бронхиальной астмы. Освобождение гистамина и серотонина происходит при распаде тромбоцитов и базофильных гранулоцитов.

Липидные биологически активные вещества и перекисное окисление липидов. Известны 2 группы липидных БАВ, участвующих в аллергии:

1) производные фосфолипидов. К ним относятся производные 1-алкил-2-ацетилфосфатидилхолина, в частности фактор активации тромбоцитов;

2) продукты перекисного окисления производных арахидоновой кислоты — эйкозатетраеновой кислоты — эйкозаноиды. Перекисное окисление арахидоновой кислоты может идти двумя путями: липооксигеназным — под действием ферментов липооксигеназ образуются лейкотриены, сюда входят две группы: 1 — лейкотриены В; 2 — сульфолейкотриены, обозначаемые как лейкотриены С, D, Е. Сульфолейкотриены образуются при переносе цистеиновой сульфогруппы от глутатиона. Спазм бронхиол при бронхиальной астме вызывает медленно реагирующая субстанция А (МРС-А), которая является лейкотриеном D4. Второй путь окисления арахидоновой кислоты — циклооксигеназный — под действием ферментов циклооксигеназ образуются простагландины и тромбоксаны. Простагландины являются эндопероксидами, это ПГГ2, ПГН2, ПГФ2, ПГЕ2, ПГД2. Из тромбоксанов известен ТхА2.

Эйкозаноиды обладают разнообразным биологическим действием: ПГФ2 вызывает снижение тонуса сосудов, спазм неисчерченной мышечной ткани матки, бронхов, лизис тканевых базофилов и др. В то же время ПГ способствует накоплению цАМФ в клетках, тем самым вызывая расслабление бронхиальной мышцы снижение выделения из тканевых базофилов биологически активных веществ.

Фактор активации тромбоцитов (ФАТ) вызывает бронхоспазм и в то же время расширяет сосуды с падением артериального давления, снижает коронарный кровоток.

7. Накопление продуктов разрушения клеток крови и тканей.

8. Распад лейкоцитов и освобождение лизосомальных факторов (см. раздел XII — «Воспаление»); изменение активности холинэстеразы и увеличение освобождения ацетилхолина; изменение содержания электролитов. Наблюдается повышение концентрации ионов калия и кальция, что приводит к изменению возбудимости тканей.

Все системы БАВ связаны между собою прежде всего механизмами взаимоактивации, но имеются и тормозные пути. При развитии аллергических реакций могут приобретать особое значение отдельные системы БАВ:

1. заболевания, зависимые от тканевых базофилов: анафилаксия, бронхиальная астма, крапивница;

2. зависимые от комплемента: васкулиты, пневмониты;

3. реакции цитотоксического типа, при которых особое значение имеет прямое повреждающее действие антител с активацией комплемента: васкулиты, пурпура (мелкие кровоизлияния), аутоиммунная гемолитическая анемия и др.

Патохимическая стадия аллергических реакций замедленного типа. Реакция замедленной гиперчувствительности (IV тип) осуществляется при непосредственном контакте лимфоцита с антигеном. Если антиген является компонентом какой-нибудь клетки, то прикрепленные к этой клетке Т- или В-киллеры приводят к. гибели клетки-мишени. Киллер выделяет перфорин, который, подобно компонентам комплемента (см. рис. 6), встраивается в мембрану клетки или микроорганизма и полимеризуется, образуя в мембране сквозные каналы, что приводит к быстрой гибели клетки-мишени.

При контакте с антигеном Т-лимфоциты вырабатывают лимфокины, которые представляют собой биологически активнее вещества. С помощью лимфокинов Т-лимфоциты управляют функцией других лейкоцитов. Лимфокины бывают стимулирующие и тормозящие, в зависимости от того, на какие клетки они действуют, выделяют 5 групп лимфокинов.

1. Группа А — лимфокины, влияющие на макрофагоциты: фактор ингибирования миграции макрофагоцитов (МИФ); фактор агрегации макрофагоцитов (МАФ), хемотаксический фактор для макрофагоцитов (ХФ), фактор резистентности макрофагоцитов. Хф усиливает, а МИФ ингибирует миграцию макрофагоцитов в ткани, что приводит к накоплению их и очаге реакции.

2. Группа Б — лимфокины, влияющие на лимфоциты: фактор бласттрансформации, фактор помощи (фактор хелперов), фактор усиления, фактор супрессии, фактор переноса (Лоуренса) и др. фактор хелперов способствует вовлечению в иммунный ответ В- и Т-лимфоцитов других субпопуляций, фактор супрессии, наоборот, затормаживает или предупреждает иммунный ответ. Фактор бласттрансформации вызывает бласттрансформацию в других лимфоцитах, активируя при этом синтез нуклеиновых кислот. Особый интерес представляет фактор переноса (Лоуренса). Этот фактор выделяют из лимфоцитов сенсибилизированного антигеном организма. При введении его в несенсибилизированный организм появляются лимфоциты, способные специфически реагировать с антигеном. Фактор переноса (Лоуренса) может найти широкое применение при лечении иммунодефицитных заболеваний.

3. Группа В — лимфокины, влияющие на гранулоциты: хемотаксический фактор, факторы ингибиции. Хемотаксический фактор вызывает, а фактор ингибиции подавляет эмиграцию лейкоцитов, что, как и при МИФ, может способствовать накоплению лейкоцитов в очаге реакции.

4. Группа Г — лимфокины, влияющие на клеточные культуры: интерферон, ингибирующий синтез нуклеиновых кислот и защищающий клетку от вирусных инфекций; фактор, ингибирующий пролиферацию клеток культуры ткани и др.

5. Группа Д —лимфокины, действующие в целостном организме: фактор, вызывающий кожную реакцию и способствующий повышению проницаемости сосудов, развитию отека, выхождению лейкоцитов в Ткань. Под действием лимфокинов в месте расположения антигена на протяжении нескольких часов накапливаются лейкоциты — макрофагоциты, лимфоциты, гранулоциты, изменяется проницаемость сосудов и развивается воспалительный процесс. В иммунокомпетентной ткани (лимфатические узлы, селезенка и др.) наблюдается бласттрансформация, активация синтеза антител и образования Т-лимфоцитов. Из факторов, вырабатываемых лимфоцитами и другими лейкоцитами, выделяют группу интерлейкинов 1—6.

В организме существуют механизмы дезактивации биологически активных веществ и защиты органов-мишеней от их действия.

1. Остановка секреции БАВ: циклическая АМФ тормозит дегрануляцию тканевых базофилов; кортизон ингибирует активацию лизосом и образование лизосомальных ферментов.

2. Ингибирование БАВ: ингибирование всех протеолитических ферментов крови — трипсина, фибринолизина, калликреина; ингибирование комплемента. α2-Макроглобулин (α -М) — ингибитор протеолитических ферментов лизосом лейкоцитов и кининовой системы; α1-антитрипсин — ингибитор трипсина и хемотрипсина; антитромбин III и α2-антиплазмин ингибируют протеолитические ферменты крови, тормозя системы коагуляции, фибринолиза и комплемента. Гистамин через рецепторы Н2 тормозит активность Т-киллеров, секрецию лимфоцитами лимфокинов. Имеются ингибиторы продукции эйкозаноидов — липомодулин ингибирует фосфолипазу А , освобождающую арахидоновую кислоту из липидов мембран, ингибитором широкого спектра действия является гепарин.

3. Разрушение БАВ. Имеются системы разрушения всех БАВ. Эту функцию выполняют ферменты соответствующей специфичности: гистаминаза, карбоксипептидазы и протеазы, холинэстеразы; ферменты разрушения всех эйкозаноидов, например арилсульфатазы А и Б, разрушают по тиоэфирной связи лейкотриен Д, — медленно реагирующую субстанцию МРС-А; супероксиддисмутаза (внутриклеточный фермент), церулоплазмин (в крови и межклеточной жидкости) инактивируют супероксидный анион О2 • , являющийся опасным окислителем.

Особое место в системах ингибирования и разрушения БАВ занимают эозинофилы, выделяющие гистаминазу, арилсульфатазу (и другие системы инактивации эйкозаноидов), особый «большой белок эозинофилов», с помощью которого они инактивируют самые разнообразные вещества.

4. Защита клеток-мишеней от действия БАВ с помощью контррегуляторных гормонов-антагонистов БАВ (адреналина, кортизола) или путем изменения функционального состояния клеток (наркоз).

5. Дезактивация и предупреждение действия БАВ, образующихся в биохимической стадии аллергических реакций замедленного типа с помощью контррегуляторных субпопуляций хелперов и супрессоров, а также лимфокинов.

Существование механизмов дезактивации БАВ показывает, что аллергическая реакция в организме развивается тогда, когда выработка БАВ под действием комплексов антиген—антитело превышает возможности систем дезактивации БАВ и зашиты клеток или когда антитела и Т-киллеры непосредственно повреждают клетку.

Если биологически активных веществ вырабатывается больше, чем может быть дезактивировано собственными системами организма, наблюдается тенденция к лавинообразному нарастанию аллергического процесса и развитию шока. Это связано со способностью одних БАВ активировать образование других без участия комплекса антиген—антитело. Этим, по-видимому, можно объяснить развитие тяжелых аллергических реакций на сравнительно малые разрешающие дозы антигена.

Интенсивность выработки БАВ зависит от количества образующихся комплексов антиген—антитело. Возможность развития аллергической реакции после введения чрезвычайно малых сенсибилизирующих доз антигена объясняется тем, что на одну молекулу антигена вырабатывается около 100 000 молекул антител. Таким образом, в сенсибилизированном организме имеется достаточное количество антител для реакции со сравнительно большой разрешающей дозой антигена. Интенсивность образования БАВ зависит также от состояния и наследственно обусловленных возможностей систем, вырабатывающих БАВ. Эти системы по функциональным возможностям, а иногда и качественно отличаются в разных организмах. Следовательно, у двух индивидуумов с одинаковой характеристикой иммунной стадии выраженность аллергической реакции в биохимической стадии может быть различной.

Патофизиологическая стадия или стадия функциональных и структурных нарушений. Структурные и функциональные нарушения в органах при аллергии могут развиваться в результате прямого повреждения клеток лимфоцитами-киллерами и гуморальными антителами; в результате действия биологически активных веществ, индуцированных комплексом антиген—антитело; вторично как реакция на первичные аллергические изменения в каком-либо другом органе.

Нарушения, различные по форме и степени тяжести, вызванные комплексом антиген—антитело, в системах организма проявляются по-разному.

Система кровообращения. При аллергии может наблюдаться изменение работы сердца, понижение артериального давления, резкое нарушение проницаемости сосудов. Возможно развитие внезапной асистолии, которую в эксперименте удается вызвать введением брадикинина. Снижение артериального давления обусловлено в основном действием брадикинина и ацетилхолина. Гистамин, серотонин и некоторые простагландины также снижают артериальное давление. Биогенные амины и брадикинин повышают проницаемость сосудов так, что при аллергии во многих случаях развивается отек. Наряду с расширением сосудов в некоторых органах наблюдается их спазм. Так, у кроликов аллергическая реакция проявляется в виде спазма сосудов легких.

Дыхание. Кинины, серотонин и гистамин вызывают сокращение неисчерченной мышечной ткани бронхов. В сокращении бронхиальной мышцы особое значение имеет МРС-А. Спазм бронхов, а также отек слизистой дыхательных путей, гиперсекреция слизи приводят к нарушению вентиляции легких, кислородному голоданию.

Система крови. При аллергии может активироваться свертывающая система крови посредством активации фактора Хагемана, противосвертывающая — вследствие освобождения гепарина, фибринолитическая — в результате превращения профибринолизина в фибринолизин. Суммарный эффект нарушения свертываемости крови неодинаков на разных уровнях кровеносного русла. При анафилактическом шоке кровь, полученная из аорты и крупных сосудов, имеет пониженную свертываемость, в то время как в капиллярных сосудах наблюдается тромбоз.

Нервная система.Биологически активные амины и кинины в нормальных условиях являются медиаторами болевой чувствительности. Все они вызывают боль, жжение, зуд при воздействии в очень малых количествах, могут влиять и на другие нервные рецепторы в кровеносном русле и тканях.

Механизмы формирования аллергических реакций. Кроме аллергенов в возникновении аллергических реакций играет роль состояние организма. В связи с этим различают два основных вида аллергии: аллергия у лиц исходно здоровых и у больных.

Аллергия у исходно здоровых при нормальной выработке антител и БАВ вызывается избытком антигена. Механизм ее заключается в перенапряжении иммунной системы и систем выработки БАВ.

Возможность развития аллергии у здоровых индивидуумов обусловлена, по-видимому, преобладанием суммарной мощности систем выработки БАВ под действием большого количества комплексов антиген—антитело над системами дезактивации. Эволюция обусловила формирование таких систем, которые способны реагировать выбросом БАВ на попадание в организм даже единичного антигена (возбудителя). Они распространены по всему организму (например, тканевые базофилы). Суммарная способность всех тканевых базофилов организма к выбросу биогенных аминов при одномоментной дегрануляции велика. В то же время естественный отбор обусловил реакцию систем дезактивации на небольшие дозы БАВ, вырабатываемые при попадании антигена в организм в естественных условиях. Этим и объясняется преобладание потенциальной мощности систем выработки БАВ над системами их дезактивации.

Аллергия у больных или у лиц со скрытыми нарушениями может развиваться под действием обычных доз антигенов, от которого здоровые не заболевают. Сущность данного явления заключается в наследственных или приобретенных нарушениях механизмов каждой из 3 стадий аллергических реакций.

В иммунной стадии могут иметь значение следующие обстоятельства:

1. облегченное проникновение антигена в организм, например, при повышенной проницаемости сосудов слизистой оболочки бронхов;

2. замедленное разрушение аллергена;

3. нарушение регуляции иммунных реакций со стороны Т-супрессоров, обусловливающее усиленную выработку антител, особенно усиление синтеза IgE;

4. срыв иммунной толерантности и выработка аутоантител;

5. недостаточность иммунных реакций против инфекционных антигенов, возникновение повторных инфекций или хронического инфекционного процесса, который сопровождается аллергией вследствие избыточного образования инфекционных антигенов. Подобная ситуация возникает, например, при иммунодефицитах Т-лимфоцитов и сохранившейся способности вырабатывать гуморальные антитела. Стимуляция иммунокомпетентной ткани в этом случае ведет к ликвидации инфекционного процесса и одновременно к прекращению аллергической реакции.

В биохимической стадии аллергических реакций может наблюдаться нарушение образования и разрушения БАВ, что облегчает развитие аллергии. Нарушение образования и активации БАВ выражается увеличением образования БАВ; усилением освобождения БАВ, например, при повышении дегрануляции тканевых базофилов; усилением активации БАВ.

Нарушение систем дезактивации и ингибирования БАВ наблюдается при недостаточной выработке ингибиторов БАВ, например, при отеке Квинке, развивающемся при наследственном дефиците ингибитора калликреина и комплемента; при недостатке ферментов, разрушающих БАВ, при нарушении функций органов, дезактивирующих БАВ.

В стадии функциональных и структурных нарушений развитие аллергических реакций облегчается у лиц с недостаточной выработкой гормонов и веществ, контррегуляторных по отношению к флогогенным (вызывающим воспалительную реакцию) БАВ — катехоламинов, гликокортикоидов, кортикотропина, а также у лиц с повышенной чувствительностью клеток-мишеней к действию БАВ.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Причины пищевой аллергии

Медицинский эксперт статьи

Факторы риска пищевой аллергии. К развитию пищевой аллергии предрасполагает наследственная отягощенность по аллергическим заболеваниям. У больных с отягощенной наследственностью повышение частоты встречаемости антигенов по HLA как В27, Bw35, Bw41. В ряде групп больных эти антигены имели значительное увеличение: HLA-B27 чаще встречался у детей с неотягощенной атопической наследственностью, HLA-Bw35 — у больных с моновалентной сенсибилизацией, a HLA-Bw41 — у пациентов с широким спектрам сенсибилизации и при неотягощенной наследственности.

Помимо отягощенной наследственности у больных детей с пищевой аллергией наблюдается ряд других факторов риска. Это употребление беременной женщиной облигатных аллергенов или продуктов, которые у матери вызывали аллергические реакции. Особенно имеет значение избыточное употребление молочных продуктов на фоне токсикоза беременных, ведущего к изменениям в системе мать-плацента-плод с повышением проницаемости плацентарного барьера как для аллергенов, так и для материнских глобулинов, возможно, с измененной структурой и родством к эпителиальным покровам плода, а также сенсибилизированных лимфоцитов. К факторам риска пищевой аллергии у детей относится позднее прикладывание новорожденного к груди (недостаток секреторного IgA, бифидогенных факторов); раннее искусственное вскармливание и несоблюдение кормящей грудью женщиной гипоаллергенной диеты; нерациональное введение прикорма ребенку, дефициты микроэлементов (цинка, селена, меди). Способствуют развитию пищевой аллергии острые и хронические воспаления желудочно-кишечного тракта; дисбиоз кишечника, врожденная или приобретенная недостаточность секреторного иммунитета.

Другие факторы риска развития пищевой аллергии:

  • острые и хронические воспаления желудочно-кишечного тракта, дисбактериоз кишечника, приобретенные гиповитаминозы (особенно часто гиповитаминозы А и Е и/или дефициты цинка, селена, меди, карнитина, таурина);
  • агрессивные средовые влияния: возросшая «агрессивность» (загрязненность) питьевой воды, длительное воздействие малых доз радионуклидов, ксенобиотиков пищевых продуктов промышленного консервирования приводят к снижению барьерной функции желудочно-кишечного тракта и расстройству иммунологической регуляции в целом, что усугубляет нарушение пищевой толерантности;
  • врожденная или приобретенная недостаточность секреторного иммунитета.

Причины пищевой аллергии. У детей, как причина развития пищевой аллергии, наиболее часто наблюдается повышенная чувствительность к коровьему молоку — 72-76,9%. Данные свидетельствуют о том, что дети с аллергией к молоку значительно чаще получали белки коровьего молока в первые три, особенно в первый месяц жизни, а средний возраст появления клинических симптомов аллергии к молоку у больных составил 2 мес. И. М. Воронцовым и О. А. Маталыгиной отмечено отсутствие значимой разницы между частотой применения смешанного вскармливания и условиями перехода на искусственное в группах детей с молочной и немолочной аллергией. Не наблюдалось отчетливой разницы также и в длительности периодов смешанного вскармливания. Резкая смена грудного вскармливания искусственным (за 1-2 дня) наблюдалась у 32% детейс пищевой аллергией.

Установлена четкая связь между развитием аллергических реакций у детей первых месяцев жизни с присутствием пищевых антигенов в молоке кормящих матерей. При обследовании с помощью иммуноэлектрофореза у 52% кормящих женщин в молоке были выявлены антигены коровьего молока. В течение 8-месячного срока наблюдения среди детей этих женщин аллергия к коровьему молоку сформировалась у 65%, а среди детей, матери которых не выделяли антигены коровьего молока со своим грудным молоком — только у 14%.

По результатам исследования Балаболкина И. И. (1997) иммуноферментным методом специфические IgE к коровьему молоку у детей с гастроинтестинальной пищевой аллергией обнаруживаются у 85% антитела к альфа-лактоглобулину (61%), бета-лактальбумину (43%), к бычьему сывороточному альбумину (37%), казеину (57%).

По данным исследований, чувствительность к куриному яйцу выявлена у 59% детей с пищевой аллергией, к рыбе — у 54%, к пшенице — у 39%. А у детей с гастроинтестинальной пищевой аллергией по данным иммуноферментного анализа специфические IgE к куриному яйцу определялись у 97%, к рыбе — у 52,9%, говядине — у 50%, рису — у 47%, мясу курицы — у 28,6%.

У детей от 6 мес до 3 лет, по данным исследованиям, пищевая аллергия отмечена в 36% к грече, в 11,5% к кукурузе, в 50% к яблокам, в 32% к сое, в 45% к бананам; в 3% к свинине, 2% — к говядине, а индейке — 0%.

Куриные яйца содержат несколько антигенных компонентов: овальбумин, овомукоид, овомуцин в белке и вителлин — в желтке. При варке яйца активность их снижается, поэтому крутой желток и белок обладают меньшей аллергической активностью. Надо учитывать, что у детей с повышенной чувствительностью к куриным яйцам возможна аллергическая реакция на прививки вакцинами, содержащими примесь тканей куриного эмбриона.

Наиболее сильное аллергенное воздействие оказывает лактоглобулин коровьего молока. Замечено, что цельное коровье молоко вызывает аллергическую реакцию чаще, чем кислое молоко или подвергшееся другой обработке (кипячение, высушивание и др.). Повышенная чувствительность к коровьему молоку может проявиться у детей на искусственном вскармливании в первые месяцы жизни. Аллергические реакции на овощи (морковь, помидоры), фрукты (апельсины, красного цвета яблоки, бананы), ягоды (клубника, черная смородина, земляника) могут быть связаны как с белковыми, так и небелковыми их компонентами. Симптомы аллергии могут проявляться в результате поступления с овощами и ягодами экзогенного гистамина. При приеме некоторых пищевых продуктов могут развиваться процессы, приводящие к прямой либерации биологически активных веществ тучных клеток и базофилов.

Чем младше ребенок, тем выше проницаемость его кишечника для пищевых антигенов. С возрастом, особенно после 2-3 лет, с уменьшением кишечной проницаемости определяется снижение уровня антител к пищевым белкам.

Патогенез пищевой аллергии. Уменьшение системного воздействия чужеродных антител обеспечивают иммунные и неиммунные барьерные системы ЖКТ.

Неиммунные включают в себя желудочную секрецию соляной кислоты и протеолитические ферменты, которые расщепляют белки до менее антигенных молекул путем уменьшения их размера или изменения структуры. Физические барьеры (продукция и секреция слизи, перистальтика) снижают длительность и интенсивность контакта потенциальных аллергенов со слизистой ЖКТ. Сохранный эпителий кишечника препятствует всасыванию макромолекул.

ЖКТ имеет своеобразную иммунную систему — ассоциированную с кишечником лимфоидную ткань, состоящую из дискретных скоплений лимфоидных фолликулов; внутриэпителиальных лимфоцитов, плазматических и тучных клеток собственного слоя слизистой оболочки; брыжеечных лимфатических узлов.

Формирование толерантности (от лат. tolerantia — терпение, выносливость) к пище обеспечивается факторами местного и системного иммунитета.

В кишечнике происходит превращение антигена в неаллергенную (толерогенную) форму. Эта форма аллергена имеет незначительные структурные отличия от исходной, что вызывает подавление клеточного иммунного ответа посредством стимуляции CD8+ Т-клеток.

Пищевая аллергия развивается у предрасположенных к аллергии детей вследствие отсутствия толерантности к пищевым аллергенам или ее утраты, что может быть вызвано многими причинами:

  • функциональная незрелость иммунной системы и органов пищеварения;
  • меньшая по сравнению со взрослыми продукция Ss IgA и CD8+ Т-клеток;
  • меньшая продукция соляной кислоты и более низкая активность пищеварительных ферментов;
  • меньшая продукция слизи.

Все перечисленные факторы способствуют усилению контакта антигена пищи с клетками иммунной системы кишечника, что приводит к гиперпродукции специфических антител с последующим развитием гиперчувствительности.

Развитие атопической реакции на слизистой оболочке желудочно-кишечного тракта усиливает ее проницаемость и увеличивает прохождение пищевых аллергенов в кровоток. Пищевые аллергены могут достигать отдельных органов (легкие, кожу и т. д.) и активировать там тучные клетки. Кроме того, образующиеся в патофизиологическую стадию БАВ поступают в кровь и также могут определять дистанционные реакции вне ЖКТ.

Изолированные иммунные механизмы аллергических реакций (реагиновые, цитотоксические, иммунокомплексные, гиперчувствительность замедленного типа) встречаются достаточно редко. У большинства больных пищевой аллергией со временем развиваются их различные сочетания. Значимую роль в механизме пищевой аллергии играет замедленная гиперчувствительность, при которой элиминация (лизис) антигенов осуществляется непосредственно лимфоидными клетками.

Различные механизмы псевдоаллергии могут осуществляться параллельно текущей атопической реакции или существовать независимо от нее. В этом случае выброс биологически активных веществ из тучных клеток происходит без участия иммунологической стадии, хотя клинические проявления мало чем отличаются от обычной реагиновой реакции. Вероятно, поэтому у 30-45% детей с пищевой аллергией уровень IgE в крови нормален.

Парааллергические феномены характерны для синдрома «нестабильности клеточных мембран», генез которого чрезвычайно широк: избыток в питании ксенобиотиков и анутриентов (различные добавки при промышленном консервировании пищевых продуктов), использование удобрений (сульфитов, алкалоидов), гиповитаминозы и дефицит микроэлементов. Синдром «нестабильности клеточных мембран» формируется и усугубляется при хронических заболеваниях желудочно-кишечного тракта, дисбактериозе, характерен для детей с экссудативно-катаральной и лимфатико-гипопластической аномалиями конституции.

Протеолитические ферменты

Содержание

Протеолитические ферменты в спортивной медицине (обзор литературы) [ править | править код ]

Интерес к протеолитическим ферментам (ПФ) в спортивной нутрициологии и в спортивной медицине в целом связан с двумя неоспоримыми свойствами этих биологически активных добавок (БАДов). Во-первых, они являются частью естественной системы переваривания протеинов и пептидов в желудочно-кишечном тракте (ЖКТ), что обеспечивает более высокий уровень расщепления молекул белка с образованием низкомолекулярных пептидов и аминокислот (особенно ВСАА и глутамина) с их собственным эргогенным действием. Во вторых, исследования последних лет показали способность ПФ при однократном и курсовом назначении уменьшать микроповреждения скелетной мускулатуры (Exercise-Induced Muscle Damage — EIMD) и отсроченную болезненность мышц после физических нагрузок (Delayed Onset of Muscle Soreness — DOMS). Оба этих фактора в совокупности с природным происхождением ПФ и высоким уровнем безопасности (широкий терапевтический диапазон), делает данную группу БАДов перспективными средствами нутритивно-метаболической поддержки (НМП) как начинающих, так и профессиональных спортсменов. Ряд других параметров фармакологического действия ПФ (дозо-зависимость эффекта, определенная специфичность по отношению к субстратам, наличие схем дозирования и пр.) позволяет отнести этот класс веществ к фармаконутриентам.

Протеолитические ферменты на медицинском и фармацевтическом рынке [ править | править код ]

Протеолитические ферменты растительного и животного происхождения очень давно и широко используются в медицинской практике для лечения нарушений переваривания и всасывания пищи в ЖКТ и функции поджелудочной железы. Исторически первыми были пищевые добавки и препараты, содержащие ферменты поджелудочной железы свиней и коров для заместительной терапии недостаточности этого органа. Растительные энзимы, например бромелаин из ананаса, также оказались эффективны для обеспечения переваривания протеинов (M.Roxas, 2008). Такой эффект протеолитических ферментов обеспечил первое, с исторической точки зрения, направление применения этой группы веществ – усиление переваривания протеинов, ускоренное высвобождение аминокислот (АК), включая ВСАА, и абсорбцию легких пептидов и АК в кишечнике при абсолютной или относительной недостаточности эндогенного образования протеаз. По мере развития научной медицинской мысли и накопления опыта использования протеолитических ферментов, формировалось еще одно, не менее важное направление – адъювантная терапия (сопровождение) таких состояний и заболеваний как острая и пост-хирургическая травма, флебиты, ревматоидный артрит и остеоартриты, злокачественные опухоли и т.д. (А.М.Пенджиев, А.Абдуллаев, 2020; J.Leipner и соавт., 2001; J.Leipner, R.Saller, 2001). Пероральное применение протеолитических ферментов (иначе называемых протеазами или протеиназами) по тем или иным показаниям называют Системной Энзимной Терапией (Systemic Enzyme Therapy — SET), поскольку рассчитано на всасывание и распределение в организме ферментов с последующим действием во внутренних средах органов и тканей. Регуляторный статус ферментов этого класса различен и варьирует от рецепторных лекарственных препаратов до ОТС-формул и даже пищевых добавок, с определенной спецификой для отдельных стран. В состав комбинированных препаратов также включают витамины, минералы и другие пищевые добавки, в частности, олигомерные проантоцианидины, кверцетин и т.д.

Наиболее часто встречаемые на рынке варианты комбинированных составов с протеазами приведены в таблице 1.

Таблица 1. Основные активные ингредиенты некоторых типовых комбинированных препаратов протеолитических ферментов на фармацевтическом рынке США и Европы (из G.Lorkowski, 2012)

Вариант состава 1

Вариант состава 2

Вариант состава 3

90 мг = 900 F.I.P.-ед.

45 мг = 450 F.I.P.-ед.

133-178 мг = 800 ед.

60 мг = 328 F.I.P.-ед.

Eur. — ед. протеиназы

1 mg = 596 F.I.P.-ед

Примечания: *1 μkat – количество фермента, которое превращает более 1 μM субстрата в секунду при стандартных условиях. Это соответствует 60 F.I.P – единиц. Ph. Eur.-ед протеиназы – протеиназные единицы действия по Европейской Фармакопее. Рутозид (рутин, кверцетин-3-О-рутинозид, софорин) — гликозид флавоноида кверцетина.

Как видно из таблицы 1, в большинстве случаев при формировании состава комбинированных протеолитических препаратов используются растительные протеазы цистеина – бромелаин (обязательный компонент) и папаин, а также протеазы серина животного происхождения – трипсин и химотрипсин. Некоторые составы включают панкреатин, амилазу, липазу и/или рутозид. Популярной формой выпуска являются кишечнорастворимые таблетки, покрытые оболочкой, для обеспечения наибольшей концентрации активных веществ в кишечнике (предотвращение распада таблетки в кислой среде желудка). Дозировки ферментов варьируют в диапазоне от 1 до 200 мг/таблетку. Количество протеаз в дозе на прием соответствует ферментной активности, описанной в F.I.P. (F.I.P.-units of the Federation Internationale Pharmaceutique). Одна F.I.P.-единица – количество фермента, которое способно конвертировать более 1 мкмол субстрата за 1 минуту при стандартных условиях.

Происхождение, химическая структура, классификация и свойства протеолитических ферментов [ править | править код ]

I. Растительные протеазы. [ править | править код ]

Протеазы дынного дерева [ править | править код ]

В соответствии с данными А.М.Пенджиева и А.Абдуллаева (2020) «высушенный млечный сок (латекс) дынного дерева содержит ряд протеаз: Папаин – монотиоловая цистеиновая эндопротеаза. По характеру ферментативного действия ее называют «растительным пепсином». Но, в отличие от пепсина, папаин активен не только в кислых, но и в нейтральных и щелочных средах (диапазон рН 3–12, оптимум рН=5), что важно при часто встречающихся у спортсменов нарушениях кислотного состава желудка. Химопапаин – монотиоловая цистеиновая протеиназа. Благодаря субстратной специфичности похожа на папаин, но отличается от него электрофоретической подвижностью, стойкостью и растворимостью. Протеиназа IV – цистеиновая протеиназа, основная протеиназа латекса, составляет около 30 % присутствующего в нем белка. Проявляет высокую степень гомологии с протеиназой III папайи (81 %), химопапаином (70 %) и папаином (67 %). Очень близка к химопапаину по молекулярной массе и заряду молекулы. Карикаин – наиболее щелочная среди цистеиновых протеиназ латекса папайи. Подобно папаину, карикаин сначала продуцируется в форме неактивного зимогена прокарикаина, содержащего ингибиторный прорегион из 106 N-терминальных аминокислот. Активация фермента заключается в отщеплении прорегиона молекулы без ее последующих конформационных изменений. Протеиназа w (эндопептидаза А, пептидаза А) – монотиоловая цистеиновая протеиназа. Это полипептид, содержащий 216 аминокислотных остатков и 3 дисульфидные связи. Для проявления его ферментативной активности важно наличие свободного остатка цистеина в активном центре. Проявляет высокую степень гомологии с папаином (68,5 %). По специфичности ферментативного действия напоминает папаин, поскольку связывается с субстратом в участках локализации дисульфидных связей. Для стабилизации комплекса протеиназ папайи с практическими целями используются специальные полимеры, разработанные еще во времена существования СССР.

Протеазы ананаса [ править | править код ]

Физико-химические свойства основной комплексной смеси протеолитических ферментов ананаса – бромелаина, — и применение его в клинических условиях, подробно описаны в нескольких обзорах последнего времени (H.R.Maurer, 2001; В.К.Bhattacharyya, 2008; R.Pavan и соавт., 2012; V.Rathnavelu и соавт., 2020), выполненных в научных лабораториях стран — мест произрастания и высокотехнологичной переработки ананаса (в основном, Индии). Бромелаин представляет собой водный экстракт из плодов необработанного ананаса. Это смесь различных тиоловых эндопептидаз и ряда других активных веществ, например фосфатаз, глюкозидаз, пероксидаз, целлюлаз, гликопротеинов, углеводов и некоторых ингибиторов протеаз (В.К.Bhattacharyya, 2008). При этом бромелаин, получаемый из стеблей ананаса отличается по составу от такового из плодов ананаса. Как и в случае папаина, ферментативная активность бромелаина сохраняется в широком диапазоне изменений рН – от кислой до щелочной – 5,5 – 8,0 (S.Yoshioka и соавт., 1991). В настоящее время бромелаин производят из охлажденного ананасового сока путем центрифугирования, ультрафильтрации и лиофилизации. Ферментативная активность получаемого порошка определяется эмпирически на таких белковых субстратах как казеин (FIP-единицы), желатин (единицы переваривания желатина) или хромогенные трипептиды (H.R.Maurer, 2001).

II. Протеазы животного происхождения [ править | править код ]

Трипсин и химотрипсин – самые известные и клинически изученные сериновые протеазы (эндопептидазы) животного происхождения. В отличие от растительных протеаз, оптимум каталитической активности сериновых протеаз находится в щелочном диапазоне. Трипсин синтезируется в поджелудочной железе в виде неактивного предшественника (профермента) трипсиногена. Трипсин содержит в активном центре остатки серина и гистидина. Молекула бычьего трипсина (молекулярная масса около 24 кДа) состоит из 223 аминокислотных остатков, образующих одну полипептидную цепь, и содержит 6 дисульфидных связей. Изоэлектрическая точка трипсина лежит при pH 10,8, а оптимум каталитической активности — при pH 7,8—8,0. Химотрипсин – протеаза, катализирующая гидролиз пептидной связи, рядом с которой находится ароматическая аминокислота (триптофан, фенилананин, тирозин). Механизмы действия трипсина и химотрипсина, а также области их применения в клинической медицине хорошо изучены и отражены в целом ряде руководств, систематических обзоров и мета-анализов (A.J.Barrett, N.D.Rawlings, 1995; M.J.Page, E.Di Cera, 2008; К.Н.Веремеенко, 1967; В.И.Кулаков и соавт., 2004 и др.).

Фармакокинетика протеолитических ферментов [ править | править код ]

Абсорбция ПФ в желудочно-кишечном тракте и их биологическая активность [ править | править код ]

В обзорной работе G.Lorkowski (2012) суммированы имеющиеся данные по абсорбции ПФ в ЖКТ после их перорального приема, фармакокинетике ПФ и даны возможные объяснения механизмам этих процессов. Ранние исследования абсорбции протеаз у животных были выполнены путем перорального приема ферментных субстратов, меченых радиоактивными изотопами. Другим методом было количественное определение в плазме крови собственной эстеразной активности протеаз в отношении специфических субстратов, например, этилового эфира N-бензолил-L-аргинина (BAEE) как субстрата для трипсина, а этилового эфира N-ацетил-L-тирозина (ATEE) как субстрата для химотрипсина, а уровня гемоглобина – для оценки общей протеолитической активности. Экспериментальные исследования показали, что абсорбция ПФ зависит от множества факторов, среди которых наиболее важным является размер молекулы. В серии экспериментальных работ J.Seifert и соавторов (1990,1995) было показано, что после перорального приема (рис.1) меченых иодом-123 таких ПФ как трипсин, химотрипсин, панкреатин и папаин, наблюдается постепенное нарастание концентрации ПФ в крови, дифференцированное по времени и количественным параметрам в зависимости от конкретного ПФ. Прием панкреатина вызывал наибольший прирост концентрации фермента в сыворотке крови с максимумом в течение часа. В течение последующих 6-и часов происходило плавное снижение его концентрации. Для других ПФ (трипсин, химотрипсин и папаин) максимальная концентрация в сыворотке крови достигалась только к 3-ему часу после перорального применения и была существенно ниже (в 3 и более раз) по сравнению с панкреатином. Характерно, что через 6 часов для всех ферментов уровень их концентрации в крови (в процентном соотношении с их введенной дозой на 1 г крови) был примерно одинаковым.

Детальные количественные характеристики изменений показателей ПФ в крови даны в таблице 2.

Таблица 2. Количественный анализ абсорбции ферментов в кишечнике крыс в сыворотку крови и лимфу (из J.Seifert и соавт., 1990).

Низкомолекулярная часть (мг)

Примечания: * — общий уровень абсорбции рассчитывался как показатель радиоактивности субстрата при приеме внутрь, пониженный за счет остаточной радиоактивности в кишечнике без дифференциации на высокий или низкий молекулярный вес материала. ** — Из-за различий между концентрацией протеаз высокого молекулярного веса в сыворотке и лимфе, расчетное общее количество абсорбированного высокомолекулярного материала ниже.

Абсорбция бромелаина при интрадуоденальном введении в экспериментах на крысах существенно отличалась от таковой других ПФ. Как видно из рис.2, происходит медленное (по сравнению с другими ПФ) нарастание концентрации бромелаина в сыворотке крови и лимфе в течение 4 часов (максимум) и поддержание этих величин до 6-и часов наблюдения. В данной работе уровень абсорбции бромелаина определен в 50% от введенной дозы за 6 часов, при этом 80% составила высокомолекулярная фракция.

Фармакокинетика ПФ у человека [ править | править код ]

Наиболее подробные фармакокинетические исследования у человека были выполнены с использованием бромелаина, трипсина и папаина (J.V.Castell, 1995; J.V.Castell и соавт., 1997). В рандомизированном контролируемом двойном-слепом фармакокинетическом исследовании приняло участие 19 здоровых мужчин в возрасте 18-45 лет (рис.3, табл.3).

Таблица 3. Фармакокинетические показатели бромелаина в плазме крови здоровых мужчин-добровольцев после перорального приема кишечнорастворимых таблеток бромелаина (J.V.Castell, 1995; J.V.Castell и соавт., 1997).

Таблица 4. Линейная зависимость максимальных уровней ПФ в плазме крови испытуемых в соответствии с перорально принимаемой суточной дозой ферментных препаратов (I.Roots и соавт., 1995; F.Donath и соавт., 1997; I.Roots, 1997)

Примечания: ДД – дневная доза (г); МКП – максимальная концентрация в плазме (нг/мл).

15 добровольцев получали кишечно-растворимые таблетки, каждая из которых содержала 200 мг бромелаина. Четверо испытуемых служили контролем (плацебо). В течение 1-го дня осуществлялось шесть приемов бромелаина: 3 таблетки в 8.00 утра (время «ноль» для исследования); в 11.00; 14.00; 17.00 и 20.00, а затем 5 таблеток в 23.00. Такой же режим соблюдался на 2-ой день. На 3-ий день осуществлялся только дин прием 3-х таблеток в 8.00. Стандартные приемы пищи производились в: 9.00; 12.00; 15.30 и 18.30. Образцы крови (12 мл) брались каждый раз перед приемом бромелаина. У большинства участников Смакс отмечалась через 48 часов и составляла в среднем 5 нг/мл, Т1/2 в плазме около 6 часов. AUC за период 3-51 часов составила 82,2 нг/час/мл.

В другой работе коллективом авторов из Института клинической фармакологии в Берлине (Германия) (I.Roots и соавт., 1995; F.Donath и соавт., 1997; I.Roots, 1997) (табл.4) выявлена четкая дозо-зависимость концентрации бромелаина, трипсина и папаина в плазме крови от введенной суточной дозы фермента, что еще раз подчеркивает, что ПФ являются фармаконутриентами, т.е. сочетают способность влиять на нутритивные процессы подобно фармакологическим агентам.

Подводя итоги выполненным исследованиям фармакокинетики ПФ, G.Lorkowski (2012) в своем аналитическом обзоре делает следующее заключение: «Прием протеолитических ферментов обеспечивает усвоение организмом физиологически активных протеинов с высоким молекулярным весом. Фармакокинетические исследования показывают дозо-зависимое линейное нарастание концентрации протеаз в различных средах организма, варьирующее в достаточно широких индивидуальных пределах, медленную динамику абсорбции в кишечнике, быстрое и 100% связывание в организме с антипротеазными комплексами. Пероральный прием ПФ увеличивает протеазную активность сыворотки крови с параллельным возрастанием концентрации в плазме крови соответствующих антипротеаз. Биологическая протеолитическая активность пероральных ПФ определяется взаимодействием с соответствующими рецепторами на поверхности клеток (протеаз-активируемые рецепторы) как в виде свободных протеаз, так и в комплексной форме с антипротеазами. Такой комплекс «протеаза-антипротеаза» вызывает возрастание плазменных концентраций антипротеаз и элиминацию самих комплексов и цитокинов. Эти механизмы реализуются при приеме внутрь ПФ в виде кишечнорастворимых таблеток с содержанием растительных и животных протеаз, и обеспечивают стабилизацию и, возможно, улучшение физиологических и иммунологических процессов даже у здоровых лиц. Последнее обстоятельство приобретает особый смысл в спортивной медицине.

Протеолитические ферменты – катализаторы высвобождения аминокислот (АК) из протеинов [ править | править код ]

Одним из наиболее популярных БАДов, содержащих ПФ, является Игнитор («IGNITORТМ») — матрица с включением двух типов ферментов-аминопептидаз – эндопептидаз и экзопептидаз. Эндопептидазы гидролизуют молекулу белка путем разрыва внутренних пептидных связей, высвобождая пептиды с низким молекулярным весом. Экзопептидазы осуществляют гидролиз белка в концевых участках белковой молекулы, способствуя высвобождению отдельных аминокислот (ВСАА и глутамин). Это позволяет спортсмену или просто тренирующемуся лицу использовать гораздо более приятные в органолептическом плане формы молочного белка по сравнению с гидролизатами белка, а процесс гидролиза осуществляется in vivo. Кроме того, повышение эффективности высвобождения аминокислот из белка под влиянием ПФ позволяет использовать меньшие дозы протеинов и снизить риск возникновения побочных эффектов, связанных с избыточным потреблением молочных протеинов (снижение переваривания, повышенное газообразование, диспептические нарушения и т.п.). В статье J.Bartos (2014) приводятся данные сравнительных фармакокинетических исследований ферментного комплекса Игнитор (150 мг) в плане влияния на высвобождение ВСАА и глутамина из WP-концентрата (40 г – стандартизированная доза WPC). В качестве контроля (смесь сравнения) использовалась комбинация пепсина и панкреатина (2500 мг). Как видно из рис.4, Игнитор увеличивает высвобождение L-глутамина из WPC примерно в 3 раза больше, чем смесь пепсина и панкреатина, и в 4,25 раза больше по сравнению с действием только эндогенных (собственных) ПФ.

Сходным образом (рис.5), 150 мг Игнитора в 2 раза усиливает высвобождение лейцина из WPC по сравнению со смесью пепсина и панкреатина, и в 2,5 раза – по сравнению только с эндогенными ферментами. Почти такое же преимущество (рис.6) имел Игнитор и в плане высвобождения ВСАА в целом: в 2 раза активнее смеси пепсина и панкреатина, и в 2,25 раза – эндогенных ПФ.

Замена WPC на изолят (WPI) привела примерно к таким же результатам: 100 мг Игнитора высвобождало в 4 раза больше лейцина, в 3,25 раза больше ВСАА и в 2,25 раза больше глутамина по сравнению с эндогенными ПФ.

Таким образом, смесь протеаз различного происхождения при совместном приеме с whey-протеинами (WPC, WPI) увеличивает и оптимизирует во времени высвобождение из белков ВСАА и глутамина с последующей активацией mTOR, что определяет анаболическую эргогенную активность протеолитических ферментов (ПФ). Эргогенное действие ПФ носит опосредованный характер и проявляется при выборе оптимального соотношения общего количества и качества поступающего белка, собственной активности эндогенных ПФ и количества и протеолитических свойств экзогенных ПФ в составе препаратов и БАДов. Конечным эффектом оптимального приема пищевых добавок протеинов и ПФ в сочетании с силовыми тренировками является увеличение синтеза белка в скелетных мышцах, увеличение размеров мышечных волокон, повышение силы и мощности мышц.

Для повышения эффективности высвобождения ВСАА и глутамина из белка делают комбинированные формы WP и ПФ, в котором уже рассчитаны дозы ферментов, необходимые для оптимального расщепления протеинов (например, Isoject – сочетание изолята WP и Игнитора).

Протеолитические ферменты как фармаконутриенты для предупреждения и лечения EIMD и DOMS [ править | править код ]

Наряду с опосредованным (через усиление высвобождения аминокислот из протеинов) анаболическим действием, о чем было написано выше, ПФ уже многие годы используются как средства Системной Энзимной Терапии (СЭТ – SET). СЭТ позволяет естественным путем затормозить воспалительные процессы в организме, а также частично решать проблему предотвращения развития воспаления, препятствующую процессу восстановления. Пероральное введение ПФ создает, хотя и невысокую, но эффективную концентрацию свободных и связанных протеиназ в плазме крови (G.Lorkowski, 2012). Такие ПФ как трипсин и бромелаин, как и другие эндогенные протеиназы, могут связываться со специфическими (например, альфа-антитрипсин) и неспецифическими (например, альфа-2-макроглобулин) антипротеазами, и предотвращать неконтролируемую деградацию протеинов. Поэтому, способность ПФ контролировать и предотвращать процесс воспаления, легла в основу исследований влияния ПФ на развитие мышечных повреждений в ответ на нагрузки (EIMD) и отсроченную болезненность мышц (DOMS) у лиц, занимающихся спортом. Влияние протеиназ при пероральном приеме на EIMD было изучено в нескольких клинических работах с фокусированием на изменение болей и/или мышечных функций (A.F.Walker и соавт., 2002; T.W.Beck и соавт., 2007; R.A.Orsini, 2007; T.W.Buford и соавт., 2009; J.K. Udani и соавт., 2009). Эти работы показали, что бромелаин и другие протеиназы могут редуцировать мышечное воспаление после получения повреждений в результате нагрузок.

В частности, в рандомизированном двойном-слепом плацебо-контролируемом перекрестном пилотном исследовании J.K.Udani и соавторы (2009) оценивали влияние ПФ на DOMS и связанный с этим дискомфорт у обычной популяции нетренированных (мужчин и женщин) лиц в возрасте от 18 до 45 лет. Трудность оценки результатов этой работы определялась сложностью состава пищевой добавки в капсулах, где выделить эффект каждого из компонентов не представлялось возможным: две капсулы в день содержали суммарно 258 мг ПФ (бромелаин, протеазы из Aspergillus melleus и A. Oryzae; 421 мг экстракта куркумы; 90 мг смеси фитостеролов (бета-ситостерол, кампестерол и стигмастерол); 20 мг витамина С и 6 мг экстракта японского горца (содержит 20% ресвератрола). Количественная оценка мышечных болей проводилась по визуальной аналоговой шкале (VAS) c подразделением на четыре подшкалы (от 0 до 10 баллов). Кроме этого, регистрировались: маркеры воспаления в плазме крови — высокочувствительный С-реактивный белок (hs-CRP), TNF-альфа, интерлейкины IL-1, IL-6; маркер повреждения мышц – креатинфосфокиназа – CPK; стандартные показатели сгибания-разгибания нижних конечностей; диапазон подвижности (ROM) нижних конечностей; расход энергии. Для оценки профиля безопасности пищевых добавок по сравнению с плацебо до начала физических упражнений и через 72 часа после них исследовались: состав форменых элементов крови; функция почек и печени; соотношение протромбиновое время/время частичной тромбопластиновой активизации (PT/PTT). Тестирование проводилось на основе протокола эксцентрических упражнений с приседаниями (нагрузка на квадрицепсы). Результаты исследования показали способность изученных сложных по составу пищевых добавок снижать DOMS и ускорять восстановление нетренированных мужчин и женщин после комплекса эксцентрических упражнений. Доказан высокий уровень безопасности перорального применения ПФ.

В более ранней работе P.C.Miller и соавторов (2004) изучено влияние добавок ПФ на DOMS и функцию мышц у бегунов-мужчин (возраст 18-29 лет) в параллельных группах сравнения в холмистой местности (бег под уклон). Комбинированный БАД с протеолитическими и другими ферментами применялся в виде капсул. Каждая капсула содержала 325 мг ферментов поджелудочной железы, 75 мг трипсина, 50 мг папаина, 50 мг бромелаина, 10 мг амилазы, 10 мг липазы, 10 мг лизозима и 2 мг химотрипсина и принималась испытуемыми в течение 4-х дней по 2 капсулы 4 раза в день на пустой желудок за 30 минут до приема пищи в 200 мл воды. В контрольной группе участники получали плацебо в капсулах идентичного вида. Весьма важно, что данный вид бега вызывает достаточно ощутимые микроповреждения мышечных волокон и DOMS. Авторы работы показали, что пероральный прием протеаз редуцирует отсроченные мышечные боли, вызванные физическими нагрузками, что сопровождается ускорением восстановления и улучшением общего настроения и самочувствия у физически активных мужчин. При этом выявлена определенная закономерность: восстановление контрактильной способности мышц происходит быстрее при низкой и средней скоростях бега, чем при высокой скорости. Исследования P.C.Miller и соавторов (2004) имеют вполне конкретную прикладную направленность. Лица, впервые начинающие тренировочный процесс без опыта физической подготовки, или пациенты, проходящие курс реабилитации после хирургического вмешательства, особенно при отсутствии консультаций специалиста по ОФП, имеют высокую вероятность развития DOMS. Последняя, в свою очередь, прерывает процесс восстановления или существенно его замедляет. Пищевые добавки ПФ – один из оптимальных способов лечения таких состояний, который снижает боли, ускоряет восстановление мышц. В результате возрастает объем и эффективность тренировочной работы, ускоряется восстановление после травм и операций.

В проспективном рандомизированном двойном-слепом плацебо-контролируемом двух-стадийном исследовании T.Marzin и соавторов (2020) была поставлена задача оценить влияние системной энзимной терапии (SET) — целого комплекса протеолитических ферментов (Вобензим), — при пероральном введении до и после интенсивных эксцентрических физических упражнений на функциональные и биохимические параметры EIMD и DOMS у мужчин-спортсменов среднего уровня подготовки. Вобензим представлен на фармацевтическом рынке в виде таблеток, покрытых кишечнорастворимой оболочкой, и содержит в одной таблетке: панкреатин 345 ЕД. Ph.Eur.; папаин 90 ЕД. FIP; рутозид 50 мг; бромелаин 225 ЕД. FIP; трипсин 360 ЕД. FIP; липазу 34 ЕД. FIP; амилазу 50 ЕД. FIP; химотрипсин 300 ЕД. FIP. Другой вариант – Вобензим плюс – содержит бромелаин 450 ЕД. FIP, трипсин 1440 FIP, рутозид 100 мг (без липазы и амилазы). В работе T.Marzin и соавторов (2020) использовался Вобензим плюс. Первая стадия исследования была перекрестной с «отмывочным» периодом в 21 день (n=2х14), вторая стадия выполнялась в продолжение первой в параллельных группах сравнения (n=2х22). Прием пищевых добавок начинался за 72 часа до тестировочных физических нагрузок. Испытуемые имели следующие характеристики: возраст 20-50 лет, индекс массы тела (ИМТ) – от 20 кг/м2 до 32 кг/м2, средний уровень физической подготовки. Оценивался также нутритивный статус (НС) стандартными клиническими методами, параметры диеты в течение дня. Документировался уровень физической активности. За 2-4 недели до тестирования брались образцы крови для оценки биохимических и клинических показателей. Вобензим плюс (Wobenzym) принимался испытуемыми на пустой желудок по 4 таблетки три раза в день за 30 минут до еды в 250 мл воды в течение 72 часов до и 72 часов после истощающих эксцентрических упражнений (изокинетическая нагрузка на квадрицепсы). Критериями эффективности были выбраны мышечная сила и болезненность мышц как показатели мышечных повреждений, полученных в результате физической нагрузки. Тестирование проводилось следующим образом: после 5-минутного «разогревочного» периода на эргометре, на десмодроме измерялась максимальная концентрическая сила квадрицепсов бедра на сильнейшей ноге; выполнялось три повторных подхода из 20 максимальных концентрических сокращений с одной минутой перерыва для пассивного восстановления между подходами.

Для анализа бралась максимальная величина показателя. Во время каждого измерения документировались максимальный вращающий момент и угол максимального вращающего момента. Для оценки болезненности мышц использовался такой показатель, как «давление, вызывающее боль» (PIP) — величина постоянно растущего механического давления на мышцу металлического диска площадью 1 см 2 , вызывающая начальные ощущения дискомфорта. Суммарные результаты исследования показаны на рисунках 7 и 8.

Как видно из представленных авторами графиков, в острой фазе постнагрузочного периода происходит последовательное снижение PTM: на 3,4% (201 Nm) через 3 часа и на 4,8% (198 Nm) — через 6 часов по отношению к базовым значениям, принятым за 100% (201 Nm) (рис.7А). Однако, в «восстановительной фазе» (24-48 часов) средние значения PTM постепенно возвращаются к исходным величинам (205Nm на 24 часе и 209Nm на 48 часе), зафиксированным до начала выполнения упражнений. Параллельно происходит увеличение болевой чувствительности, проявляющееся снижением порога ощущения боли по тесту альгиметрии (рис.7В) при механическом воздействии на мышцу. Максимальное снижение болевого порога отмечено на 3 часе после нагрузки (с базовых 6,2 кг/см 2 до 5,3 кг/см 2 ) с сохранением близких значений вплоть до 24 часа. Через 48 часов отмечена тенденция к восстановлению исходных значений, но далеко не в полном объеме (в среднем 5,6 кг/см 2 ). Системная энзимная терапия препятствовала как снижению РТМ (рис.8), так и развитию гиперальгезии. Так, на фоне энзимотерапии достоверное и очень небольшое снижение РТМ отмечено только к 3-му часу постнагрузочного периода с быстрым возвращением к исходным показателям уже на 6-ом часе наблюдения. Величина снижения болевого порога (гиперчувствительность к механическому давлению на мышцу) на фоне SET также была ниже по абсолютным значениям по сравнению с плацебо. Эффективность системной энзимотерапии в отношении маркеров воспаления возрастала по мере увеличения интенсивности тренировок и не коррелировала с изменением функциональных показателей. Авторы делают заключение, что пероральное применение стандартизированного протеолитического ферментного комплекса (Вобензим) по 4 таблетки три раза в день за 30 минут до еды в течение 72 часов до и 72 часов после истощающих эксцентрических упражнений (изокинетическая нагрузка на мышцы) способствует поддержанию максимальной концентрической силы и препятствует развитию мышечной гиперальгезии у физически активных лиц с умеренным уровнем тренированности, и достоверно снижает показатели воспаления, вызванного физическими нагрузками у всех категорий тренирующихся лиц. Тем не менее, для окончательных выводов авторы рекомендуют расширить направления исследований SET в отношении EIMD и DOMS за счет других категорий спортсменов и видов нагрузок.

Еще одним важным механизмом системного действия ПФ, который способствует как анаболическому эффекту, так и снижению DOMS, может быть увеличение уровней тестостерона. В рандомизированном двойном-слепом плацебо-контролируемом исследовании C.M.Shing и соавторов (2020) бромелаин (1000 мг/день) снижал EIMD и DOMS, ускоряя восстановление у велосипедистов (15 профессиональных гонщиков, возраст 22±1,2 года, рост 1,79±0,01 см, масса тела 68,7±1,97 кг), участвующих в напряженных шестидневных гонках. Образцы крови брались у каждого участника в первый, третий и шестой дни гонок для оценки уровней креатин-киназы (биохимический маркер повреждения мышц — CK), миоглобина, лактат дегидрогеназы (LDH) и тестостерона. В обеих группах во все дни тестирования были повышены такие показатели как CK, LDH и миоглобин. Концентрация тестостерона у всех участников в последний день заездов была достоверно понижена, однако на фоне приема бромелаина отмечена тенденция к поддержанию более высокого уровня тестостерона, чем в контрольной группе, в течение всего шестидневного цикла соревнований. В группе спортсменов, принимавших бромелаин, также отмечено достоверное (Р=0,01) замедление развития усталости. Авторы делают вывод, что курсовой 6-дневный прием бромелаина в дозе 1000 мг/день профессиональными велосипедистами в течение всего соревновательного периода снижает EIMD и DOMS, субъективное чувство усталости, а также предупреждает падение уровней тестостерона, вызываемое постоянной пролонгированной физической нагрузкой. Из этого вытекают конкретные рекомендации для применения ПФ, содержащих бромелаин, в соревновательный период в циклических видах спорта.

Побочные эффекты перорального приема ПФ [ править | править код ]

В целом, побочные эффекты ПФ наблюдаются достаточно редко. Они возникают, как правило, при применении избыточных доз, либо как аллергические реакции на свиной или коровий белок, либо как повышенная реакция на активные компоненты папайи и ананаса. Чаще всего побочные эффекты ПФ выражаются в нарушении функции ЖКТ. С целью предупреждения реакций гиперчувствительности, следует предварительно выяснить переносимость ПФ в анамнезе, и контролировать эффект первых дней назначения. Гиперурикозурия (избыток мочевой кислоты в моче) и гиперурицемия (повышение мочевой кислоты в крови) также являются показателями избыточного перорального потребления ПФ (A.J.Cichoke, 2006), что может служить индикатором в процессе НМТ.

Грибковые протеазы – новое направление в создании ферментных фармаконутриентов для спортивной медицины [ править | править код ]

Развитие данного направления связано с выделением и изучением группы протеаз грибкового происхождения (Aspergillus niger и Aspergillus oryzae) в виде патентованной формулы Aminogen®. J.Oben и соавторы (2008) провели исследование в двух группах здоровых мужчин (n=21, возраст 19-35 лет, ИМТ 20-24, физическая активность в рамках программы бодибилдинга). В течение первых 9 дней участники принимали (на фоне стандартизированной сбалансированной диеты в 2200 ккал/день, 40% углеводов, 25% белка и 35% жиров) 50 г концентрата WP (WPC), затем 50 г WPC с добавлением либо 2,5 г, либо 5 г Аминогена (Aminogen®, Triarco Industries,Wayne, NJ). WPC представлял собой порошок с содержанием 85% протеина, 6% жира, 3% неорганических веществ и 6% лактозы. На каждом этапе исследования (каждые 30-60 минут) брались образцы крови для оценки уровней аминокислот и С-реактивного белка в крови. Результаты показали, что в группах, получавших дополнительно грибковые протеазы, уровень всех аминокислот был через 4 часа после приема пищевых добавок достоверно выше, чем в контроле (увеличение площади под кривой AUC – «время-концентрация»). На фоне ферментов достоверно снижался С-реактивный белок по сравнению с контрольной группой, улучшался азотистый баланс. Авторы сделали заключение, что Аминоген усиливает переваривание белка в ЖКТ и скорость всасывания аминокислот (в 2,2-3,5 раза). Не прослеживалось достоверной связи между дозой ферментов и конечным результатом, что позволяет рассматривать дозу Аминогена 2,5 г как адекватную и достаточную. С практической точки зрения это означает, что грибковые протеазы, с одной стороны, повышают эффективность переваривания белка и всасывание аминокислот в среднем в 2,5 раза (растет уровень аминокислот в плазме крови), а с другой, организм получает возможность потребления дополнительного количества белка, который в обычных условиях не может быть переработан и усвоен собственными эндогенными протеазами (адекватный, т.е. усвояемый, однократный объем белка в обычных условиях – 15 г, на фоне ферментов – 30 г и более). В свою очередь, это приводит к снижению риска белковой перегрузки и вероятности диспептических явлений и желудочно-кишечного дискомфорта. Снижение уровней С-реактивного белка может вносить вклад в торможение процессов воспаления при физических нагрузках, уменьшение негативных последствий чрезмерного мышечного напряжения и ускорение восстановления в постнагрузочный период.

Безопасность курсового приема Аминогена у здоровых лиц (n=40, возраст 27,1±7,9 года) в режиме постоянных силовых тренировок в течение 30 дней в сочетании с потреблением whey-протеина изучена в работе M.L.Anderson (2013). Регистрируемые параметры включали различные маркеры общего состояния здоровья, метаболических функций, работы гепато-ренальной системы детоксикации и выведения веществ из организма, состояния сердечно-сосудистой системы, включая липидный обмен. В рандомизированном двойном-слепом плацебо-контролируемом исследовании испытуемые были разделены на группы А и В. В группе А осуществлялся прием WP дважды в день по 40 г с добавлением Аминогена, в группе В – то же самое, но без Аминогена. Между группами не выявлено различий по общим показателям физического здоровья, метаболических, сердечно-сосудистых и гепато-ренальных функций. Однако в группе В (без Аминогена) отмечено достоверное (P Заключение [ править | править код ]

Исследования последних десяти лет позволили сформулировать концепцию полимодальности механизма действия протеолитических ферментов (ПФ) животного, растительного и комбинированного происхождения в спортивной медицине. Условно этот механизм складывается из двух взаимодополняющих частей: усиление и ускорение переваривания белка в ЖКТ и системное антипротеолитическое действие (снижение воспаления, уменьшение EIMD и DOMS. Основные положения этих направлений могут быть сформулированы следующим образом:

  1. «Классическое» локальное действие в ЖКТ (преимущественно в кишечнике), основано на ферментативном расщеплении протеинов до пептидов и аминокислот (АК), усилении переваривания протеинов, ускорении высвобождения АК, включая ВСАА и глутамин, и абсорбции легких пептидов и АК в кишечнике при абсолютной или относительной недостаточности эндогенного образования протеаз. С точки зрения данного механизма, ПФ выступают как катализаторы анаболического действия АК, в первую очередь, ВСАА.
  2. В большинстве случаев при формировании состава комбинированных протеолитических препаратов используются растительные протеазы цистеина – бромелаин (обязательный компонент) и папаин, а также протеазы серина животного происхождения – трипсин и химотрипсин. Популярной формой выпуска являются кишечнорастворимые таблетки, покрытые оболочкой, для обеспечения наибольшей концентрации активных веществ в кишечнике (предотвращение распада таблетки в кислой среде желудка).
  3. Прием протеолитических ферментов обеспечивает усвоение организмом физиологически активных протеинов с высоким молекулярным весом. Фармакокинетические исследования показывают дозо-зависимое линейное нарастание концентрации протеаз в различных средах организма, варьирующее в достаточно широких индивидуальных пределах, медленную динамику абсорбции в кишечнике, быстрое и 100% связывание в организме с антипротеазными комплексами. Пероральный прием ПФ увеличивает протеазную активность сыворотки крови с параллельным возрастанием концентрации в плазме крови соответствующих антипротеаз.
  4. Повышение эффективности высвобождения аминокислот из белка под влиянием ПФ позволяет использовать меньшие дозы протеинов и снизить риск возникновения побочных эффектов, связанных с избыточным потреблением молочных протеинов (снижение переваривания, повышенное газообразование, диспептические нарушения и т.п.).
  5. Смесь протеаз различного происхождения при совместном приеме с whey-протеинами (WPC, WPI) увеличивает и оптимизирует во времени высвобождение из белков ВСАА и глутамина с последующей активацией mTOR, что определяет анаболическую эргогенную активность ПФ. Эргогенное действие ПФ носит опосредованный характер и проявляется при выборе оптимального соотношения общего количества и качества поступающего белка, собственной активности эндогенных ПФ и количества и протеолитических свойств экзогенных ПФ в составе препаратов и БАДов. Конечным эффектом оптимального приема пищевых добавок протеинов и ПФ в сочетании с силовыми тренировками является увеличение синтеза белка в скелетных мышцах, увеличение размеров мышечных волокон, повышение силы и мощности мышц.
  6. Курсовой 6-дневный прием ПФ (превентивный и сопровождающий) в дозе 500-1000 мг/день в циклических видах спорта в течение соревновательного периода снижает EIMD и DOMS, субъективное чувство усталости, а также предупреждает падение уровней тестостерона, вызываемое постоянной пролонгированной физической нагрузкой.
  7. Пероральное применение стандартизированного протеолитического ферментного комплекса (Вобензим) по 4 таблетки три раза в день за 30 минут до еды в течение 72 часов до и 72 часов после истощающих эксцентрических упражнений способствует поддержанию максимальной мышечной силы и препятствует развитию мышечной гиперальгезии у физически активных лиц с умеренным уровнем тренированности, и достоверно снижает показатели воспаления, вызванного физическими нагрузками у всех категорий тренирующихся лиц.
  8. Относительно новым направлением системной энзимной терапии (СЭТ) в спортивной медицине является применение протеаз грибкового происхождения. Грибковые протеазы, с одной стороны, повышают эффективность переваривания белка и всасывание аминокислот в среднем в 2,5 раза (растет уровень аминокислот в плазме крови), а с другой, организм получает возможность потребления дополнительного количества белка, который в обычных условиях не может быть переработан и усвоен собственными эндогенными протеазами (адекватный, т.е. усвояемый, однократный объем белка в обычных условиях – 15 г, на фоне ферментов – 30 г и более). В свою очередь, это приводит к снижению риска белковой перегрузки и вероятности диспептических явлений и желудочно-кишечного дискомфорта. Снижение уровней С-реактивного белка может вносить вклад в торможение процессов воспаления при физических нагрузках, уменьшение негативных последствий чрезмерного мышечного напряжения и ускорения восстановления в постнагрузочный период. Препараты грибковых протеаз имеют хороший профиль безопасности, а также улучшают липидный профиль сыворотки крови, что может иметь практическое значение при длительном использовании в старших возрастных группах тренирующихся лиц.

Применение ферментов позволяет использовать более приятные по органолептическим свойствам белковые смеси, содержащие нативные высококачественные протеины (например, WP, а не гидролизаты WPH). Такой подход (ферментирование белков «in vivo») является альтернативой промышленной ферментативной обработке белков до поступления в организм. При этом образование и абсорбция ВСАА (в частности, лейцина) в количественном плане идентичен эффективности уже ферментированных белков или добавок ВСАА в составе смесей.

В спорте высших достижений, где в подавляющем большинстве случаев имеет место относительная ферментная недостаточность, обусловленная большим объемом поступления белка (в составе диеты, функциональной пищи или добавок протеинов различного происхождения), задачей ферментных препаратов является адекватное переваривание дополнительных протеинов. Соответственно, расчет потребности в экзогенно вводимых ферментах осуществляется, исходя из имеющегося превышения возрастной нормы потребления белка, антропометрических показателей спортсмена и реальной физической нагрузки в процессе тренировок и соревнований, функционального состояния кислотообразующей и ферментообразующей функции ЖКТ.

Аллергия на молоко и непереносимость лактозы

Когда речь заходит о реакции организма на употребление молока коровы и молочных продуктов, обычно происходит смешение понятий «непереносимость коровьего молока вследствие лактазной недостаточности» и «аллергия на белок коровьего молока». Разница состоит в том, что истинная аллергия на пищу проявляется специфической чувствительностью человека к аллергенам, основанная на механизмах ответа иммунитета на раздражитель. Непереносимость пищи чаще вызвана недостатком пищеварительных ферментов в тонком кишечнике и не связана с иммунной реакцией организма.

Как в первом, так и во втором случае организм реагирует после еды, поэтому различить непереносимость пищи и аллергию бывает сложно. Реакцию может вызвать любой продукт, а внешние симптомы патологий одинаковы. Однако необходимо правильно установить диагноз, потому что подходы к лечению, профилактические мероприятия, а также прогнозы этих заболеваний разные.

Аллергия на белок коровьего молока

Аллергия к белкам коровьего молока — это болезненная реакция, которую вызывают продукты, содержащие белок коровьего молока. В ее основе заложен ответ иммунитета организма.
Белок молока коровы ─ ведущий аллерген при развитии реакции в раннем детском возрасте. Максимум заболеваний происходит на первом году жизни – 2 ─ 3% у грудных детей. У детей 1 – 2 лет аллергия на молочный белок проявляется у 4,2%, от 2 до 5 лет ─ у 3,75%.
Большую роль в формировании этого вида аллергии имеет искусственное кормление содержащими большое число аллергенов смесями. Раннее избыточное поступление чужеродного белка, незрелый кишечник формирует иммунный ответ организма. Если ребенок питается смесью, то аллергия на молоко возникает значительно чаще, чем при кормлении грудью.

Причины

Цельное коровье молоко содержит около 25 различных протеинов, которые выступают как раздражители и формируют иммунный ответ организма человека. Но сильные аллергические признаки есть только у некоторых из них: казеин (80% от общей массы белка) и сывороточные белки (20%). Характеристика высокоаллергенных белков молока коровы представлена в Таблице 1.
Таблица 1

Название белка Характеристика Показатель чувствительности к белкам коровьего молока, % Примечания
α-лактальбумин Содержится только в молоке коровы. Разрушается при температуре выше 70° C. 50% Имеет перекрестное реагирование с белком куриного яйца (овальбумином).
β -лактоглобулин Присутствует только в коровьем молоке. Высокая температура разрушает его частично (термоустойчив). 60 – 70% пациентов Имеет высокую аллергенную активность.
Бычий сывороточный альбумин Изменяется при нагревании (термолабилен). 43 – 50% пациентов Присутствует в коровьем молоке в остаточном количестве, но имеет выраженную аллергизирующую способность.
α- казеин Присутствует в молоке других животных. Устойчив к высокой температуре. 60% пациентов Регулярно применяется как наполнитель в мясной, хлебобулочной и кондитерской продукции, улучшает их питательные характеристики, качество белка, придает запах; используется для приготовления мороженого, соусов, кремов.
β- казеин Присутствует в молоке других животных. Изменяется при нагревании. 60% пациентов

Также аллергическим потенциалом обладают трансферрин, α2- микроглобулин, лактоферрин, иммуноглобулины, содержащиеся в коровьем молоке.
Аллергия на термоустойчивые белки молока коровы проявляется ответом и на свежее, и на стерилизованное молоко. У 9% детей, страдающих сенсибилизацией к белкам коровьего молока, организм откликается и на говядину. Но половина детей не реагирует на отварное мясо. Возможность употреблять говядину обеспечивается разрушением термически нестойкого бычьего сывороточного альбумина, который содержится и в молоке, и в говядине.
Организм может проявлять чувствительность к одному или нескольким белкам коровьего молока по разным принципам иммунного ответа.

Общие симптомы аллергии

Аллергия на молоко и его продукты – причина ранних и частых заболеваний, вовлекающих в болезненный процесс косвенно или прямо фактически все органы и системы организма.
Клиническая картина разнообразна. На признаки патологии влияют характеристики аллергена, свойства организма и общее состояния органов, в которых происходит аллергическая реакция. Реакции от легкой степени до тяжелой чаще всего наблюдаются со стороны:

  • пищеварительной трубки ─ 50 – 60%;
  • кожных покровов ─ 50 – 60%;
  • органов дыхания ─ 20 – 30%.

Нет ни одного признака, который был бы специфическим, характерным. Это создает определенные трудности для распознавания патологии, так как диагностические возможности ограничены, а симптомы аллергии схожи с болезнями пищеварительного тракта.

Внешние симптомы сенсибилизации к белкам коровьего молока описаны в Таблице 2.
Таблица 2

Локализация Внешние симптомы
Тяжелые Легкой и средней степени тяжести
Пищеварительный тракт
  • замедление роста;
  • энтеропатия;
  • энтероколит;
  • проктоколит;
  • железодефицитная анемия
  • диарея, затрудненный процесс дефекации, неустойчивый стул;
  • срыгивания;
  • повышенное газообразование;
  • тошнота, рвота;
  • боль в животе
Кожные покровы тяжелая форма атопического дерматита
  • узелковая сыпь;
  • раздражение, жжение кожи
  • сухость кожи, ее покраснение;
  • ангиоотек;
  • атопический дерматит;
  • крапивница
Органы дыхания отек гортани
  • воспаление слизистой носа;
  • затруднение дыхания, одышка
Генерализованные анафилактический шок
Органы зрения конъюнктивит
Общие раздражительность

Повреждение трех и более систем органов повышает возможность медицинского заключения «аллергия на белок коровьего молока».
Иммунный ответ организма на молоко и молочные продукты проходит по двум типам: немедленная и отсроченная. Немедленная реакция возникает чаще при аллергии этого вида и следует через 5 – 10 минут после употребления продукта. Это рвота, отек Квинке, обострение атопического дерматита, крапивница.
Количество коровьего молока, достаточного для развития немедленной реакции, может быть разным – от одной капли до 140 мл и более, так как некоторые больные переносят некоторое количество молока до реагирования.

Другие реакции кожи и пищеварительного тракта (проктоколит, энтеропатия), как правило, отсрочены. Они проявляются через 3 – 4 часа после употребления продукта. Внешние признаки иммунного ответа при «маскированных» формах болезни возникают и позже – через сутки, а то и 10 – 12 дней.
Сама аллергическая реакция продолжается от 2 – 3 часов до 7 – 10 дней. Прием аллергенного продукта от случая к случаю формирует выразительный внешние признаки болезни, которые проходят через 1 – 2 дня. Употребление продукта каждый день вызывает стертый тип болезни.

Симптомы аллергии на коровье молоко у детей

У младенцев аллергический процесс затрагивает пищеварительную систему, кожу, слизистые поверхности половых органов: отказ от приема пищи или беспокойное состояние после еды, кишечная колика, расстройство перистальтики кишечника, слизь и кровь в кале, постоянные опрелости, узелковая сыпь, покраснения кожи, атопический дерматит, крапивница. Единственным признаком аллергии у грудничка может быть железодефицитная анемия. Вовлечение дыхательной системы наблюдается изредка.
У младенцев невозможно различить аллергию на белок коровьего молока и заброс в пищевод желудочного содержимого (рефлюксную болезнь). При затрудненном и болезненном процессе пищеварения, болях в животе непросто разграничить с патологиями пищеводной трубки или лактазной недостаточностью.
Для дошкольно-школьного периода характерны следующие симптомы:

  • синдром циклической рвоты;
  • зуд, высыпания на слизистой рта;
  • боли в брюшной полости;
  • диарейный синдром;
  • аллергия органов дыхания;
  • крапивница;
  • атопический дерматит;
  • анафилаксия.

В подростковом возрасте при аллергии распространены зуд, высыпания во рту, афтозный стоматит, энтероколит, синдром раздраженного кишечника, риноконъюнктивит, атопический дерматит.

Признаки аллергии на белок коровьего молока у взрослых

Аллергия на молоко у взрослых также в основном проявляется через желудочно-кишечный тракт, на коже, реже ─ через дыхательную систему.
Если при аллергии страдает пищеварительный канал, то характерной реакцией называют синдром оральной аллергии ─ реагирование слизистой рта непосредственно после употребления молока или молочных продуктов.
Основные варианты патологий, встречающиеся при аллергии на белок молока, представлены в Таблице 3.
Таблица 3

№ п/п Название болезни Определение Симптомы
1. Анафилаксия (анафилактический шок) Системная (генерализованная) реакция гиперчувствительности. Развивается, как правило, сразу после вторичного поступления аллергена. Беспокойство, распространяющиеся сыпь и зуд, отек гортани, возможна рвота. Покраснение быстро сменяется нарастающей бледностью кожи. Состояние прогрессивно ухудшается. Резко снижается артериальное давление, спазм бронхов приводит к кислородному голоданию мозга.
2. Ангионевротический отек (отек Квинке) Отек глубоких слоев эпидермиса, слизистых покровов организма. Уплотненные незудящие отеки локализуются на разных участках тела: в полости рта, на лице, нижних и верхних конечностях, в подслизистом слое пищеварительной трубки и верхних дыхательных путей, на гениталиях. Признаки нарастают медленно. В половине случаев сопровождается крапивницей.
3. Атопический дерматит Хроническое воспалительное заболевание кожи с высыпаниями разного характера в зависимости от возраста, зудом и постоянным инфицированием. Клинические признаки болезни зависят от возраста. У младенцев протекает в экссудативной форме. Дебют патологии – с двухмесячного возраста. Обычно чаще признаки появляются на лице: покраснения, отек, пузырьки на щеках и лбу, затем на их месте мокнутие и корочки. Кожа сильно зудит. Воспаление начинается и в местах сгиба рук и ног, на волосистой части головы.
4. Железодефицитная анемия Синдром, характеризующийся нарушением синтеза гемоглобина из-за дефицита железа. Бледность кожи, общая вялость, плаксивость, снижение аппетита, поверхностный сон, утомляемость.
5. Конъюнктивит Аллергическое воспаление конъюнктивы глаз. Покраснение, отек глазной оболочки, зуд, слезотечение.
6. Крапивница Системное заболевание, одна из многочисленных форм аллергии на коже. Образуются волдыри ─ ограниченные участки отека кожи, которые жгут и зудят.
7. Оральный аллергический синдром Реакция на слизистой поверхности рта. Язык немеет, губы и полость рта зудят, отекают.
8. Ринит Воспалительное заболевание слизистой носа. Насморк, зуд, отек слизистой оболочки носа, заложенность, чихание.
9. Проктоколит, вызванный белками пищи Воспаление прямой и ободочной кишки. Прожилки крови в кале, мякотные шнуры слизи. Болезнь начинается чаще в двухмесячном возрасте, иногда с рождения. В основном страдают младенцы на грудном вскармливании. Связана с аллергией на белок коровьего молока и сои.
10. Синдром Гейнера Разновидность избыточного отложения гемосидерина (пигмента) в легких, вызванная аллергией на коровье молоко. Прогрессирует у детей до года, провоцирует кровотечения желудочно-кишечного тракта, снижение уровня гемоглобина в крови.
11. Энтероколит Воспаление кишечника. Метеоризм, рвота усиливающаяся диарея с кровью в кале, отставание в весе. Аллергический энтероколит у младенцев провоцируется белками коровьего молока.
12. Энтеропатия, вызванная белками пищи Заболевание тонкого кишечника. Слабость, понос, рвота, отставание в росте. Рвота, диарея, вялость. В основном болеют младенцы на искусственном вскармливании. Провоцируется белками коровьего молока или сои. В основном с возрастом проходит.

Диагностирование аллергии

Достоверно признать наличие или отсутствие аллергической реакции на белок молока ни один из тестов, имеющихся в арсенале штатных клиник, не способен.
Основные факты для установления диагноза ─ сведения, полученные при опросе пациента, включая наследственную предрасположенность к аллергии, плюс результаты медицинского обследования. На сенсибилизацию указывают прик-тесты (аллергены вводятся уколом), а также аппликационные накожные тесты (патч-тесты).

Если концентрация специфических иммуноглобулинов Е, ответственных за реакцию, в прик-тестах или сыворотке крови отрицательная, терпимость к аллергену формируется в раннем возрасте, а риск возникновения острой аллергии невысок. Высокая насыщенность реагинами повышает опасность возникновения других патологий, связанных с аллергией: атопического дерматита, астмы, риноконъюнктивита.

Единственным объективным диагностированием аллергии на молоко остается двойной слепой плацебоконтролируемый провокационный тест. Это научное исследование во многих странах является стандартной процедурой. Но тест этот дорогостоящий, для его проведения необходимо много времени и серьезная подготовка. В ходе проведения провокационного теста могут возникнуть тяжелые симптомы аллергической реакции.

Приемлемым методом диагностирования в медицинской практике служит пробная элиминационная диета ─ удаление предполагаемого раздражителя из рациона.
Алгоритм пробной исключающей диеты следующий:

  • При лактации из рациона матери исключаются молоко и молочные продукты.
  • При вскармливании молочной адаптированной смесью она заменяется на специализированную лечебную смесь.
  • Пациент с возможной аллергией на молочный белок на протяжении 14 – 28 суток не ест молоко и продукты из него.

По мере взросления аллергия к белкам молока проходит у 30 – 79% деток.

Аллергия на молоко у ребенка

Козье и овечье молоко по строению белков схоже с белками молока коровы. Поэтому продукты этих животных врачи также называют аллергенными. При этом молоко козы в основном действует как перекрестный аллерген, провоцируя перекрестно-аллергические реакции у людей с аллергией на коровье молоко. Белок козьего молока бывает и изолированным аллергеном, вызывая тяжелые симптомы болезни у пациентов, которые хорошо переносят коровье молоко.

Если у годовалого ребенка есть аллергия на коровье молоко, то с вероятностью 90% будет иметь место перекрестная аллергия на козье и овечье молоко. Соответственно замена коровьего молока козьим, овечьим или кобыльим молоком врачами не рекомендуется. Безопасность употребления молока этих млекопитающих при аллергии на коровье молоко у детей не гарантирована.

Аллергия исключительно к белкам козьего молока при хорошей переносимости белка коровьего молока в России малоизвестна. Это объясняется тем, что козье молоко в стране употребляется редко.
Однако в исследованиях других стран говорится о том, что на продукты из козьего молока бывают тяжелые аллергические реакции. Научные исследования зарубежных клиницистов определили характерные симптомы иммунного ответа на белок козьего молока:

  • позднее начало болезни, отсутствие перекрестной реакции на коровье молоко;
  • чувствительность сформировалась при абсолютно нормальном принятии молока козы в раннем детстве;
  • превалируют тяжелый характер ответного реагирования, более чем в половине случаев случается анафилактический шок;
  • провокационные тесты обуславливают реакцию даже на несколько миллилитров молока, поэтому при тестировании следует быть готовыми к возникновению тяжелых симптомов.

Молоко козы плохо изучено аллергологами, так как аллергию на этот продукт сложно диагностировать, делать пробы с ним опасно для здоровья пациента. Широко использовать козье молоко нерационально.

Изготовление адаптированных смесей, произведенных из белка козьего молока, необоснованно. Они не являются гипоаллергенными. Кормить малыша смесью на основе козьего молока при аллергии на коровий белок опасно.

Аллергия на грудное молоко у грудничка

Ответная иммунная реакция на белки коровьего молока формируется не только при питании адаптированными молочными смесями, но и у грудничка. Малышу при лактации аллергены достаются за счет попадания молочных белков в грудное молоко.

Белок коровьего молока не разрушается при нагревании, устойчив к ферментации. Соответственно он попадает в молоко матери в малоизмененном виде. Это формирует иммунный ответ у грудничка и возникают признаки аллергии даже тогда, когда ребенок не употребляет молоко коровы. Факта, что мама употребляет молоко или молочные продукты, достаточно, чтобы малыш получал аллерген при лактации.

В ряде исследований одним из основных аллергенов среди продуктов из молока определен сыр. Около 13% больных с пищевой аллергией отреагировали на этот продукт. Сыр содержит гистамин.
При лактации и появлении аллергической реакции у грудничка первоначально маме стоит вывести из питания молоко, а также понаблюдать за реагированием ребенка при употреблении сыров и другой молочной продукции.

Лечение аллергии на молоко

Для младенцев с аллергией на коровье молоко при вскармливании адаптированными молочными смесями предусмотрены такие этапы лечения:

  1. Первая ступень предполагает пробную исключающую диету. Обычную смесь заменяют на лечебную, гипоаллергенную. Последняя производится на основе расщепленных сывороточных белков, казеина или других белков. Высокогидролизные смеси проходят клинические испытания и с вероятностью 90% не вызовут аллергическую реакцию у ребенка. Например, Nutrilon Пепти Гастро (Нутриция) или Nutrilon Пепти Аллергия соответствуют международным требованиям лечебной смеси первого выбора.
  2. При диагностическом рационе помимо молока исключаются также другие высокоаллергенные продукты: куриные яйца, продукты из пшеницы и рыбы, соевый белок, орехи.
  3. Если на протяжении месяца нет улучшений, назначаются аминокислотные смеси. Эти смеси также используются и тогда, когда ребенок не принимает высокогидролизные смеси из-за их горьковатого вкуса. При обширной аллергии на пищу, тяжелых типах реагирования со стороны пищеварительной трубки аминокислотную смесь (Nutrilon Аминокислоты или Неокейт) назначают сразу. Если нет улучшения, ведется дальнейшее диагностическое исследование.
  4. Продолжительность исключающей диеты с применением лечебной смеси у младенцев с установленным иммунным ответом на белок коровьего молока определяется врачом. Желательно применение смеси на протяжении полугода или до 9 – 12-тимесячного возраста малыша.

Прикармливать ребенка важно начинать по индивидуальной схеме, учитывая особенности реагирования организма на вводимую пищу.
При терапии применяют разные виды лекарственных средств с определенными принципами действия:

  • улучшают способность сыворотки крови связывать гистамин;
  • стабилизируют мембраны тучных клеток, замедляют высвобождение гистамина;
  • блокируют H₁-гистаминовые рецепторы.

Также назначаются глюкокортикостероиды системного или местного действия, симптоматические средства ─ прессорные амины (адреналин), бронхорасширяющие лекарственные средства, инфузионная терапия, локальная терапия и другое.
Развитие атопического дерматита можно не допустить, вовремя начав элиминационную диету, не дожидаясь обследования и результатов тестов.

Аллергия на лактозу

В медицинской практике нет определения «аллергия на лактозу». Имеется в виду непереносимость молока из-за недостатка пищеварительных ферментов – лактазная недостаточность. Основу патологии составляет нарушение процесса расщепления лактозы, молочного углевода группы дисахаридов, в тонком кишечнике ферментом лактазой, который расщепляет лактозу (углевод).
Большое значение проблема приобретает в младенчестве, так как 80 – 85% компонентов грудного молока состоят из лактозы.

Причины

У плода работа фермента лактаза проявляется с 11 недели беременности. С 24 недели наступает его активный рост и доходит до максимума к моменту родов. Непереносимость лактозы классифицируется по 3 типам:

  • врожденная лактазная недостаточность взрослого типа;
  • вторичная лактазная недостаточность;
  • транзиторная лактазная недостаточность.

При врожденной непереносимости молока активность фермента происходит на протяжении шести месяцев жизни младенца, пока он получает основной объем углеводов в виде молока. Но затем действие лактазы медленно снижается и у взрослых составляет только около 8% от начального уровня. Возникает сбой механизма активации фермента. Это врожденная лактазная недостаточность. Болезнь передается по наследству и встречается редко.

При вторичной лактазной недостаточности на активность фермента влияет воспаление слизистой поверхности кишечника. Провоцирующим фактором может стать инфекционное заболевание, аллергия, в том числе и на коровье молоко, а также атрофия слизистой кишечника.
Транзиторная непереносимость лактозы вызывается незрелостью кишечника у грудничка, родившегося недоношенным (до 34 недель).

Симптомы

Степень внешних проявлений при лактазной недостаточности различная и зависит от уровня активности фермента, объема поступающего молока, индивидуальной восприимчивости кишечника, особенностями его функционирования.

Симптомы обычно возникают на 3 – 6-й неделе жизни, так как объем еды увеличивается в этот период. Это диарея, кишечные колики, вздутие живота, срыгивание. Через 3 – 5 минут после начала кормления ребенок начинает вести себя беспокойно, плачет, отказывается от еды.
Испражнения у ребенка при непереносимости лактозы частые, стул пенистый, жидкий, с кислым запахом. У 10% детей бывают запоры из-за спазма кишки. Водянистый стул может привести к обезвоживанию и токсикозу.

Диагноз «лактазная недостаточность» устанавливается по характерным симптомам патологии, в том числе улучшение самочувствия при снижении объема лактозы при кормлении ребенка, по результатам анализов и инструментального исследования.

Лечение лактазной недостаточности

Лечение основывается на сокращении в употреблении лактозных продуктов или применении препаратов лактазы при употреблении лактозосодержащих продуктов. При алактазии взрослого типа у подростков и у взрослых ограничивается/исключается питье молока.
При непереносимости лактозы по причине воспаления или инфицирования кишечника лечится основное заболевание. Больные не едят пищу с присутствием большого количества лактозы, употребляют кисломолочные продукты, твердосычужные сыры, масло.

Младенцам назначают низколактозные смеси, индивидуально корректируется диета, назначаются ферментные препараты, которые добавляются в сцеженное грудное молоко.
При врожденной непереносимости важно соблюдать низколактозную диету постоянно. При вторичной гиполактазии после излечения основного заболевания через два месяца диету начинают расширять, наблюдая за реакцией организма – наличием либо отсутствием метеоризма, поноса.

Наиболее часто аллергия на молоко и непереносимость лактозы отмечается у пациентов с атопическими болезнями, а также с патологией пищеварительного канала.

Как выявить и лечить аллергию, вызванную глистами?

Множество банальных, привычных всем нам реакций на раздражители извне (дерматиты, риниты, зуд, кашель и чихание) могут возникнуть еще по одной причине, о которой в приличном обществе принято умалчивать. Аллергию от глистов подозревают при соответствующей симптоматике без раздражителя.

Попытаемся разобраться с тем как связаны глисты и аллергия у взрослых, как может проявляться и от каких паразитов может начаться.

Почему возникает аллергия

Аллергическое состояние – это знак, который дает организм. То есть, ответ иммунитета в виде выделения антител на то, что организм был атакован чужеродными молекулами. Это не распространяется только на гиперчувствительных людей, чьи защитные функции реагируют на множество раздражителей. Чаще всего антигены, провоцирующие реакции безобидны и механизмы защиты реагируют ошибочно.

Что касается аллергии на глистов и одноклеточных паразитов, то в этом случае причины могут быть:

  1. Из-за выделений паразитов (продукты жизнедеятельности, отравляющие организм);
  2. Тела мертвых гельминтов, разлагающиеся естественным путем;
  3. Повреждения тканей организма паразитами.

Первая стадия проявления аллергической реакции может начаться из-за личинок, которые выделяют ферменты (протеолитический и гиалуронидазу), которые дают начало воспалительным процессам в организме. Благодаря воспалению для личинок нет проблемы проникнуть в нужный им орган и начать развиваться. Позже, когда личинка много питается и растет, антигенами становятся ее выделения (метаболиты).

Исходя из того, что большинство распространенных среди людей разновидностей живут достаточно долго, организм страдает от 4 недель до 12 месяцев от выделений, затем уже от продуктов разложения тела червя. Наверняка все знают, что врачи опасаются не столько вредоносного влияния живого червя, сколько сильнейшим отравлением организма во время курса лечения из-за массовой гибели паразитов, которые перевариваются кишечным трактом.

Это логично, особенно, зная, что, к примеру, при аскаридозе интенсивного характера, суммарный вес червей может достигать полкилограмма. Это приблизительный вес подросшего котенка или небольшого щенка. Можно легко представить сколько токсинов выбрасывается во все структуры организма за раз. Проявляется такое отравление чаще всего острой крапивницей, угнетенным общим состоянием, падением иммунитета.

Кроме того, отрицательно влияют на здоровье, вызывая аллергии в том числе, механические повреждения тканей личинок. Те же аскариды, точнее их личинки, распространяются по всему организму через кишечник.

Органы под массовым ударом, к примеру, после попадания в легкие, они вызывают сильный сухой кашель (последствия их пребывания в легких – хроническая астма, бронхиты). Человек, откашливает личинок и проглатывает, не подозревая об этом. Таким образом, личинки снова попадают в ЖКТ, где растут до взрослой, половозрелой особи.

Еще один распространенный пример – синдром мигрирующей личинки. Этот синдром можно воочию увидеть на собственном теле: личинка внедряется не только в органы, но и под кожу. Заразиться легко: достаточно искупаться в «неудачном» водоеме или пройтись босиком по земле.

Личинки не развиваются во взрослую особь, достаточно быстро умирают, но оставляют на коже красный след-дорожку, дублирующую путь перемещения. Если личинки пробираются сквозь орган, последствия еще более серьезны: раздирающий кашель, сильнейшие аллергии, даже смерть.

Какие из паразитов могут стать причиной аллергии

Важно не только вовремя заметить странные изменения в организме, но и знать кто может стать виновником. Вопрос какие глисты вызывают аллергию важен и для профилактики рецидива, так как чаще всего именно после заражения паразитами, человек становится внимательнее по отношению к здоровью.

Чаще всего аскариды поражают детей из-за их неспособности самостоятельно следить за собственной гигиеной, но и взрослые могут обзавестись этим «питомцем». Распространяются аскариды фекально-оральным путем. То есть, съев грязное яблоко или землянику с кустика, есть все шансы заполучить вместе с полезными микроэлементами, еще и паразитов.

Этого паразита можно заполучить, отведав зараженной свинины или дичи. Симптомы одинаковы с остальными: крапивница, отеки, кашель, одышка, лихорадка и тому подобнее.

Проникают через кожу практически незаметно. Достаточно просто пройтись босиком по земле.

Легко заразиться ими при контакте с зараженными собаками. Кроме того, при употреблении воды и еды, которые могли быть загрязнены фекалиями собак. К симптомам может добавиться состояние одутловатости лица.

  • Филярии большинства подвидов.

Распространяют яйца кровососущие насекомые.

Этим паразитом можно заразиться, употребляя рыбу, лягушек, птицу и воду. Иногда гнатостомы проникают через кожу (особенно легко, если есть мелкие ранки).

Легко заразиться из-за зараженной рыбы, иногда носителем яиц становятся кальмары, еще реже – каракатицы. При сильном заражении крапивница возникает настолько выражено, что может закончиться анафилактическим шоком.

Легко заразиться при поедании ягод и фруктов с веток и кустов. Опасны и овощи, зелень. Но не от самих ягод и овощей, а от случайно проглоченных муравьев. К симптомам может подключиться пожелтение кожи.

Заражение происходит при поедании сырой рыбы, морепродуктов.

  • Печеночные двуустки, Гигантские двуустки.

Заразиться можно употребляя в пищу зараженные растения. Симптомы основные.

Этим паразитом можно заразиться, поедая сырую рыбу.

Этим паразитом можно заразиться, употребляя рыбу.

Яйца могут попасть в организм при поедании рыбы. Иногда, при случайном попадании в рот чешуек.

Можно обзавестись этим паразитом при поедании мяса раков и крабов.

Причиной заражения становится инвазированная рыба.

Причина заражения – мясо больной коровы.

Яйца гельминта попадают в организм при заглатывании мельчайших рачков с водой во время купания или при употреблении грязной воды. Также причина в употреблении мяса змей и лягушек. К симптомам прибавляются зудящие узелки под кожей, отек частей тела, беспокоящий болевыми ощущениями.

Как можно заметить, пути заражения приблизительно схожи: отсутствие первичной обработки продуктов питания (еду не промывают, не обрабатывают термически), не моют руки, контакт с больными животными, покупка зараженных продуктов сельского хозяйства и рыболовства.

Какие могут быть симптомы аллергии от паразитов

Мы уже выяснили, что организм человека – это весьма чуткий механизм, способный реагировать на минимальные изменения. Токсические вещества, которые выделяют гельминты в процессе своей жизни и после гибели нельзя назвать минимальными изменениями. Поэтому, антитела, в полном боевом вооружении в виде аллергической реакции, пытаются изменить положение дел, а, заодно, подсказывают нам, что есть большая проблема.

Но, к сожалению, проявления настолько расплывчаты, что причиной ринита, сухого, раздирающего кашля, слезотечения и кожных высыпаний зачастую сложно заподозрить паразитов. Аллергия от глистов появляется не сразу, личинки обычно успевают подрасти и начать размножаться.

Реакция точно не заставит себя ждать и проявится в виде:

  1. Высыпаний;
  2. Спазмов в легких;
  3. Болезней суставов;
  4. Ринита (после – гайморита);
  5. Зуда;
  6. Одутловатости лица;
  7. Отеком Квинке;
  8. Анафилактическим шоком;
  9. Припухлостей на коже и прочих.

Обычно заразившийся длительное время списывает плохое состояние на другие болезни: банальное ОРЗ, авитаминоз, последствия стресса. Если пациент подозревает аллергию, то ее причиной обычно подозревает шерсть, пыльцу, пух и прочие банальные причины. О паразитах обычно или не думают вовсе, или вспоминают достаточно поздно.

Как производится диагностика аллергии из-за глистов

Взаимосвязь между крапивницей или астматическим кашлем и глистами сложно даже представить далеким от медицины людям. Сегодня диагностика паразитов не составляет труда, благодаря современному оборудованию и профессионализму лаборантов. Многие инфекционисты и паразитологи только после нескольких наводящих вопросов способны заподозрить у обычного на первый взгляд человека паразитов.

Стандартный анализ кала на яйца глист дает далеко не всегда верный результат. В период, когда организм атакуют еще личинки, этот анализ всегда отрицательный. Паразиты вырастают и начинают размножаться, и только тогда этот анализ становится положительным. Наиболее качественный анализ, который дает основание предположить верную причину всех бед, является иммуноферментное исследование крови на антитела.

Препараты для лечения аллергии от глистов

Как только паразиты будут уничтожены, а последствия их жизни удалены из организма, интоксикация пройдет, а аллергия исчезнет сама собой. Желательно одновременно делать комплекс процедур.

  • Принимать антипаразитные средства для того, чтобы умертвить червей;
  • Применение энтеросорбентов, препаратов для улучшения кишечной микрофлоры;
  • Антигистаминные средства помогут быстрее справиться с проявлениями аллергической реакции.;
  • Местные средства – кортикостероиды – для снятия зуда с поверхности кожи.

Лечение медикаментами

Благодаря современным лекарственным средствам, обладающим широким спектром действия, можно одновременно уничтожить сразу несколько видов паразитов. Большинство из них достаточно сильны, чтобы при минимальной ошибке с дозировкой навредить в большей степени, чем помочь.

Очень важен правильный выбор препарата при лечении детей, беременных, кормящих, людей с подорванным здоровьем, худощавостью. Для последних обычно выбираются суспензии, которые можно дозировать с точностью до миллиграмма.

Для лечения нематозов вне кишечного тракта используют:

  1. Баймек;
  2. Ивермектин;
  3. Ивермек (на основе ивермектина);
  4. Дитразина цитрат (на основе диэтилкарбамазина).

Для того, чтобы избавиться от круглых паразитов:

  • Пиперазин (вещество пиперазин);
  • Пирантел (вещество пирантел);
  • Термокс (действующее вещество Мебендазол);
  • Комбантрин (вещество пирантел);
  • Гелмодол-ВМ (на основе Албендазола);
  • Немоцид (вещество пирантел);
  • Немозол (на основе Албендазола);
  • Вермакар (действующее вещество Мебендазол);
  • Гельминтокс (вещество пирантел);
  • Вормил (на основе Албендазола и Мебендазола);
  • Декарис (Левамизол – основное вещество);
  • Медамин (с действующим веществом Карбендацимом).

Лекарственные средства от гельминтов – это достаточно опасная вещь, во время лечения обязательно в точности соблюдать предписания врача. Важно не просто учитывать индивидуальные особенности каждого из пациентов, но и рассчитать верную дозировку, знать о противопоказаниях.

Народная медицина против аллергии от глистов

Народная медицина, как и всегда, может помочь и во время борьбы с паразитами в организме и всеми последствиями их пребывания. Важно знать несколько правил, нарушать которые можно только если здоровье не важно для пациента.

  1. Рецепты, основой которых считается спирт, ни при каких условиях не применимы беременным, детям, кормящим, лицам с сердечными болезнями.
  2. Людям с проблемами с ЖКТ нужно быть осторожными с самолечением, особенно, если в рецептах есть чеснок, хрен, гранат.
  3. Лучше сообщить о намерении обратиться к рецептам народной медицины от аллергии на глистов лечащему врачу.

Большинство рецептов безопасны, но эффективность их не доказана наукой. Полностью полагаться на бабушкины рецепты не стоит, особенно, если дело касается сильной интоксикации.

Советы народной медицины для борьбы против гельминтов

  • Каждый день на голодный желудок съедать 50 граммов сырых семян тыквы.
  • 20 грамм чеснока, 20 грамм хрена и пол литра водки настаиваются 10 суток в стеклянной банке, закрытой крышкой, принимать такое средство нужно по столовой ложке до еды.
  • Для лечебной клизмы смешивают 250 миллилитров воды с 8 зубчиками чеснока. Воду лучше брать слегка горячеватую, чтобы за 15 минут, пока состав настаивается, вода остыла до температуры тела. Клизма делается перед сном раз в сутки.
  • Корки граната варят в воде на наименьшем огне час. Полученный настой охлаждают и пьют за день, разделив всю часть «компота» на три раза.
  • Гельминты боятся полыни, поэтому столовую ложку заваривают кипятком и принимают по немного перед едой. Ложка полыни на литр кипятка.

Заключение

Инвазия гельминтами – это на 90% вина человека. Малейшее нарушение простых правил гигиены или техники приготовления пищи могут обернуться достаточно серьезными последствиями для здоровья. Игнорировать проблему из-за стеснения или иной причины не получится, глисты не исчезнут сами по себе, а постепенно буквально съедят человека. И аллергия из-за глистов покажется подарком, в сравнении с запущенной инвазией.

Протеолитические ферменты

Протеолитические ферменты (синоним: протеазы) — белки, пептид-гидролазы, ферменты класса гидролаз, расщепляющие пептидные связи между аминокислотами в белках и пептидах.

Протеолитические ферменты играют важнейшую роль в переваривании белков пищи в желудке и кишечнике человека. Большинство протеолитических ферментов органов пищеварения продуцируется в виде проферментов. Физиологический смысл этого заключается в том, чтобы акт продукции фермента (профермента) был отделен от акта его активации — превращения в фермент и, таким образом, белки тканей, продуцирующих ферменты, не подвергались воздействию этих самых ферментов.

Классификация протеолитических ферментов

Протеазы подразделяются на:

  • экзопептидазы (пептидазы), гидролизующие (расщепляющие), преимущественно, внешние пептидые связи в белках и пептидах
  • эндопептидазы (протеиназы), гидролизующие, преимущественно, внутренние пептидые связи

К эндопептидазам относятся наиболее важные для желудочного пищеварения протеолитические ферменты пепсин, гастриксин и химозин, а также вырабатываемые в виде проферментов поджелудочной железой и участвующие в кишечном пищеварении трипсин, химотрипсин и эластаза.

Экзопептидазами являются протеолитические ферменты карбоксипептидаза А и карбоксипептидаза В, также присутствующие в панкреатическом соке. К экзопептидазам относятся ферменты кишечного сока: аминопептидазы (аланин-аминопептидаза и лейцин-аминопептидаза) и дипептидазы (глицилглицин-дипептидаза, глициллейцин-дипептидаза, пролиназа и пролидаза).

Протеазы разделяют на шесть групп, в зависимости от строения активного центра:

  • сериновые; в активном центре этих протеаз присутствует серин; сериновые протеазы — трипсин, химотрипсин и эластаза составляют 44% от общего количества белка экзокринной части поджелудочной железы
  • треониновые
  • цистеиновые
  • аспартильные — желудочные протеазы пепсин, гастриксин, катапепсины Д и Е и другие
  • металлопротеазы — например, карбоксипептидазы А и В являются Zn-металлопротеазами
  • глютаминовые
Протеолитические ферменты в лекарствах

Протеолетические ферменты (протеазы) является активным компонентам во многих ферментных препаратах, применяемых для коррекции секреторной дисфункции желудка и нарушений процесса пищеварения в тонкой кишке.

Первый тип лекарств, содержащих протеолетические ферменты,— экстракты слизистой оболочки желудка, основным действующим веществом которых является пепсин. Он, а также другие содержащиеся в слизистой оболочки желудка пептидазы, расщепляют практически все природные белки. Эти лекарства используются преимущественно при гастрите с пониженной кислотностью и не рекомендуются при лечении заболеваний ЖКТ с повышенной кислотностью.

Второй тип содержащих протеолетические ферменты лекарств — комплексные препараты, содержащие основные ферменты поджелудочной железы домашних животных. Такие лекарства способствуют купированию клинических признаков внешнесекреторной недостаточности поджелудочной железы, к которым относят снижение аппетита, тошнота, урчание в животе, метеоризм, стеаторею, креаторею и амилорею. Самым популярным лекарством, содержащим комплекс панкреатических ферментов, включающим протеазы, является панкреатин. Кроме него, имеется множество других препаратов, содержащих протеолетические ферменты, ряд из них приведена в таблице (Саблин О.А., Бутенко Е.В.):

Аллергия на лактозу: симптомы, возможные причины и особенности лечения

Лактоза – одна из разновидностей сложных сахаров. Она содержится в натуральных молочных продуктах, перевариваемых организмом человека при помощи фермента, называемого лактазой. Небольшой процент людей вышеназванного этого фермента. В данной статье мы рассмотрим, что такое аллергия на лактозу, симптомы и причины ее возникновения, а также ознакомим читателя с основными методами лечения данного заболевания.

По статистике, таким недугом страдают в равной степени как дети, так и взрослое население. И в том, и в другом случае важно как можно раньше установить наличие данного заболевания, а также разграничить его с аллергией на молоко. Поскольку это абсолютно разные вещи. Так, в случае с повышенной чувствительностью к лактозе исключать из рациона молочные продукты полностью не нужно, а вот при аллергической реакции на молоко сделать это просто необходимо.

Причины

Перед тем как перечислим симптомы аллергии на лактозу у взрослых, причины появления подобной реакции назовем. Основными являются следующие:

  1. Генетическая предрасположенность. Если у одного из родителей отмечалась недостаточность ферментов для переваривания лактозы, то с вероятностью до 25% можно сказать, что и ребенок родится с этой проблемой. Наиболее характерно генетическое наследование жителями Азии.
  2. Иногда симптомы аллергии на лактозу могут проявиться лишь после достижения ребенком 3-летнего возраста. Это связано с тем, что данный возрастной период характеризуется естественным снижением содержания в организме лактазы.
  3. Согласно многочисленным исследованиям, симптомы аллергии на лактозу могут проявиться в связи с развитием в организме других заболеваний, связанных с нарушением деятельности клеток тонкого кишечника, в котором происходит выработка вышеназванного фермента.

Симптомы

Теперь перейдем к рассмотрению симптоматики данного заболевания. Симптомы аллергии на лактозу необходимо знать для того, чтобы разграничить данное заболевание с непереносимостью молока, которое так часто встречается у взрослого населения. Сейчас разберемся в этом вопросе.

Так, аллергия на лактозу даст о себе знать лишь спустя час или более после употребления молочных продуктов, а непереносимость молока проявится уже спустя 5-10 минут. В большинстве случаев при аллергии на лактозу происходят следующие изменения в организме:

  • жидкий стул;
  • метеоризм;
  • дискомфорт в животе;
  • наличие болей в желудке и кишечнике;
  • различные проявления на коже: высыпания, покраснения, диатез;
  • зуд кожных покровов;
  • повышенная температура тела;
  • аллергический ринит;
  • головная боль различного характера;
  • в некоторых случаях развивается бронхоспазм, который наиболее опасен в детском возрасте.

Тяжелейшим проявлением аллергии на лактозу является отек Квинке и анафилактический шок. При возникновении этих осложнений медицинская помощь крайне необходима.

Во многом симптомы аллергии на лактозу схожи с обычным пищевым отравлением. Однако если вовремя не распознать подобную реакцию, можно допустить развитие более сложной формы течения болезни.

Аллергия на галактозу

В некоторых случаях аллергия возникает не на лактозу, а на другое вещество, называемое галактозой. Это вещество образуется также путем разделения молочного сахара ферментом лактазой на отдельные составляющие для его последующего усвоения. Аллергия на галактозу встречается значительно реже. Однако ее проявления не менее опасны. Дело в том, что развитие аллергической реакции на галактозу невозможно заметить сразу после употребления молочных продуктов. Так как в данном случае действует накопительный эффект. Когда в организме ребенка или взрослого человека накапливается высокое количество галактозы, наступает развитие аллергии, осложнения которой особенно опасны.

К ним относятся следующие состояние: нарушение функций почек и печени, гипогликемия, катаракта, задержка физического и психического развития ребенка. Если наличие аллергии на галактозу установлено, необходимо немедленно прекратить употребление любых молочных продуктов и принять меры по очищению организма от накопленных аллергенов.

Не путайте аллергию с отравлением! Анализ на определение аллергической реакции

Симптомы аллергии на лактозу у взрослых проявляются практически одинаково во всех случаях. Однако нередко человек даже не догадывается о том, что стало истинной причиной недомогания. Так как симптомы аллергии очень легко спутать с обычным отравлением. Нередко с непереносимостью лактозы человек сталкивается в достаточно зрелом возрасте, что может быть спровоцировано различными заболеваниями или хирургическими вмешательствами, затрагивающими органы желудочно-кишечного тракта. Именно поэтому важно после проведения любых серьезных операций соблюдать рекомендованную врачом диету и включать остальные продукты постепенно, наблюдая за реакцией организма.

Если у человека возникли подозрения на то, что его организм выработал непереносимость к молочным продуктам, он может сдать анализ на аллергию на лактозу. Симптомы хоть и свидетельствуют о наличии подобной реакции, но ведь, как уже говорилось, их можно спутать с признаками какого-либо другого заболевания.

Аллергия у детей и грудничков

Теперь рассмотрим более подробно, как проявляются симптомы аллергии на лактозу у детей. Непереносимость лактазы в легкой степени характерна всем детям старше двух лет. Это является совершенно нормальным возрастным изменением организма. Так как потребность в молоке значительно снижается. Вполне логично предположить, что со снижением потребности в молоке происходит и снижение выработки организмом фермента лактазы. Это и приводит к непереносимости лактозы.

Поскольку детский организм еще недостаточно окреп, ему тяжело справляться с любыми заболеваниями, в том числе и с различными видами аллергий. Родители должны внимательно следить за состоянием ребенка и в случае необходимости обращаться за врачебной помощью. Особенно опасно упустить симптомы аллергии на лактозу у грудничков. Так как для крохотного организма справиться с недугом самостоятельно – непосильная задача. Заподозрить непереносимость лактозы у грудничка можно, если у ребенка не прекращается рвота и диарея после употребления материнского молока. Насторожить маму должны и некоторые другие признаки:

  • отсутствие прибавки веса или незначительная прибавка;
  • расстройство стула;
  • различные проявления на коже – высыпания, покраснения, зуд;
  • отказ от груди спустя 3-5 минут кормления;
  • ребенок поджимает ножки, плачет и капризничает.

Аллергия на лактозу может проявлять не только при грудном вскармливании, но также и при кормлении ребенка искусственными смесями, в составе которых содержится соя или коровий белок. Для грудничков, которым диагностирована аллергия на лактозу, разработано специальное безлактозное питание. Важно своевременно обнаружить проблему. А также перейти на безлактозные смеси, чтобы избежать задержки развития ребенка и других проблем со здоровьем.

Особенно часто непереносимость встречается у недоношенных деток, желудочно-кишечный тракт которых недостаточно зрел для выработки фермента лактазы. Младенцам, родившимся раньше срока, должно уделяться повышенное внимание как со стороны врачебного персонала, так и со стороны родителей, в первую очередь мамы.

Диета

Лечение аллергии на лактозу, если данное заболевание подтверждено врачом, в первую очередь должно начинаться с введения специальной диеты, называемой элиминационной. Такая система питания подразумевает полное исключение из рациона молочных продуктов. Важно знать состав каждого употребляемого блюда. Так как в нем может быть не видно наличие молока, но оно будет присутствовать. Для облегчения задачи можно завести блокнот, в котором будут фиксироваться все употребляемые продукты и реакция организма на них. Взрослому человеку в зависимости от степени выраженности аллергии могут разрешаться кисломолочные продукты в небольшом количестве. Так как в них большая часть лактозы разрушается под воздействием бактерий.

Препараты

Если же больной не заметил наличие молока в каком-либо продукте и аллергическая реакция уже имеет место, необходимо обратиться за медицинской помощью, где будут проведены соответствующие мероприятия по очищению организма. В этих целях используются препараты-энтеросорбенты, а для снятия симптомов может быть рекомендован такой препарат как «Семитикон». Если симптомы аллергии выражены незначительно, больной может принять дозу ферментных добавок, содержащих лактазу, которые всегда должны быть в его аптечке.

Симптомы аллергии на лактозу у детей могут приносить им гораздо больший дискомфорт, чем взрослым. Поэтому очень важно своевременно помочь малышу. Специально для детей разработана ферментная добавка «Лактаза Бэби», которая может применяться в возрасте от 0 до 7 лет.

Профилактика

В целях профилактики развития аллергии на лактозу врачи рекомендуют ограничить употребление продуктов, где содержится сырое молоко. Организм взрослого человека гораздо быстрее усваивает кисломолочные продукты. Поэтому им и стоит отдать предпочтение.

В заключение

Теперь вы знаете, что такое аллергия на лактозу. Причины, симптомы, лечение и другие нюансы данного заболевания – эти все важные темы детально рассмотрены в нашей статье. И помните, что любую болезнь нужно знать в лицо, особенно когда дело касается аллергий, симптоматика которых довольно часто может быть схожа с иными состояниями.

КЛИНИЧЕСКИЕ ФОРМЫ АЛЛЕРГИИ

Можно выделить три клинические формы аллергии:

– Собственно аллергические болезни, «возбудителем» которых являются аллергены;

– Инфекционно-аллергические болезни – это инфекционные заболевания, в развитии которых принимает участие аллергический механизм;

– Аллергические осложнения – лекарственная аллергия.

Инфекционно-аллергические болезни будут рассмотрены в курсе инфекционных болезней, лекарственные осложнения – в курсе клинической фармакологии. В дальнейшем изложении будут подвергнуты патофизиологическому анализу собственно аллергические болезни. Их можно подразделить на две большие группы – клинические формы ГБТ и клинические формы ГЗТ. Правда нужно оговориться, что они, по-видимому, могут переходить друг в друга. Это продемонстрировал Франкланд, который многократно сажал себе на руку африканских клопов-гематофагов (в их слюне есть аллерген). После первых укусов развивалась реакция туберкулинового типа (это реакция ГЗТ), затем реакция типа феномена Артюса (это проявление местной анафилаксии) и потом – крапивница, отек горла, затруднение дыхания и даже коллапс (это уже типичные проявления общей анафилаксии, т. е. реакции ГБТ).

Клинические формы ГБТ

В этой группе можно выделить две подгруппы – клинические формы анафилаксии и клинические формы атопии.

Анафилаксия

Анафилаксия – это состояние приобретенной повышенной чувствительности организма к действию какого-либо аллергена. Термин «анафилаксия» (беззащитность) ввели в начале ХХ века Рише и Портье в противоположность понятию «профилаксия» (защитная реакция). Вначале анафилаксия считалась лабораторным феноменом и изучалась в опытах на различных животных. В последующем анафилаксия была многократно описана и у человека. В частности, изучение таких заболеваний, как бронхиальная астма и сывороточная болезнь, показало, что они представляют собой клинические проявления анафилактических реакций. В настоящее время принято различать общую анафилаксию и местную анафилаксию.

Общая анафилаксия

К общей анафилаксии относят анафилактический шок и сывороточную болезнь.

Термин «анафилактический шок» ввел в науку известный русский иммунолог А. М. Безредка в 1912 году. Термин не очень удачный, так как он создает иллюзию того, что этот процесс по патогенезу родствен травматическому шоку, хотя они существенно отличаются друг от друга по этиологии, и по патогенезу. Анафилактический шок – это тяжелый (нередко смертельный) синдром, который связан с массивной реакцией А+а после парентерального введения в сенсибилизированный организм «разрешающей» дозы аллергена. Изучен этот синдром в опытах на животных. Он хорошо воспроизводится в опытах на морских свинках, хуже у кроликов и собак и с большим трудом – у мелких лабораторных животных, причем у различных животных течение шока имеет свои особенности. Морские свинки, например, погибают от асфиксии из-за спазма гладких мышц дыхательных путей4 у кроликов развивается застой крови в малом круге кровообращения, сопровождающийся отеком легких и острой недостаточностью правого сердца; у собак возникает застой крови в печени и в сосудах кишечника с развитием острой сосудистой недостаточности. Четверть века тому назад считалось, что анафилактический шок у человека развивается очень редко. В естественных условиях это действительно так. Однако «успехи» медицины, в частности, парентеральное введение лекарств в обход естественных барьеров, «довели» человека до того, что шок стал нередким осложнением лекарственной терапии. Бывает, что медсестра не успевает вынуть кончик иглы из подкожной клетчатки, как больной падает и умирает. Только у человека шок может возникнуть при подкожном введении лекарства и даже при вдыхании или попадании в пищу аллергенов, у животных он возникает лишь при внутривенных инъекциях. А. Д. Адо считает, что анафилактический шок «на игле» развивается при воздействии аллергена на рецепторы кожи и отражает общую закономерность повышения возбудимости рецепторов при анафилаксии. У человека в основе расстройств при анафилактическом шоке лежат гемодинамические изменения (расширении сосудов и повышение их проницаемости, что ведет к падению АД и потере сознания) и спазм гладких мышц (затруднение дыхания, боли в животе, рвота, понос, непроизвольное мочеиспускание). «Шоковым» органом у человека считаются легкие. Смерть может наступить в течении получаса при явлениях асфиксии и расстройства функций внутренних органов.

Сывороточная болезнь – это характерный аллергический синдром, который развивается у некоторых больных после парентерального введения им лечебной (например, противостолбнячной) сыворотки или лекарств (в виде депо). В качестве лечебной сыворотки чаще всего используют лошадиную сыворотку, которая содержит немало белков, чужеродных для человека. После введения сыворотки сывороточная болезнь возникает не у всех, а только у предрасположенных к аллергии лиц. На заре применения лечебных сывороток она развивалась часто (у 22%), сейчас благодаря более совершенной очистке сыворотки от балластных белков она встречается реже (в 2 – 3% случаев). Особенности сывороточной болезни состоят в том, что, во-первых, она может развиваться после длительного латентного периода (спустя 7-12 дней после введения сыворотки), а во-вторых, может развиваться не только после вторичного, но и после первичного введения сыворотки. Механизм развития сывороточной болезни после повторного введения сыворотки в сенсибилизированный организм вроде бы стандартен: массивная реакция А+а может привести к развитию анафилактического шока, а менее массивная – к синдрому сывороточной болезни, который в этом случае развивается через несколько часов после инъекции. Сложнее объяснить механизм развития синдрома после первичного введения сыворотки. Тут все дело в том, что выработка антител проходит через индуктивную и продуктивную фазы, которые требуют времени. Как раз 7-12 дней. Напомню, что латентный период сывороточной болезни равен именно этому сроку. Следовательно, сывороточная болезнь начинает выявляться тогда, когда еще не разрушенный полностью чужеродный белок начинает вступать во взаимодействие с постепенно образующимися антителами. Болезнь длится от нескольких дней до 2-3 недель. Это можно объяснить неодновременным появлением антител к различным антигенам сыворотки и одновременным или последовательным возникновением разных типов гиперчувствительности (ГБП и ГЗТ). Поскольку при введении сыворотки в организм попадает много чужеродного белка, система иммуногенеза секретирует в основном преципитирующие антитела (Ig G) и в меньшей мере реагины. В результате реакции А+а образуются преципитаты, которые оседают на эндотелии капилляров, повреждая эндотелий, увеличивая проницаемость сосудов и вызывая расстройства микроциркуляции. Отсюда типичные проявления болезни: сыпь и крапивница на коже, кожный зуд, припухание суставов, боли в пояснице (отечность почек), головокружение (отечность мозга), боли в животе, иногда тошнота и рвота, увеличение лимфатических узлов, лихорадка ( в связи с выработкой лейкоцитарных пирогенов – ИЛ-1).

По анафилактическому типу, как правило, протекает пищевая (нутритивная) аллергия.Ее клинические проявления могут касаться преимущественно желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) и могут отражать изменения со стороны организма в целом. Острые аллергические поражения ЖКТ могут протекать по типу острого живота, кишечной непроходимости или тромбоза сосудов брыжейки. Могут появляться высыпания, эрозии в полости рта, на губах, особенно в углах рта, стоматит, гингивит, глоссит. При аллергических поражениях желудка бывают боли в подложечной области, тошнота, слюнотечение, рвота. При превалировании нарушений со стороны кишечника возникают схваткообразные боли в области живота, метеоризм, запор или понос с большим количеством слизи в кале. При тяжелой нутритивной аллергии, кроме ЖКТ (рвота, понос), в патологический процесс могут вовлекаться сердечно-сосудистая система (тахикардия, аритмия, падение АД, геморрагии), система дыхания (астматические приступы), кровь (лейкоцитоз, эозинофилия, лимфоцитоз, тромбоцитопения), кожа (крапивница, дерматит), и даже может развиваться шокоподобный синдром.

Местная анафилаксия

Местные проявления анафилаксии возникают при воздействии аллергена на ограниченные участки сенсибилизированного организма. Эти реакции могут быть получены на коже, слизистых оболочках ЖКТ, носа, бронхиального дерева сенсибилизированных лиц, а также в условиях пассивной сенсибилизации. Типичным примером местной анафилаксии является описанный в 1903 г. Феномен Артюса.Суть его состоит в следующем. Кролику каждые 5 – 7 дней вводят под кожу 3 – 5 мл лошадиной сыворотки. После четвертой инъекции на месте введения появляется инфильтрация, не исчезающая в течение двух дней. После 5 – 6 инъекций развивается гиперэргическое воспаление с некрозом и отечностью тканей. Такой феномен иногда выявляется у больных при неоднократном введении им в одно и то же место лекарственных препаратов («ягодичные реакции»). В основе феномена Артюса лежит массивная выработка в организме преципитинов и их реакция с фиксированным в месте многократных инъекций аллергеном, что ведет к развитию иммунокомплексного воспаления. Повреждению тканей при этом способствует выброс из привлекаемых в зону воспаления лейкоцитов лизосомальных ферментов и активных форм кислорода. Фактически феномен Артюса – это не местная анафилаксия, а местное проявление общей анафилаксии. Если кролику с феноменом Артюса ввести лошадиную сыворотку внутривенно, то у животного разовьется анафилактический шок.

Атопия

Термин «атопия» (от греческого «атопос» – отклоняющийся, чуждый, необычный) – «странная болезнь» – ввел в 1923 году Кока для обозначения спонтанно возникающих «естественных» наследственно обусловленных («семейных») клинических форм аллергии. Атопии в принципе свойственны те же патофизиологические особенности, что и анафилаксии – изменение проницаемости сосудов, спазм гладких мышц, выделение БАВ. Внутривенное введение атопена (так Кока назвал аллерген, вызывающий атопию) вызывает типичный анафилактический шок. Однако своеобразие атопии заключается в следующем.

1. Наследственная обусловленность. В настоящее время установлено, что предрасположенность к атопии связана с полигенным наследованием, зависимым от воздействия нескольких генов более чем на одном локусе, причем наследуется не конкретное заболевание, а лишь предрасположенность к атопии. Повышенная чувствительность может возникнуть как к тем же аллергенам, что и у родителей, так и к совершенно иным. Клинические проявления также могут быть отличными от тех признаков, которые имелись у родителей.

2. Связь с Ig E-антителами. Атопия является синонимом Ig E-опосредованных АР, хотя это не совсем точно, ибо Ig E обнаруживается у большинства людей. Однако при наследственном предрасположении они образуются или в больших количествах, или в ответ на раздражители. Которые обычно не вызывают образования реагинов.

3. Прерогатива (исключительное право) человека. Это тоже неточно. Так считали долгое время, пока не обнаружили, что атопические заболевания (и соответственно – содержание в крови реагинов) выявляются не только у человека, но и у собак (некоторые собаки страдают пыльцевой болезнью и бронхиальной астмой!), и у крупного рогатого скота, и даже у моржей.

4. Анафилактические реакции, как правило, развиваются при парентеральном введении аллергена, атопические реакции – при поступлении аллергена в организм через естественные входные ворота (слизистые оболочки дыхательных путей, ЖКТ и глаз, а также через поврежденную и даже неповрежденную кожу).

5. Анафилактические реакции, как правило, бывают генерализованными (изменение функции ЦНС, АД, проницаемости сосудов; генерализованные отеки, метаболические расстройства), при атопии они нередко бывают локальными – в области проникновения в организм атопена (набухание и отек слизистых, повышение слизеобразования и секреции, спазм гладкомышечных элементов).

6. Атопия вызывается очень малыми дозами аллергена, способного проникнуть через покровы тела, и поэтому протекает мене бурно

7. Анафилаксия связана с введением в организм аллергенов; атопия развивается у людей в естественных условиях, как правило, без видимой причины, спонтанно.

8. После перенесения атопической реакции десенсибилизации не наступает (в лучшем случае — гипореактивность), уровень реагинов в крови не снижается.

Общая атопия

К общей атопии относят атопическую бронхиальную астму и поллиноз.

Бронхиальная астма(от греческого слова «астма» — одышка, удушье) – это заболевание, которое характеризуется периодически возникающими приступами удушья, связанными с затруднением, главным образом выдоха. Бронхиальной астмой (БА) страдают 1 – 2% людей. Существует много этиологических форм этого заболевания. Наиболее частая причина БА – инфекция; на долю атопии падает около 25%. Причина приступов удушья при БА является реакция А+а с выделением БАВ (гистамин, МРС-А, ФАТ, ЛТ), привлечением лейкоцитов (прежде всего эозинофилов) и развитие воспалительного процесса в слизистых оболочках мелких дыхательных путей. В основе затруднения выдоха лежат 4 механизма: спазм гладких мышц бронхиол, отек слизистой оболочки (вследствие повышения проницаемости сосудов), закупорка бронхиол слизью (вследствие повышения секреции слизи); возбуждение парасимпатической нервной системы, связанное с состоянием дыхательного центра во время выдоха и с раздражением афферентных окончаний вагуса биологически активными веществами (напомню, что в физиологических условиях вдох, связанный с возбуждением симпатического центра вдоха, сопровождается расширением дыхательных путей, а выдох, связанный с парасимпатическим рефлексом Геринга-Брейера, сопровождается их сужением). Все четыре перечисленных механизма запускаются медиаторами аллергии (в частности, гистамином). К этому можно добавить, что при напряженном выдохе нарастает внутригрудное давление, что способствует уменьшению просвета мелких бронхов. Эозинофилы выделяют гранулярные белки (ГБО, катионный белок), которые повреждают эпителий бронхов. Липидные медиаторы воспаления, секретируемые лейкоцитами, обусловливают гиперреактивность дыхательных путей.

Поллиноз(от английского слова pollen – пыльца растений) – пыльцевая болезнь, которую иначе называют сенной лихорадкой или сенной астмой. Это распространенное атопическое заболевание, возникающее у людей с повышенной чувствительностью к пальце различных растений. Его клиническая картина обусловлена аллергическим воспалением слизистых оболочек носа, носоглотки, трахеи, бронхов, конъюнктивальных оболочек, пищеварительного тракта, а также кожи и различных отделов нервной системы. Заболевание сезонное. Ежегодно, почти с точностью до одного дня у сенсибилизированных к пыльце людей появляются приступы чихания, легкие зуды в носу и зеве, иногда недомогание и потеря аппетита. Первые признаки болезни наблюдаются за 7 – 10 дней до более тяжелых симптомов. Далее возникают конъюнктивит, ринит, артралгии, у трети больных повышается температура тела. Все это похоже на грипп, и такой диагноз выставляют нередко. В 36 – 47% случаев развиваются астматические приступы, которые не отличаются от приступов бронхиальной астмы. Реже бывают крапивница, атопические дерматиты, диспептические расстройства (тошнота, рвота, поносы, запоры), аритмии сердца, мигрени, эпилептические судорожные припадки, вульвовагиниты, циститы, холециститы. В периферической крови рпазвиваются эозинофилия, лейкоцитоз, иногда лимфоцитоз и ускорение СОЭ. В дождливую погоду (пыльцу прибивает к земле) и в горах больные чувствуют себя лучше.

Местная атопия

Уже отмечалось, что при наследственном предрасположении аллергены (атопены) проникают в организм через слизистые оболочки и кожу, и поэтому аллергические проявления нередко носят локальный характер. Чаще всего поражаются конъюнктива глаза, слизистая носа, бронхи, слизистая ЖКТ и кожа. Наиболее характерными проявлениями местной атопии являются крапивница и отек Квинке.

Крапивница –появление припухлости и волдырейна коже или слизистых оболочках встречаются у 20% взрослого населения. Как правило, это сопровождается зудом. В основе этого явления лежит действие БАВ (в частности, гистамина), которые выделяются при реакции А+а. известно, что гистамин расширяет сосуды, повышает их проницаемость и раздражает чувствительные нервные окончания. Вот почему при «ожоге» крапивой (она содержит гистамин) на коже появляются волдыри и ощущается зуд. Правда, гистамин и другие БАВ могут выделяться и без реакции А+а при возбуждении тучных клеток неиммунологическим путем, например, при действии холода. Но об этом речь пойдет дальше. Причиной крапивницы чаще всего являются очаги хронического воспаления и связанная с ними сенсибилизация предрасположенного к АР организма микробными антигенами. При этом чувствительность к лекарственным, пищевым, химическим и прочим аллергенам (атопенам) присоединяется к микробной, играя роль разрешающего фактора. Нередкой причиной крапивницы является поллиноз.

Отек Квинке(описан немецким врачом Г. Квинке в 1882 г.) – внезапный ограниченный отек кожи, подкожной клетчатки, слизистой оболочки, внутренних органов. Держится от нескольких часов до нескольких дней. По патогенезу сходен с крапивницей. Бывает аллергического (атопического) и неаллергического (от действия либераторов гистамина) генеза. Как правило, возникает без видимой причины и не поддается терапии. Кожного зуда, как правило, не бывает, так процесс локализуется в подкожном слое, не распространяясь на чувствительные окончания кожных нервов. Отек сопровождается ощущением напряжения, увеличения размеров губ, век, носа, ушей, языка. В редких случаях отек Квинке развивается в области органов пищеварения, в области гениталий и даже в области мозга. Опасен отек в области гортани, так как он может привести к асфиксии.

Клинические формы ГЗТ

Напомню, что в основе гиперчувствительности замедленного типа лежит взаимодействие сенсибилизированных Т-лимфоцитов с вызвавшими эту сенсибилизацию антигенами, Т-лимфоциты при этом выделяют лимфокины, которые и «организуют» АР, направленные на локализацию и ликвидацию соответствующих антигенов. В учебниках принято выделять четыре клинические формы ГЗТ: бактериальную аллергию, контактный дерматит, аутоаллергию и реакцию отторжения гомотрансплантата. Нам представляется, что аутоаллергию, при которой система иммуногенеза, «свой своя не познаши» (выражение из «Слова о полку Игореве»), разрушает собственные неизмененные антигены (аутоантигены), рациональнее называть не аллергией, а паталогией иммунитета и излагать в соответствующем разделе (что мы и сделали: см. лекцию «Патология иммунитета»). Отторжение чужеродного трансплантата – это нормальная иммунологическая реакция, и ее вряд ли целесообразно считать реакцией аллергической. Таким образом, на наш взгляд, классическими клиническими проявлениями ГЗТследует считать только бактериальную и контактную аллергию.

8.2.1. Бактериальная аллергияможет появиться при профилактических вакцинациях и при некоторых инфекционных заболеваниях (туберкулез, дифтерия, бруцеллез, кокковые, вирусные и грибковые инфекции). Классическим примером бактериальной аллергии является реакция Пирке. Она состоит в следующем. На скарифицированный участок кожи плеча наносят каплю туберкулина – продукта жизнедеятельности туберкулезных палочек. Если в организме туберкулезных палочек нет или они есть, но их жизнедеятельность угнетена (положительная анергия), или угнетена функция Т-системы иммунитета (отрицательная анергия), то никакой реакции не будет (или реакция будет очень слабой). Если же организм инфицирован палочками Коха, т.е. сенсибилизирован по отношению к продуктам их жизнедеятельности, то на месте контакта с туберкулином через 24-48 часов появляется папула, окруженная венчиком гиперемии (ореолой). Описанные изменения связаны со скоплением в этой области сенсибилизированных киллеров и моноцитов, которые разрушают туберкулин и «организуют» тут гиперергическое воспаление с последующим склерозом. Размеры папулы и ореолы измеряются для определения (наряду с другими показателями) степени сенсибилизации организма, т.е. степени активности инфекционного процесса. По своей сути это «локальное жертвоприношение ткани», чье назначение – отгородиться и изгнать инфекцию.

8.2.2. Контактная аллергия – местное аллергическое воспаление кожи, проявляющееся в форме контактного дерматита или экземы. Контактный дерматитможет развиться при достаточно длительном контакте кожи с химическим веществом (тяжелые металлы, краски, лекарства, мыла, лаки) у большинства людей. Химические агенты при этом денатурируют белки клеток, что и служит причиной сенсибилизации киллеров. Секретируемые Т-клетками лимфокины привлекают моноциты и макрофаги и совместными усилиями «организуют» воспалительный процесс. Для контактного дерматита характерна моновалентная сенсибилизация химическим веществом. Такие дерматиты нередко бывают профессиональной болезнью или болезнью рук домохозяек. Производственный или бытовой аллерген (чаще гаптен) при этом является и сенсибилизирующим и разрешающим фактором. Дерматит проявляется чувством жжения, напряженности и болезненности кожи, кожного зуда. Кожа становится гиперемированной и отечной, на ней появляются везикулезные и папулезные высыпания.

Экземаявляется наиболее частым аллергодерматозом у детей раннего возраста. В ее развитии большую роль играет аллергический (экссудативный) диатез, связанный с наследственной или врожденной предрасположенностью. Для экземы характерна поливалентная сенсибилизация, многие аллергены при этом не являются сенсибилизирующими, а служат только разрешающими факторами. По механизму развития экзема и контактный дерматит являются «родственниками».

Контактные дерматиты и экземы, как правило, отражают гиперчувствительность замедленного типа, однако следует иметь в виду, что они могут быть следствием и ГБТ.

АЛЛЕРГОПОДОБНЫЕ РЕАКЦИИ

Существует большая и разнородная группа реакций, по проявлениям сходная с АР, но отличающаяся отсутствием стадии сенсибилизации и иммунологической фазы стадии разрешения, т. е. отсутствием реакции А+а. Это так называемая ложная или неиммунологическая аллергия. К этой группе реакций можно отнести гетероаллергию, парааллергию, идиосинкриназию и анафилактоидные реакции. Оказалось, что многие изменения реактивности, трактуемые, как аллергия, являются результатом неспецифического (от разных причин) возбуждения тучных клеток с выделением БАВ, или результатом наследственного дефицита ферментов, или результатом нарушения нервной регуляции физиологических функций. Известны, например, случаи, когда тяжелые приступы бронхиальной астмы, не поддававшиеся противоаллергическому лечению, купировались при нормализации кровообращения в диэнцефальной области. Не удивительно, что выделена нейрогенная неиммунологическая форма бронхиальной астмы. Рассмотрим основные формы аллергоподобных реакций.

Гетероаллергия

Гетероаллергия это такая форма аллергоподобной реакций, при которой разрешающий антиген отличается от сенсибилизирующего. Типичными примерами гетероаллергии являются феномен Шварцмана и феномен Санарели.

Феномен Шварцманавызывают введением в кожу животного фильтрата культуры палочки брюшного тифа. Через сутки фильтрат того же или другого микроба вводят внутривенно. При этом на месте первой инъекции появляется геморрагический инфильтрат, переходящий в некроз. Исследования показали, что первая инъекция вызывает скопление вокруг венул сегментоядерных лейкоцитов. Активация анаэробного гликолиза в возбужденных полинуклеарах прводит к повышенному выделению из них молочной кислоты. Сдвиг реакции в кислую сторону повреждает эндотелий сосудов. После второй (внутривенной) инъекции скопление лейкоцитов в области поврежденных сосудов нарастает. Из полинуклеаров и тромбоцитов образуются белые тромбы, которые закупоривают капилляры и венулы. Выделяемые лейкоцитами протеолитические ферменты в кислой среде активируются. Под их влиянием стенки сосудов уже через несколько часов теряет свою целостность. Разрыв стенок сосудов ведет к кровотечениям. Развивается тяжелый тромбогеморрагический процесс.

Феномен Санарелливоспроизводится при внутривенном введении кроликам нелетальной дозы эндотоксина холерных вибрионов, а через неделю – фильтрата культуры кишечной палочки. После второй реакции развивается тяжелая общая реакция по типу анафилактического шока. Смерть животного наступает при явлениях кровоизлияния в кишечник и брюшную полость.

Феномены Шварцмана и Санарелли не связаны с иммунологическими реакциями: во-первых, при этих феноменах разрешающий антиген отличается от сенсибилизирующего, а во-вторых, разрешающая инъекция производится чрез сутки, то есть тогда, когда система иммуногенеза просто не успевает еще выработать антитела к первому антигену. Встречаются ли в клинической практике феномены, или они являются чисто лабораторными? Конечно, встречаются. Парентеральное введение лекарств – это повседневная практика лечебных учреждений. Роль второй (внутривенной) инъекции может сыграть проникновение в кровь микроорганизмов, поступающих из очагов хронической инфекции (например, из кариозного зуба). «Мораль сей басни такова» — любое парентеральное (т. Е. неестественное, не предусмотренное эволюцией) введение лекарств небезразлично для организма. Медики, помните об этом!

Парааллергия

Парааллергия – это такая аллергоподобная реакция, при которой разрешающим агентом является не антиген, а физические (холод, тепло, физические нагрузки), химические (запахи, химические вещества) и психогенные раздражители. Связано это с тем, что у предрасположенных (в том числе у сенсибилизированных) людей резко повышена чувствительность рецепторов по отношению к неантигенным, неспецифическим раздражителям. Среди этих рецепторов особое значение имеют так называемы ирритарные рецепторы бронхов. Они возбуждаются от передвижения воздуха в воздухоносных путях, а также от различных химических раздражителей (аммиак, гистамин, ацетил-холин). Так может возникнуть холодовая бронхиальная астма. Холод может раздражать ирритарные рецепторы кожи. При этом из тучных клеток могут рефлекторно выделяться большие количества БАВ. Для развития Холодовой крапивницы имеет значение выделения гистамина и кининов. Для развития психогенной крапивницы – выделение ацетил-холина. Парааллергическим процессом может быть даже пневмония. Это бывает, если сенсибилизирующим фактором является пневмококк, а разрешающим – охлаждение.

Нельзя исключить и возможность иного механизма действия холода и других неспецифических факторов. У предрасположенных лиц эти факторы могут вызывать денатурацию белков организма с образованием эндоаллергенов. В таких случаях изменения в организме могут развиваться по классической схеме патогенеза АР.

Идиосинкразия

Представьте себе активиста партии любителей пива, который наслаждается, выпивая кружку своего любимого напитка и закусывая вареными раками. Все лицо его источает блаженство, и вдруг сам он становится красным, как рак, а на коже у него появляется сыпь. В чем дело? В таких случаях нередко говорят, что у человека идиосинкразия. А что это такое?

Под идиосинкразией долгое время понимали извращенную аллергическую реакцию на первичное энтеральное введение некоторых пищевых продуктов (коровье молоко, белок куриных яиц, мясо крабов, земляника, сыр) и лекарственных (йод, бром, хинин, некоторые алкалоиды) средств. Однако исследования показали, что извращенная реакция на пищевые и лекарственные средства чаще всего бывает связана не с АР, а с наследственным или приобретенным дефицитом некоторых ферментов. Так, известно, что до 10 – 15% здоровых людей не переносят молоко, у больных (особенно при заболеваниях ЖКТ) этот процент повышается до 20. генетически обусловленное нарушение переваривания и всасывания молочного сахара (лактозы) на Ближнем Востоке встречается у 70% населения, а в Африке и Юго-Восточной Азии – даже у 75 – 100%! Оказалось, что все дело в дефиците фермента лактазы, которая расщепляет лактозу на галактозу и глюкозу. Если молочный сахар расщепляется плохо, то в толстом кишечнике он стимулирует размножение микрофлоры. Это ведет к интоксикации организма и к диспептическим расстройствам. Вот почему в ряде стран корова считается священным животным, молоко которого нельзя употреблять в пищу. Лактозная интолерантность (непереносимость) может быть не только наследственной, но и приобретенной, так как активность лактазы легко подавляется при разных заболеваниях (особенно у детей), и молоко (в том числе материнское) становится ядом. В районах с высоким индексом долголетия (Абхазия, Азербайджан) употребляют в пищу не цельное молоко, а кисломолочные продукты, в которых лактоза расщепляется при брожении. Лактозная интолерантность там выявляется очень редко. Правда, на белки коровьего молока (в молоке содержится более пяти антигенов) возможна и классическая иммуноаллергическая реакция, но она встречается гораздо реже.

Значительное количество людей страдает непереносимостью конских бобов и некоторых лекарств со свойствами окислителей (хинин, сульфамиды, аспирин). Употребление в пищу конских бобов или энтеральное введение перечисленных лекарств вызывает у них извращенную реакцию – слабость, головокружение, развитие желтухи. Оказалось, что в основе такой идиосинкразии лежит наследственно обусловленный (доминантный патологический ген сцеплен с Х-хромосомой) дефицит фермента глюкозо-6фосфат-дегидрогеназы (по данным ВОЗ, понижение активности этого фермента встречается у 100 млн. человек). При дефиците этого фермента нарушается пентозофосфатный цикл обмена углеводов, что ведет к нарушению восстановления в эритроцитах глютатиона, а это, в свою очередь, обусловливает повышение проницаемости мембран эритроцитов для натрия. В результате под влиянием окислителей развивается внутрисосудистый гемолиз. Как видно из изложенного. В механизме развития этой патологии (ее называют фавизмом) иммунологические процессы никакой роли не играют.

Впрочем, как и в случае парааллергии, нельзя исключить того, что некоторые пищевые и лекарственные вещества могут присоединяться к белкам организма и в дальнейшем играть роль гаптенов, вызывая АР по классической схеме.

Анафилактоидные реакции

Анафилактоидные реакции – это реакции, клинические проявления которые трудно отличить от АР при анафилаксии и атопии, хотя они не связаны с иммунологическим взаимодействием А+а, а обусловлены выделением БАВ. Они развиваются как бы минуя первую (иммунологическую) фазу, специфичную для истинной анафилаксии. Выделение БАВ при этом происходит в связи с действием либераторов (освободителей) БАВ или в связи с активацией некотрых ферментов. Например, гистаминолибераторы (клубника, цитрусовые, некоторые лекарства, декстран) могут вызвать крапивницу и отек Квинке неаллергенного генеза. Введение крысе в область верхней губы яичного белка сразу вызывает отек морды. Внутривенное введенеие кошкам лошадиной сыворотки вызывает картину анафилактического шока без всякой сенсибилизации. Такую же реакцию можно вызвать у кролика после внутривенного введения ему сыворотки быка. В основе всех этих реакций, которые протекают без участия антител, лежит выделение из тучных клеток гистамина.

В основе так называемой «аспириновой астмы» может лежать усиленный синтез лейкотриена – МРС-А. это связано с тем, что у предрасположенных лиц аспирин способен заблокировать ингибитор синтеза арахидоновой кислоты. В результате избыток арахидоновой кислоты под влиянием липооксигеназы трансформируется в лейкотриены, котрые и вызывают спазм гладких мышц бронхов. Причиной отека Квинке бывает дефицит ингибиторов первого компонента комплемента (С-1). При этом некоторые чужеродные вещества, поступающие в организм, легко активируют С-1, который, в свою очередь, повышает активность второго компонента комплемента, обладающего свойствами кининов. Одновременно тормозится ингибитор активатора калликреинкининовой системы, что также способствует накоплению кининов, вызывающих повышение проницаемости капилляров и отек.

Многие изменения реактивности, трактуемые как аллергия, представляют собой нарушения нервной регуляции. Выделена нейрогенная неиммунологическая бронхиальная астма, в основе которой лежит рефлекторный спазм гладких мышц дыхательных путей.

Таким образом, клинические проявления гиперчувствительности организма по отношению к различным раздражителям имеют весьма разный патогенез. С учебной целью мы попытались четко изложить классификацию аллергических и аллергоподобных реакций. Такая классификация хорошо выглядит на бумаге. В жизни все значительно сложнее. Существует большое количество промежуточных, переходных и смешанных реакций, анализ которых требует диалектического мышления и дополнительных исследований.

Дата добавления: 2020-10-23 ; просмотров: 1434 | Нарушение авторских прав

Протеолитические ферменты

Содержание

Протеолитические ферменты в спортивной медицине (обзор литературы) [ править | править код ]

Интерес к протеолитическим ферментам (ПФ) в спортивной нутрициологии и в спортивной медицине в целом связан с двумя неоспоримыми свойствами этих биологически активных добавок (БАДов). Во-первых, они являются частью естественной системы переваривания протеинов и пептидов в желудочно-кишечном тракте (ЖКТ), что обеспечивает более высокий уровень расщепления молекул белка с образованием низкомолекулярных пептидов и аминокислот (особенно ВСАА и глутамина) с их собственным эргогенным действием. Во вторых, исследования последних лет показали способность ПФ при однократном и курсовом назначении уменьшать микроповреждения скелетной мускулатуры (Exercise-Induced Muscle Damage — EIMD) и отсроченную болезненность мышц после физических нагрузок (Delayed Onset of Muscle Soreness — DOMS). Оба этих фактора в совокупности с природным происхождением ПФ и высоким уровнем безопасности (широкий терапевтический диапазон), делает данную группу БАДов перспективными средствами нутритивно-метаболической поддержки (НМП) как начинающих, так и профессиональных спортсменов. Ряд других параметров фармакологического действия ПФ (дозо-зависимость эффекта, определенная специфичность по отношению к субстратам, наличие схем дозирования и пр.) позволяет отнести этот класс веществ к фармаконутриентам.

Протеолитические ферменты на медицинском и фармацевтическом рынке [ править | править код ]

Протеолитические ферменты растительного и животного происхождения очень давно и широко используются в медицинской практике для лечения нарушений переваривания и всасывания пищи в ЖКТ и функции поджелудочной железы. Исторически первыми были пищевые добавки и препараты, содержащие ферменты поджелудочной железы свиней и коров для заместительной терапии недостаточности этого органа. Растительные энзимы, например бромелаин из ананаса, также оказались эффективны для обеспечения переваривания протеинов (M.Roxas, 2008). Такой эффект протеолитических ферментов обеспечил первое, с исторической точки зрения, направление применения этой группы веществ – усиление переваривания протеинов, ускоренное высвобождение аминокислот (АК), включая ВСАА, и абсорбцию легких пептидов и АК в кишечнике при абсолютной или относительной недостаточности эндогенного образования протеаз. По мере развития научной медицинской мысли и накопления опыта использования протеолитических ферментов, формировалось еще одно, не менее важное направление – адъювантная терапия (сопровождение) таких состояний и заболеваний как острая и пост-хирургическая травма, флебиты, ревматоидный артрит и остеоартриты, злокачественные опухоли и т.д. (А.М.Пенджиев, А.Абдуллаев, 2020; J.Leipner и соавт., 2001; J.Leipner, R.Saller, 2001). Пероральное применение протеолитических ферментов (иначе называемых протеазами или протеиназами) по тем или иным показаниям называют Системной Энзимной Терапией (Systemic Enzyme Therapy — SET), поскольку рассчитано на всасывание и распределение в организме ферментов с последующим действием во внутренних средах органов и тканей. Регуляторный статус ферментов этого класса различен и варьирует от рецепторных лекарственных препаратов до ОТС-формул и даже пищевых добавок, с определенной спецификой для отдельных стран. В состав комбинированных препаратов также включают витамины, минералы и другие пищевые добавки, в частности, олигомерные проантоцианидины, кверцетин и т.д.

Наиболее часто встречаемые на рынке варианты комбинированных составов с протеазами приведены в таблице 1.

Таблица 1. Основные активные ингредиенты некоторых типовых комбинированных препаратов протеолитических ферментов на фармацевтическом рынке США и Европы (из G.Lorkowski, 2012)

Вариант состава 1

Вариант состава 2

Вариант состава 3

90 мг = 900 F.I.P.-ед.

45 мг = 450 F.I.P.-ед.

133-178 мг = 800 ед.

60 мг = 328 F.I.P.-ед.

Eur. — ед. протеиназы

1 mg = 596 F.I.P.-ед

Примечания: *1 μkat – количество фермента, которое превращает более 1 μM субстрата в секунду при стандартных условиях. Это соответствует 60 F.I.P – единиц. Ph. Eur.-ед протеиназы – протеиназные единицы действия по Европейской Фармакопее. Рутозид (рутин, кверцетин-3-О-рутинозид, софорин) — гликозид флавоноида кверцетина.

Как видно из таблицы 1, в большинстве случаев при формировании состава комбинированных протеолитических препаратов используются растительные протеазы цистеина – бромелаин (обязательный компонент) и папаин, а также протеазы серина животного происхождения – трипсин и химотрипсин. Некоторые составы включают панкреатин, амилазу, липазу и/или рутозид. Популярной формой выпуска являются кишечнорастворимые таблетки, покрытые оболочкой, для обеспечения наибольшей концентрации активных веществ в кишечнике (предотвращение распада таблетки в кислой среде желудка). Дозировки ферментов варьируют в диапазоне от 1 до 200 мг/таблетку. Количество протеаз в дозе на прием соответствует ферментной активности, описанной в F.I.P. (F.I.P.-units of the Federation Internationale Pharmaceutique). Одна F.I.P.-единица – количество фермента, которое способно конвертировать более 1 мкмол субстрата за 1 минуту при стандартных условиях.

Происхождение, химическая структура, классификация и свойства протеолитических ферментов [ править | править код ]

I. Растительные протеазы. [ править | править код ]

Протеазы дынного дерева [ править | править код ]

В соответствии с данными А.М.Пенджиева и А.Абдуллаева (2020) «высушенный млечный сок (латекс) дынного дерева содержит ряд протеаз: Папаин – монотиоловая цистеиновая эндопротеаза. По характеру ферментативного действия ее называют «растительным пепсином». Но, в отличие от пепсина, папаин активен не только в кислых, но и в нейтральных и щелочных средах (диапазон рН 3–12, оптимум рН=5), что важно при часто встречающихся у спортсменов нарушениях кислотного состава желудка. Химопапаин – монотиоловая цистеиновая протеиназа. Благодаря субстратной специфичности похожа на папаин, но отличается от него электрофоретической подвижностью, стойкостью и растворимостью. Протеиназа IV – цистеиновая протеиназа, основная протеиназа латекса, составляет около 30 % присутствующего в нем белка. Проявляет высокую степень гомологии с протеиназой III папайи (81 %), химопапаином (70 %) и папаином (67 %). Очень близка к химопапаину по молекулярной массе и заряду молекулы. Карикаин – наиболее щелочная среди цистеиновых протеиназ латекса папайи. Подобно папаину, карикаин сначала продуцируется в форме неактивного зимогена прокарикаина, содержащего ингибиторный прорегион из 106 N-терминальных аминокислот. Активация фермента заключается в отщеплении прорегиона молекулы без ее последующих конформационных изменений. Протеиназа w (эндопептидаза А, пептидаза А) – монотиоловая цистеиновая протеиназа. Это полипептид, содержащий 216 аминокислотных остатков и 3 дисульфидные связи. Для проявления его ферментативной активности важно наличие свободного остатка цистеина в активном центре. Проявляет высокую степень гомологии с папаином (68,5 %). По специфичности ферментативного действия напоминает папаин, поскольку связывается с субстратом в участках локализации дисульфидных связей. Для стабилизации комплекса протеиназ папайи с практическими целями используются специальные полимеры, разработанные еще во времена существования СССР.

Протеазы ананаса [ править | править код ]

Физико-химические свойства основной комплексной смеси протеолитических ферментов ананаса – бромелаина, — и применение его в клинических условиях, подробно описаны в нескольких обзорах последнего времени (H.R.Maurer, 2001; В.К.Bhattacharyya, 2008; R.Pavan и соавт., 2012; V.Rathnavelu и соавт., 2020), выполненных в научных лабораториях стран — мест произрастания и высокотехнологичной переработки ананаса (в основном, Индии). Бромелаин представляет собой водный экстракт из плодов необработанного ананаса. Это смесь различных тиоловых эндопептидаз и ряда других активных веществ, например фосфатаз, глюкозидаз, пероксидаз, целлюлаз, гликопротеинов, углеводов и некоторых ингибиторов протеаз (В.К.Bhattacharyya, 2008). При этом бромелаин, получаемый из стеблей ананаса отличается по составу от такового из плодов ананаса. Как и в случае папаина, ферментативная активность бромелаина сохраняется в широком диапазоне изменений рН – от кислой до щелочной – 5,5 – 8,0 (S.Yoshioka и соавт., 1991). В настоящее время бромелаин производят из охлажденного ананасового сока путем центрифугирования, ультрафильтрации и лиофилизации. Ферментативная активность получаемого порошка определяется эмпирически на таких белковых субстратах как казеин (FIP-единицы), желатин (единицы переваривания желатина) или хромогенные трипептиды (H.R.Maurer, 2001).

II. Протеазы животного происхождения [ править | править код ]

Трипсин и химотрипсин – самые известные и клинически изученные сериновые протеазы (эндопептидазы) животного происхождения. В отличие от растительных протеаз, оптимум каталитической активности сериновых протеаз находится в щелочном диапазоне. Трипсин синтезируется в поджелудочной железе в виде неактивного предшественника (профермента) трипсиногена. Трипсин содержит в активном центре остатки серина и гистидина. Молекула бычьего трипсина (молекулярная масса около 24 кДа) состоит из 223 аминокислотных остатков, образующих одну полипептидную цепь, и содержит 6 дисульфидных связей. Изоэлектрическая точка трипсина лежит при pH 10,8, а оптимум каталитической активности — при pH 7,8—8,0. Химотрипсин – протеаза, катализирующая гидролиз пептидной связи, рядом с которой находится ароматическая аминокислота (триптофан, фенилананин, тирозин). Механизмы действия трипсина и химотрипсина, а также области их применения в клинической медицине хорошо изучены и отражены в целом ряде руководств, систематических обзоров и мета-анализов (A.J.Barrett, N.D.Rawlings, 1995; M.J.Page, E.Di Cera, 2008; К.Н.Веремеенко, 1967; В.И.Кулаков и соавт., 2004 и др.).

Фармакокинетика протеолитических ферментов [ править | править код ]

Абсорбция ПФ в желудочно-кишечном тракте и их биологическая активность [ править | править код ]

В обзорной работе G.Lorkowski (2012) суммированы имеющиеся данные по абсорбции ПФ в ЖКТ после их перорального приема, фармакокинетике ПФ и даны возможные объяснения механизмам этих процессов. Ранние исследования абсорбции протеаз у животных были выполнены путем перорального приема ферментных субстратов, меченых радиоактивными изотопами. Другим методом было количественное определение в плазме крови собственной эстеразной активности протеаз в отношении специфических субстратов, например, этилового эфира N-бензолил-L-аргинина (BAEE) как субстрата для трипсина, а этилового эфира N-ацетил-L-тирозина (ATEE) как субстрата для химотрипсина, а уровня гемоглобина – для оценки общей протеолитической активности. Экспериментальные исследования показали, что абсорбция ПФ зависит от множества факторов, среди которых наиболее важным является размер молекулы. В серии экспериментальных работ J.Seifert и соавторов (1990,1995) было показано, что после перорального приема (рис.1) меченых иодом-123 таких ПФ как трипсин, химотрипсин, панкреатин и папаин, наблюдается постепенное нарастание концентрации ПФ в крови, дифференцированное по времени и количественным параметрам в зависимости от конкретного ПФ. Прием панкреатина вызывал наибольший прирост концентрации фермента в сыворотке крови с максимумом в течение часа. В течение последующих 6-и часов происходило плавное снижение его концентрации. Для других ПФ (трипсин, химотрипсин и папаин) максимальная концентрация в сыворотке крови достигалась только к 3-ему часу после перорального применения и была существенно ниже (в 3 и более раз) по сравнению с панкреатином. Характерно, что через 6 часов для всех ферментов уровень их концентрации в крови (в процентном соотношении с их введенной дозой на 1 г крови) был примерно одинаковым.

Детальные количественные характеристики изменений показателей ПФ в крови даны в таблице 2.

Таблица 2. Количественный анализ абсорбции ферментов в кишечнике крыс в сыворотку крови и лимфу (из J.Seifert и соавт., 1990).

Низкомолекулярная часть (мг)

Примечания: * — общий уровень абсорбции рассчитывался как показатель радиоактивности субстрата при приеме внутрь, пониженный за счет остаточной радиоактивности в кишечнике без дифференциации на высокий или низкий молекулярный вес материала. ** — Из-за различий между концентрацией протеаз высокого молекулярного веса в сыворотке и лимфе, расчетное общее количество абсорбированного высокомолекулярного материала ниже.

Абсорбция бромелаина при интрадуоденальном введении в экспериментах на крысах существенно отличалась от таковой других ПФ. Как видно из рис.2, происходит медленное (по сравнению с другими ПФ) нарастание концентрации бромелаина в сыворотке крови и лимфе в течение 4 часов (максимум) и поддержание этих величин до 6-и часов наблюдения. В данной работе уровень абсорбции бромелаина определен в 50% от введенной дозы за 6 часов, при этом 80% составила высокомолекулярная фракция.

Фармакокинетика ПФ у человека [ править | править код ]

Наиболее подробные фармакокинетические исследования у человека были выполнены с использованием бромелаина, трипсина и папаина (J.V.Castell, 1995; J.V.Castell и соавт., 1997). В рандомизированном контролируемом двойном-слепом фармакокинетическом исследовании приняло участие 19 здоровых мужчин в возрасте 18-45 лет (рис.3, табл.3).

Таблица 3. Фармакокинетические показатели бромелаина в плазме крови здоровых мужчин-добровольцев после перорального приема кишечнорастворимых таблеток бромелаина (J.V.Castell, 1995; J.V.Castell и соавт., 1997).

Таблица 4. Линейная зависимость максимальных уровней ПФ в плазме крови испытуемых в соответствии с перорально принимаемой суточной дозой ферментных препаратов (I.Roots и соавт., 1995; F.Donath и соавт., 1997; I.Roots, 1997)

Примечания: ДД – дневная доза (г); МКП – максимальная концентрация в плазме (нг/мл).

15 добровольцев получали кишечно-растворимые таблетки, каждая из которых содержала 200 мг бромелаина. Четверо испытуемых служили контролем (плацебо). В течение 1-го дня осуществлялось шесть приемов бромелаина: 3 таблетки в 8.00 утра (время «ноль» для исследования); в 11.00; 14.00; 17.00 и 20.00, а затем 5 таблеток в 23.00. Такой же режим соблюдался на 2-ой день. На 3-ий день осуществлялся только дин прием 3-х таблеток в 8.00. Стандартные приемы пищи производились в: 9.00; 12.00; 15.30 и 18.30. Образцы крови (12 мл) брались каждый раз перед приемом бромелаина. У большинства участников Смакс отмечалась через 48 часов и составляла в среднем 5 нг/мл, Т1/2 в плазме около 6 часов. AUC за период 3-51 часов составила 82,2 нг/час/мл.

В другой работе коллективом авторов из Института клинической фармакологии в Берлине (Германия) (I.Roots и соавт., 1995; F.Donath и соавт., 1997; I.Roots, 1997) (табл.4) выявлена четкая дозо-зависимость концентрации бромелаина, трипсина и папаина в плазме крови от введенной суточной дозы фермента, что еще раз подчеркивает, что ПФ являются фармаконутриентами, т.е. сочетают способность влиять на нутритивные процессы подобно фармакологическим агентам.

Подводя итоги выполненным исследованиям фармакокинетики ПФ, G.Lorkowski (2012) в своем аналитическом обзоре делает следующее заключение: «Прием протеолитических ферментов обеспечивает усвоение организмом физиологически активных протеинов с высоким молекулярным весом. Фармакокинетические исследования показывают дозо-зависимое линейное нарастание концентрации протеаз в различных средах организма, варьирующее в достаточно широких индивидуальных пределах, медленную динамику абсорбции в кишечнике, быстрое и 100% связывание в организме с антипротеазными комплексами. Пероральный прием ПФ увеличивает протеазную активность сыворотки крови с параллельным возрастанием концентрации в плазме крови соответствующих антипротеаз. Биологическая протеолитическая активность пероральных ПФ определяется взаимодействием с соответствующими рецепторами на поверхности клеток (протеаз-активируемые рецепторы) как в виде свободных протеаз, так и в комплексной форме с антипротеазами. Такой комплекс «протеаза-антипротеаза» вызывает возрастание плазменных концентраций антипротеаз и элиминацию самих комплексов и цитокинов. Эти механизмы реализуются при приеме внутрь ПФ в виде кишечнорастворимых таблеток с содержанием растительных и животных протеаз, и обеспечивают стабилизацию и, возможно, улучшение физиологических и иммунологических процессов даже у здоровых лиц. Последнее обстоятельство приобретает особый смысл в спортивной медицине.

Протеолитические ферменты – катализаторы высвобождения аминокислот (АК) из протеинов [ править | править код ]

Одним из наиболее популярных БАДов, содержащих ПФ, является Игнитор («IGNITORТМ») — матрица с включением двух типов ферментов-аминопептидаз – эндопептидаз и экзопептидаз. Эндопептидазы гидролизуют молекулу белка путем разрыва внутренних пептидных связей, высвобождая пептиды с низким молекулярным весом. Экзопептидазы осуществляют гидролиз белка в концевых участках белковой молекулы, способствуя высвобождению отдельных аминокислот (ВСАА и глутамин). Это позволяет спортсмену или просто тренирующемуся лицу использовать гораздо более приятные в органолептическом плане формы молочного белка по сравнению с гидролизатами белка, а процесс гидролиза осуществляется in vivo. Кроме того, повышение эффективности высвобождения аминокислот из белка под влиянием ПФ позволяет использовать меньшие дозы протеинов и снизить риск возникновения побочных эффектов, связанных с избыточным потреблением молочных протеинов (снижение переваривания, повышенное газообразование, диспептические нарушения и т.п.). В статье J.Bartos (2014) приводятся данные сравнительных фармакокинетических исследований ферментного комплекса Игнитор (150 мг) в плане влияния на высвобождение ВСАА и глутамина из WP-концентрата (40 г – стандартизированная доза WPC). В качестве контроля (смесь сравнения) использовалась комбинация пепсина и панкреатина (2500 мг). Как видно из рис.4, Игнитор увеличивает высвобождение L-глутамина из WPC примерно в 3 раза больше, чем смесь пепсина и панкреатина, и в 4,25 раза больше по сравнению с действием только эндогенных (собственных) ПФ.

Сходным образом (рис.5), 150 мг Игнитора в 2 раза усиливает высвобождение лейцина из WPC по сравнению со смесью пепсина и панкреатина, и в 2,5 раза – по сравнению только с эндогенными ферментами. Почти такое же преимущество (рис.6) имел Игнитор и в плане высвобождения ВСАА в целом: в 2 раза активнее смеси пепсина и панкреатина, и в 2,25 раза – эндогенных ПФ.

Замена WPC на изолят (WPI) привела примерно к таким же результатам: 100 мг Игнитора высвобождало в 4 раза больше лейцина, в 3,25 раза больше ВСАА и в 2,25 раза больше глутамина по сравнению с эндогенными ПФ.

Таким образом, смесь протеаз различного происхождения при совместном приеме с whey-протеинами (WPC, WPI) увеличивает и оптимизирует во времени высвобождение из белков ВСАА и глутамина с последующей активацией mTOR, что определяет анаболическую эргогенную активность протеолитических ферментов (ПФ). Эргогенное действие ПФ носит опосредованный характер и проявляется при выборе оптимального соотношения общего количества и качества поступающего белка, собственной активности эндогенных ПФ и количества и протеолитических свойств экзогенных ПФ в составе препаратов и БАДов. Конечным эффектом оптимального приема пищевых добавок протеинов и ПФ в сочетании с силовыми тренировками является увеличение синтеза белка в скелетных мышцах, увеличение размеров мышечных волокон, повышение силы и мощности мышц.

Для повышения эффективности высвобождения ВСАА и глутамина из белка делают комбинированные формы WP и ПФ, в котором уже рассчитаны дозы ферментов, необходимые для оптимального расщепления протеинов (например, Isoject – сочетание изолята WP и Игнитора).

Протеолитические ферменты как фармаконутриенты для предупреждения и лечения EIMD и DOMS [ править | править код ]

Наряду с опосредованным (через усиление высвобождения аминокислот из протеинов) анаболическим действием, о чем было написано выше, ПФ уже многие годы используются как средства Системной Энзимной Терапии (СЭТ – SET). СЭТ позволяет естественным путем затормозить воспалительные процессы в организме, а также частично решать проблему предотвращения развития воспаления, препятствующую процессу восстановления. Пероральное введение ПФ создает, хотя и невысокую, но эффективную концентрацию свободных и связанных протеиназ в плазме крови (G.Lorkowski, 2012). Такие ПФ как трипсин и бромелаин, как и другие эндогенные протеиназы, могут связываться со специфическими (например, альфа-антитрипсин) и неспецифическими (например, альфа-2-макроглобулин) антипротеазами, и предотвращать неконтролируемую деградацию протеинов. Поэтому, способность ПФ контролировать и предотвращать процесс воспаления, легла в основу исследований влияния ПФ на развитие мышечных повреждений в ответ на нагрузки (EIMD) и отсроченную болезненность мышц (DOMS) у лиц, занимающихся спортом. Влияние протеиназ при пероральном приеме на EIMD было изучено в нескольких клинических работах с фокусированием на изменение болей и/или мышечных функций (A.F.Walker и соавт., 2002; T.W.Beck и соавт., 2007; R.A.Orsini, 2007; T.W.Buford и соавт., 2009; J.K. Udani и соавт., 2009). Эти работы показали, что бромелаин и другие протеиназы могут редуцировать мышечное воспаление после получения повреждений в результате нагрузок.

В частности, в рандомизированном двойном-слепом плацебо-контролируемом перекрестном пилотном исследовании J.K.Udani и соавторы (2009) оценивали влияние ПФ на DOMS и связанный с этим дискомфорт у обычной популяции нетренированных (мужчин и женщин) лиц в возрасте от 18 до 45 лет. Трудность оценки результатов этой работы определялась сложностью состава пищевой добавки в капсулах, где выделить эффект каждого из компонентов не представлялось возможным: две капсулы в день содержали суммарно 258 мг ПФ (бромелаин, протеазы из Aspergillus melleus и A. Oryzae; 421 мг экстракта куркумы; 90 мг смеси фитостеролов (бета-ситостерол, кампестерол и стигмастерол); 20 мг витамина С и 6 мг экстракта японского горца (содержит 20% ресвератрола). Количественная оценка мышечных болей проводилась по визуальной аналоговой шкале (VAS) c подразделением на четыре подшкалы (от 0 до 10 баллов). Кроме этого, регистрировались: маркеры воспаления в плазме крови — высокочувствительный С-реактивный белок (hs-CRP), TNF-альфа, интерлейкины IL-1, IL-6; маркер повреждения мышц – креатинфосфокиназа – CPK; стандартные показатели сгибания-разгибания нижних конечностей; диапазон подвижности (ROM) нижних конечностей; расход энергии. Для оценки профиля безопасности пищевых добавок по сравнению с плацебо до начала физических упражнений и через 72 часа после них исследовались: состав форменых элементов крови; функция почек и печени; соотношение протромбиновое время/время частичной тромбопластиновой активизации (PT/PTT). Тестирование проводилось на основе протокола эксцентрических упражнений с приседаниями (нагрузка на квадрицепсы). Результаты исследования показали способность изученных сложных по составу пищевых добавок снижать DOMS и ускорять восстановление нетренированных мужчин и женщин после комплекса эксцентрических упражнений. Доказан высокий уровень безопасности перорального применения ПФ.

В более ранней работе P.C.Miller и соавторов (2004) изучено влияние добавок ПФ на DOMS и функцию мышц у бегунов-мужчин (возраст 18-29 лет) в параллельных группах сравнения в холмистой местности (бег под уклон). Комбинированный БАД с протеолитическими и другими ферментами применялся в виде капсул. Каждая капсула содержала 325 мг ферментов поджелудочной железы, 75 мг трипсина, 50 мг папаина, 50 мг бромелаина, 10 мг амилазы, 10 мг липазы, 10 мг лизозима и 2 мг химотрипсина и принималась испытуемыми в течение 4-х дней по 2 капсулы 4 раза в день на пустой желудок за 30 минут до приема пищи в 200 мл воды. В контрольной группе участники получали плацебо в капсулах идентичного вида. Весьма важно, что данный вид бега вызывает достаточно ощутимые микроповреждения мышечных волокон и DOMS. Авторы работы показали, что пероральный прием протеаз редуцирует отсроченные мышечные боли, вызванные физическими нагрузками, что сопровождается ускорением восстановления и улучшением общего настроения и самочувствия у физически активных мужчин. При этом выявлена определенная закономерность: восстановление контрактильной способности мышц происходит быстрее при низкой и средней скоростях бега, чем при высокой скорости. Исследования P.C.Miller и соавторов (2004) имеют вполне конкретную прикладную направленность. Лица, впервые начинающие тренировочный процесс без опыта физической подготовки, или пациенты, проходящие курс реабилитации после хирургического вмешательства, особенно при отсутствии консультаций специалиста по ОФП, имеют высокую вероятность развития DOMS. Последняя, в свою очередь, прерывает процесс восстановления или существенно его замедляет. Пищевые добавки ПФ – один из оптимальных способов лечения таких состояний, который снижает боли, ускоряет восстановление мышц. В результате возрастает объем и эффективность тренировочной работы, ускоряется восстановление после травм и операций.

В проспективном рандомизированном двойном-слепом плацебо-контролируемом двух-стадийном исследовании T.Marzin и соавторов (2020) была поставлена задача оценить влияние системной энзимной терапии (SET) — целого комплекса протеолитических ферментов (Вобензим), — при пероральном введении до и после интенсивных эксцентрических физических упражнений на функциональные и биохимические параметры EIMD и DOMS у мужчин-спортсменов среднего уровня подготовки. Вобензим представлен на фармацевтическом рынке в виде таблеток, покрытых кишечнорастворимой оболочкой, и содержит в одной таблетке: панкреатин 345 ЕД. Ph.Eur.; папаин 90 ЕД. FIP; рутозид 50 мг; бромелаин 225 ЕД. FIP; трипсин 360 ЕД. FIP; липазу 34 ЕД. FIP; амилазу 50 ЕД. FIP; химотрипсин 300 ЕД. FIP. Другой вариант – Вобензим плюс – содержит бромелаин 450 ЕД. FIP, трипсин 1440 FIP, рутозид 100 мг (без липазы и амилазы). В работе T.Marzin и соавторов (2020) использовался Вобензим плюс. Первая стадия исследования была перекрестной с «отмывочным» периодом в 21 день (n=2х14), вторая стадия выполнялась в продолжение первой в параллельных группах сравнения (n=2х22). Прием пищевых добавок начинался за 72 часа до тестировочных физических нагрузок. Испытуемые имели следующие характеристики: возраст 20-50 лет, индекс массы тела (ИМТ) – от 20 кг/м2 до 32 кг/м2, средний уровень физической подготовки. Оценивался также нутритивный статус (НС) стандартными клиническими методами, параметры диеты в течение дня. Документировался уровень физической активности. За 2-4 недели до тестирования брались образцы крови для оценки биохимических и клинических показателей. Вобензим плюс (Wobenzym) принимался испытуемыми на пустой желудок по 4 таблетки три раза в день за 30 минут до еды в 250 мл воды в течение 72 часов до и 72 часов после истощающих эксцентрических упражнений (изокинетическая нагрузка на квадрицепсы). Критериями эффективности были выбраны мышечная сила и болезненность мышц как показатели мышечных повреждений, полученных в результате физической нагрузки. Тестирование проводилось следующим образом: после 5-минутного «разогревочного» периода на эргометре, на десмодроме измерялась максимальная концентрическая сила квадрицепсов бедра на сильнейшей ноге; выполнялось три повторных подхода из 20 максимальных концентрических сокращений с одной минутой перерыва для пассивного восстановления между подходами.

Для анализа бралась максимальная величина показателя. Во время каждого измерения документировались максимальный вращающий момент и угол максимального вращающего момента. Для оценки болезненности мышц использовался такой показатель, как «давление, вызывающее боль» (PIP) — величина постоянно растущего механического давления на мышцу металлического диска площадью 1 см 2 , вызывающая начальные ощущения дискомфорта. Суммарные результаты исследования показаны на рисунках 7 и 8.

Как видно из представленных авторами графиков, в острой фазе постнагрузочного периода происходит последовательное снижение PTM: на 3,4% (201 Nm) через 3 часа и на 4,8% (198 Nm) — через 6 часов по отношению к базовым значениям, принятым за 100% (201 Nm) (рис.7А). Однако, в «восстановительной фазе» (24-48 часов) средние значения PTM постепенно возвращаются к исходным величинам (205Nm на 24 часе и 209Nm на 48 часе), зафиксированным до начала выполнения упражнений. Параллельно происходит увеличение болевой чувствительности, проявляющееся снижением порога ощущения боли по тесту альгиметрии (рис.7В) при механическом воздействии на мышцу. Максимальное снижение болевого порога отмечено на 3 часе после нагрузки (с базовых 6,2 кг/см 2 до 5,3 кг/см 2 ) с сохранением близких значений вплоть до 24 часа. Через 48 часов отмечена тенденция к восстановлению исходных значений, но далеко не в полном объеме (в среднем 5,6 кг/см 2 ). Системная энзимная терапия препятствовала как снижению РТМ (рис.8), так и развитию гиперальгезии. Так, на фоне энзимотерапии достоверное и очень небольшое снижение РТМ отмечено только к 3-му часу постнагрузочного периода с быстрым возвращением к исходным показателям уже на 6-ом часе наблюдения. Величина снижения болевого порога (гиперчувствительность к механическому давлению на мышцу) на фоне SET также была ниже по абсолютным значениям по сравнению с плацебо. Эффективность системной энзимотерапии в отношении маркеров воспаления возрастала по мере увеличения интенсивности тренировок и не коррелировала с изменением функциональных показателей. Авторы делают заключение, что пероральное применение стандартизированного протеолитического ферментного комплекса (Вобензим) по 4 таблетки три раза в день за 30 минут до еды в течение 72 часов до и 72 часов после истощающих эксцентрических упражнений (изокинетическая нагрузка на мышцы) способствует поддержанию максимальной концентрической силы и препятствует развитию мышечной гиперальгезии у физически активных лиц с умеренным уровнем тренированности, и достоверно снижает показатели воспаления, вызванного физическими нагрузками у всех категорий тренирующихся лиц. Тем не менее, для окончательных выводов авторы рекомендуют расширить направления исследований SET в отношении EIMD и DOMS за счет других категорий спортсменов и видов нагрузок.

Еще одним важным механизмом системного действия ПФ, который способствует как анаболическому эффекту, так и снижению DOMS, может быть увеличение уровней тестостерона. В рандомизированном двойном-слепом плацебо-контролируемом исследовании C.M.Shing и соавторов (2020) бромелаин (1000 мг/день) снижал EIMD и DOMS, ускоряя восстановление у велосипедистов (15 профессиональных гонщиков, возраст 22±1,2 года, рост 1,79±0,01 см, масса тела 68,7±1,97 кг), участвующих в напряженных шестидневных гонках. Образцы крови брались у каждого участника в первый, третий и шестой дни гонок для оценки уровней креатин-киназы (биохимический маркер повреждения мышц — CK), миоглобина, лактат дегидрогеназы (LDH) и тестостерона. В обеих группах во все дни тестирования были повышены такие показатели как CK, LDH и миоглобин. Концентрация тестостерона у всех участников в последний день заездов была достоверно понижена, однако на фоне приема бромелаина отмечена тенденция к поддержанию более высокого уровня тестостерона, чем в контрольной группе, в течение всего шестидневного цикла соревнований. В группе спортсменов, принимавших бромелаин, также отмечено достоверное (Р=0,01) замедление развития усталости. Авторы делают вывод, что курсовой 6-дневный прием бромелаина в дозе 1000 мг/день профессиональными велосипедистами в течение всего соревновательного периода снижает EIMD и DOMS, субъективное чувство усталости, а также предупреждает падение уровней тестостерона, вызываемое постоянной пролонгированной физической нагрузкой. Из этого вытекают конкретные рекомендации для применения ПФ, содержащих бромелаин, в соревновательный период в циклических видах спорта.

Побочные эффекты перорального приема ПФ [ править | править код ]

В целом, побочные эффекты ПФ наблюдаются достаточно редко. Они возникают, как правило, при применении избыточных доз, либо как аллергические реакции на свиной или коровий белок, либо как повышенная реакция на активные компоненты папайи и ананаса. Чаще всего побочные эффекты ПФ выражаются в нарушении функции ЖКТ. С целью предупреждения реакций гиперчувствительности, следует предварительно выяснить переносимость ПФ в анамнезе, и контролировать эффект первых дней назначения. Гиперурикозурия (избыток мочевой кислоты в моче) и гиперурицемия (повышение мочевой кислоты в крови) также являются показателями избыточного перорального потребления ПФ (A.J.Cichoke, 2006), что может служить индикатором в процессе НМТ.

Грибковые протеазы – новое направление в создании ферментных фармаконутриентов для спортивной медицины [ править | править код ]

Развитие данного направления связано с выделением и изучением группы протеаз грибкового происхождения (Aspergillus niger и Aspergillus oryzae) в виде патентованной формулы Aminogen®. J.Oben и соавторы (2008) провели исследование в двух группах здоровых мужчин (n=21, возраст 19-35 лет, ИМТ 20-24, физическая активность в рамках программы бодибилдинга). В течение первых 9 дней участники принимали (на фоне стандартизированной сбалансированной диеты в 2200 ккал/день, 40% углеводов, 25% белка и 35% жиров) 50 г концентрата WP (WPC), затем 50 г WPC с добавлением либо 2,5 г, либо 5 г Аминогена (Aminogen®, Triarco Industries,Wayne, NJ). WPC представлял собой порошок с содержанием 85% протеина, 6% жира, 3% неорганических веществ и 6% лактозы. На каждом этапе исследования (каждые 30-60 минут) брались образцы крови для оценки уровней аминокислот и С-реактивного белка в крови. Результаты показали, что в группах, получавших дополнительно грибковые протеазы, уровень всех аминокислот был через 4 часа после приема пищевых добавок достоверно выше, чем в контроле (увеличение площади под кривой AUC – «время-концентрация»). На фоне ферментов достоверно снижался С-реактивный белок по сравнению с контрольной группой, улучшался азотистый баланс. Авторы сделали заключение, что Аминоген усиливает переваривание белка в ЖКТ и скорость всасывания аминокислот (в 2,2-3,5 раза). Не прослеживалось достоверной связи между дозой ферментов и конечным результатом, что позволяет рассматривать дозу Аминогена 2,5 г как адекватную и достаточную. С практической точки зрения это означает, что грибковые протеазы, с одной стороны, повышают эффективность переваривания белка и всасывание аминокислот в среднем в 2,5 раза (растет уровень аминокислот в плазме крови), а с другой, организм получает возможность потребления дополнительного количества белка, который в обычных условиях не может быть переработан и усвоен собственными эндогенными протеазами (адекватный, т.е. усвояемый, однократный объем белка в обычных условиях – 15 г, на фоне ферментов – 30 г и более). В свою очередь, это приводит к снижению риска белковой перегрузки и вероятности диспептических явлений и желудочно-кишечного дискомфорта. Снижение уровней С-реактивного белка может вносить вклад в торможение процессов воспаления при физических нагрузках, уменьшение негативных последствий чрезмерного мышечного напряжения и ускорение восстановления в постнагрузочный период.

Безопасность курсового приема Аминогена у здоровых лиц (n=40, возраст 27,1±7,9 года) в режиме постоянных силовых тренировок в течение 30 дней в сочетании с потреблением whey-протеина изучена в работе M.L.Anderson (2013). Регистрируемые параметры включали различные маркеры общего состояния здоровья, метаболических функций, работы гепато-ренальной системы детоксикации и выведения веществ из организма, состояния сердечно-сосудистой системы, включая липидный обмен. В рандомизированном двойном-слепом плацебо-контролируемом исследовании испытуемые были разделены на группы А и В. В группе А осуществлялся прием WP дважды в день по 40 г с добавлением Аминогена, в группе В – то же самое, но без Аминогена. Между группами не выявлено различий по общим показателям физического здоровья, метаболических, сердечно-сосудистых и гепато-ренальных функций. Однако в группе В (без Аминогена) отмечено достоверное (P Заключение [ править | править код ]

Исследования последних десяти лет позволили сформулировать концепцию полимодальности механизма действия протеолитических ферментов (ПФ) животного, растительного и комбинированного происхождения в спортивной медицине. Условно этот механизм складывается из двух взаимодополняющих частей: усиление и ускорение переваривания белка в ЖКТ и системное антипротеолитическое действие (снижение воспаления, уменьшение EIMD и DOMS. Основные положения этих направлений могут быть сформулированы следующим образом:

  1. «Классическое» локальное действие в ЖКТ (преимущественно в кишечнике), основано на ферментативном расщеплении протеинов до пептидов и аминокислот (АК), усилении переваривания протеинов, ускорении высвобождения АК, включая ВСАА и глутамин, и абсорбции легких пептидов и АК в кишечнике при абсолютной или относительной недостаточности эндогенного образования протеаз. С точки зрения данного механизма, ПФ выступают как катализаторы анаболического действия АК, в первую очередь, ВСАА.
  2. В большинстве случаев при формировании состава комбинированных протеолитических препаратов используются растительные протеазы цистеина – бромелаин (обязательный компонент) и папаин, а также протеазы серина животного происхождения – трипсин и химотрипсин. Популярной формой выпуска являются кишечнорастворимые таблетки, покрытые оболочкой, для обеспечения наибольшей концентрации активных веществ в кишечнике (предотвращение распада таблетки в кислой среде желудка).
  3. Прием протеолитических ферментов обеспечивает усвоение организмом физиологически активных протеинов с высоким молекулярным весом. Фармакокинетические исследования показывают дозо-зависимое линейное нарастание концентрации протеаз в различных средах организма, варьирующее в достаточно широких индивидуальных пределах, медленную динамику абсорбции в кишечнике, быстрое и 100% связывание в организме с антипротеазными комплексами. Пероральный прием ПФ увеличивает протеазную активность сыворотки крови с параллельным возрастанием концентрации в плазме крови соответствующих антипротеаз.
  4. Повышение эффективности высвобождения аминокислот из белка под влиянием ПФ позволяет использовать меньшие дозы протеинов и снизить риск возникновения побочных эффектов, связанных с избыточным потреблением молочных протеинов (снижение переваривания, повышенное газообразование, диспептические нарушения и т.п.).
  5. Смесь протеаз различного происхождения при совместном приеме с whey-протеинами (WPC, WPI) увеличивает и оптимизирует во времени высвобождение из белков ВСАА и глутамина с последующей активацией mTOR, что определяет анаболическую эргогенную активность ПФ. Эргогенное действие ПФ носит опосредованный характер и проявляется при выборе оптимального соотношения общего количества и качества поступающего белка, собственной активности эндогенных ПФ и количества и протеолитических свойств экзогенных ПФ в составе препаратов и БАДов. Конечным эффектом оптимального приема пищевых добавок протеинов и ПФ в сочетании с силовыми тренировками является увеличение синтеза белка в скелетных мышцах, увеличение размеров мышечных волокон, повышение силы и мощности мышц.
  6. Курсовой 6-дневный прием ПФ (превентивный и сопровождающий) в дозе 500-1000 мг/день в циклических видах спорта в течение соревновательного периода снижает EIMD и DOMS, субъективное чувство усталости, а также предупреждает падение уровней тестостерона, вызываемое постоянной пролонгированной физической нагрузкой.
  7. Пероральное применение стандартизированного протеолитического ферментного комплекса (Вобензим) по 4 таблетки три раза в день за 30 минут до еды в течение 72 часов до и 72 часов после истощающих эксцентрических упражнений способствует поддержанию максимальной мышечной силы и препятствует развитию мышечной гиперальгезии у физически активных лиц с умеренным уровнем тренированности, и достоверно снижает показатели воспаления, вызванного физическими нагрузками у всех категорий тренирующихся лиц.
  8. Относительно новым направлением системной энзимной терапии (СЭТ) в спортивной медицине является применение протеаз грибкового происхождения. Грибковые протеазы, с одной стороны, повышают эффективность переваривания белка и всасывание аминокислот в среднем в 2,5 раза (растет уровень аминокислот в плазме крови), а с другой, организм получает возможность потребления дополнительного количества белка, который в обычных условиях не может быть переработан и усвоен собственными эндогенными протеазами (адекватный, т.е. усвояемый, однократный объем белка в обычных условиях – 15 г, на фоне ферментов – 30 г и более). В свою очередь, это приводит к снижению риска белковой перегрузки и вероятности диспептических явлений и желудочно-кишечного дискомфорта. Снижение уровней С-реактивного белка может вносить вклад в торможение процессов воспаления при физических нагрузках, уменьшение негативных последствий чрезмерного мышечного напряжения и ускорения восстановления в постнагрузочный период. Препараты грибковых протеаз имеют хороший профиль безопасности, а также улучшают липидный профиль сыворотки крови, что может иметь практическое значение при длительном использовании в старших возрастных группах тренирующихся лиц.

Применение ферментов позволяет использовать более приятные по органолептическим свойствам белковые смеси, содержащие нативные высококачественные протеины (например, WP, а не гидролизаты WPH). Такой подход (ферментирование белков «in vivo») является альтернативой промышленной ферментативной обработке белков до поступления в организм. При этом образование и абсорбция ВСАА (в частности, лейцина) в количественном плане идентичен эффективности уже ферментированных белков или добавок ВСАА в составе смесей.

В спорте высших достижений, где в подавляющем большинстве случаев имеет место относительная ферментная недостаточность, обусловленная большим объемом поступления белка (в составе диеты, функциональной пищи или добавок протеинов различного происхождения), задачей ферментных препаратов является адекватное переваривание дополнительных протеинов. Соответственно, расчет потребности в экзогенно вводимых ферментах осуществляется, исходя из имеющегося превышения возрастной нормы потребления белка, антропометрических показателей спортсмена и реальной физической нагрузки в процессе тренировок и соревнований, функционального состояния кислотообразующей и ферментообразующей функции ЖКТ.

гастроинтестиальная форма пищевой аллергии или как сходили к гастроэнтерологу

Были у гастроэнтеролога в МОКДЦД, диагноз — вторичная лактазная недостаточность и гастроинтестиальная форма пищевой аллергии сопряженные с ростом условно патогенной флоры — золотистый стафилококк.
откорректировала лечение, подробно объяснила как кормить, что бы ребенка не мучать, урезала мою и без того жестку диету. Мне она понравилась, очень приятная женщина.
Вот, есть хорошая статья на тему гастроинтестиальной формы пищевой аллергии, может кому пригодится. (взяла на pmarchive.ru/gastrointestinalnaya-forma-pishhevoj-allergii-u-detej/)

Гастроинтестинальная форма пищевой аллергии у детей

Пищевая аллергия непереносимость доброкачественных пищевых продуктов, не связанная с нарушением обмена веществ, обусловленная иммунологическими реакциями [12]. В основе пищевой аллергии могут лежать различные типы аллергических реакций. Из 5 известных типов чаще наблюдаются: I (IgE — опосредуемые механизмы) — 92% аллергических реакций; III тип (иммунокомплексные реакции) — 53%, IV (клеточно-опосредованные реакции) — 76%. В патогенезе гастроинтестинальных симптомов пищевой аллергии значительную роль играют не IgE — опосредованные иммунологические механизмы, связанные с активацией лимфоцитов и рекрутированием эозинофилов и тучных клеток [8].

По частоте возникновения аллергических реакций у детей пищевые аллергены делятся на 4 группы: 1 группа — пищевые аллергены, ответственные за 78% аллергических реакций (яйцо -36%, арахис -24%, коровье молоко -8%, горчица -6%, рыба -4%; 2 группа — 10% аллергических реакций на пищу: креветки, киви, пшеница, говядина, горох, чечевица, соя, люпин; 3 группа — 10% аллергических реакций: сезам, свинина, миндаль, краб, перец, яблоко, черешня, банан, цыпленок, козье молоко, утка, лесные орехи; 4 группа — 2, % аллергических реакций: каштан, персик, индейка, картофель [17].

По данным отечественных авторов, у детей раннего возраста наиболее распространена аллергия к белкам коровьего молока [13]. У 0,5% — 1,5% детей в возрасте до одного года также имеет место сенсибилизация к молоку [3]. Аллергенность молока в основном связана с альфа-лактальбумином, бета-лактоглобулином, сероальбумином, гаммаглобулином и казеином.

Высокой аллергенностью обладают куриные яйца. Наиболее значимыми аллергенами являются протеины белка яиц: овомукоид, овальбумин, кональбумин, лизоцим. Наиболее стабильный и активный аллерген из этого перечня — овомукоид. Аллергические реакции могут развиваться и на белок яичного желтка — ливетин.

К группе пищевых продуктов, обладающих высоким аллергенным потенциалом, относится рыба. Наиболее изучен в настоящее время аллерген М трески, который представляет собой саркоплазматический белок из группы парвальбуминов. Некоторые виды рыб (скумбрия и тунец) бедны парвальбумином и поэтому менее аллергенны. Рыба может быть и ингаляционным аллергеном для сенсибилизированных лиц. Развитие сенсибилизации организма могут инициировать ракообразные (креветки, крабы). В настоящее время идентифицировано два вида пищевых аллергенов у креветок и три — у крабов.

Причиной развития аллергических реакций на пищу могут быть бобовые: земляные орехи (арахис), соевые бобы, зеленый горошек. Выделяют три группы протеинов арахиса, среди которых в качестве главных аллергенов рассматриваются арахинин — альфа и лектин — реактивный гликопротеин. Описаны системные аллергические реакции после употребления арахиса. В составе белков сои аллергенной активностью обладают глицинин (11S фракция), b — конглицинин (7S фракция) и фракция 2S. Аллергия к изоляту соевого белка наблюдается у 15%-20% детей, вскармливаемых соевыми смесями [12].

У детей с пищевой аллергией часто выявляется сенсибилизация к аллергенам злаков. В составе белков пшеницы аллергию вызывают: альбумин, глобулин, глиадин и глютенин (глютеновый комплекс),

Мясо (говядина, мясо курицы и индейки) является редкой причиной аллергии у детей.

Среди пищевых добавок истинную пищевую аллергию могут индуцировать: папаин, альфа-амилаза, красная кошинель (кармин) и сульфиты.

Клиника пищевой аллергии чрезвычайно полиморфна. Не будет преувеличением полагать, что при данном виде сенсибилизации возможно поражение любого органа или системы организма. Наиболее часто аллергия к пищевым продуктам сопровождается патологической симптоматикой со стороны кожи, желудочно-кишечного и респираторного тракта [5, 8, 9, 13].

Аллергические поражения органов пищеварения встречаются с такой же частотой, что и аллергические дерматиты, однако до сих пор диагностируются достаточно редко [2, 4, 7]. Развитию аллергических реакций в значительной мере способствует обширная поверхность слизистой, её постоянный непосредственный контакт с аллергеном и фоновая гастроэнтерологическая патология, облегчающая антигенную пенетрацию кишечного эпителия. Важно подчеркнуть, что не существует специфических клинических симптомов при поражении органов пищеварения, характерных исключительно для аллергической природы заболевания. Отчасти именно это лежит в основе многочисленных диагностических ошибок, в результате которых больные в течение длительного времени получают лечение по поводу кишечных инфекций, дисбактериоза кишечника, хронического гастродуоденита, рефлюксной болезни, а в отдельных случаях подвергаются необоснованному оперативному вмешательству.

Для младенцев характерна острота симптомов и генерализация процесса с вовлечением значительных участков слизистой оболочки. В старшем возрасте чаще отмечается подострое и хроническое течение. Аллергическая реакция может проявляться симптомокомплексом глоссита, эзофагита, гастрита, энтероколита.

При аллергическом поражении полости рта непосредственно после контакта с пищевым аллергеном развивается отек губ, языка, слизистой щек. Возможен афтозный стоматит, катаральный гингивит.

Острый гастрит, как проявление пищевой аллергии, наблюдается при спорадическом употреблении аллергена. У детей раннего возраста через несколько минут после кормления на фоне удовлетворительного самочувствия и нормальной температуры развивается рецидивирующая рвота. Для детей старшего возрастахарактерна тошнота, гиперсаливация, интенсивные боли в эпигастрии, выраженная болезненность в эпигастральной и пилородуоденальной области. При эндоскопии наблюдают отек и гиперемию слизистой, резкое повышение секреции желудочного сока, усиление перистальтики желудка, спазм привратника и антиперистальтические волны.

При длительном регулярном употреблении пищевого аллергена развивается хронический гастрит и гастродуоденит. Для клиники хронического гастрита характерна связь обострений с приемом причиннозначимого аллергена. Боли интенсивные, но кратковременные, возникают во время или после еды, сопровождаются симптомами желудочной диспепсии (тошнота, рвота). Характерно нарушение двигательной функции желудка и двенадцатиперстной кишки, повышение кислотообразующей функции желудка. При эндоскопическом исследовании наблюдается гастроэзофагальный рефлюкс, недостаточность кардии, поверхностная дистрофия эпителия, субатрофия ворсин. Эрозивные и язвенные поражения слизистой наблюдаются редко [14].

Аллергический эзофагит чаще развивается у детей старшего возраста и подростков. Характеризуется клиникой гастроэзофагального рефлюкса, дисфагией, интермиттирующей рвотой, снижением аппетита, болями в животе, раздражительностью, нарушением сна, отсутствием эффекта от стандартной антирефлюксной терапии [1].

У детей раннего возраста могут наблюдаться кишечные колики как проявление пищевой аллергии [1, 6]. Приступ развивается остро. Характерен громкий пронзительный крик, ребенок морщится, кряхтит, лицо краснеет. Живот напряжен, ноги подтянуты к животу. Приступ возникает вскоре после кормления. Симптомы исчезают при назначении гипоаллергенной диеты.

Энтерит при пищевой аллергии может протекать в виде анафилактической (острейшей), острой и хронической формы. Анафилактическая форма наблюдается у детей первых месяцев жизни при непереносимости коровьего молока. Резкое ухудшение состояния ребенка наблюдается после повторного кормления смесью на основе коровьего молока. Наблюдается бледность, выраженный болевой синдром (крик, беспокойство), срыгивание, рвота, ацетонемия, резкое вздутие живота, напряженность, частый стул со слизью, примесью крови. При лабораторном обследовании выявляют анемию, эозинофилию, тромбоцитопению, гипопротеинемию. В копрограмме — слизь, эозинофилы, нейтральный жир, эритроциты. Острая форма энтерита проявляется вздутием живота, коликообразными болями, учащенным стулом. Хроническая форма аллергического энтерита развивается при длительном аллергическом процессе, для неё характерен стойкий синдром мальабсорбции, чаще — нарушение усвоения лактозы, сахарозы, глюкозы.

Аллергический колит чаще наблюдают у детей первых месяцев. Клинические симптомы появляются через 2-5 недель после введения в рацион аллергена. Характерно беспокойство после кормления, колики, вздутие живота, неустойчивый, слизистый стул с примесью крови. В копрограмме — лейкоциты, эозинофилы, эпителиальные клетки, нити фибрина. При ректороманоскопии — цианотичная, кровоточащая слизистая кишечника [1, 14].

Доказана значимая роль пищевой аллергии в формировании колитов и проктитов у детей, сопровождающихся хроническими запорами, упорным зудом аноректальной области, в наиболее тяжелых случаях возможно развитие кишечного кровотечения и постгеморрагической анемии [12].

Диагностика пищевой аллергии основана на анализе данных анамнеза, результатов аллергологического и лабораторного обследования. Аллергологический анамнез позволяет установить связь аллергических проявлений с употреблением определенных пищевых продуктов. Выяснить необходимые данные помогает ведение пищевого дневника, элиминационная диета.

Важную информацию при обследовании дают кожные пробы с пищевыми аллергенами (скарификационные, прик-тест). Результаты кожного тестирования принимаются во внимание при подтверждении данными анамнеза или провокационнного теста.

«Золотым стандартом» диагностики пищевой аллергии являются провокационные оральные тесты [16]. Провокационные тесты проводят у детей старшего возраста двойным слепым плацебо-контролируемым (ДСПКПТ) методом только в условиях стационара. У детей до 3 лет проводят открытый провокационный тест под контролем обученного персонала (назначается подозреваемый пищевой продукт в его нормальном незамаскированном виде). Не рекомендуется проводить провокационный тест с рыбой, яйцами, молоком и арахисом ввиду высокого риска системных аллергических реакций.

При распространенном аллергическом поражении кожи рекомендуется проведение аллергодиагностики in vitro. Используются различные варианты иммунологических методов (флюоресцентные иммунноферментные методы, ELISE, МАСТ — CLA, RASTCAP). Иммунологическая диагностика позволяет выявить аллергенспецифические IgE к предполагаемым аллергенам. Исследования последних лет показали, что уровень специфических IgG свидетельствует только об употреблении этого продукта в прошлом и в связи с этим не является значимым для диетических рекомендаций пациенту [13].

Детям с пищевой аллергией необходимо проведение комплексного обследования состояния и функции пищеварительных органов с использованием лабораторных, ультразвуковых и эндоскопических методов.

Основой патогенетической терапии пищевой аллергии является: сохранение грудного вскармливания, применение лечебных смесей, использование элиминационных диет.

Для ребенка первого года жизни при лечении пищевой аллергии мерой первостепенной важности является естественное вскармливание. В данном случае приобретает большое значение рациональное питание матери. Принципы гипоаллергенного рациона кормящих матерей предполагают полное удовлетворение физиологических потребностей в энергии и всех заменимых и незаменимых пищевых веществах. Из питания кормящей женщины необходимо полностью исключить продукты, к которым имеется аллергия у ребенка, продукты с консервантами, ароматизаторами, красителями. Исключаются: маринады, копчености, пряности, соленые и острые блюда, мясные косточковые, куриные и грибные бульоны, газированные напитки, продукты с красителями и консервантами, коровье молоко, яйцо, рыба, морепродукты, мед, шоколад, орехи, цитрусовые. Следует избегать употребления в большом количестве продуктов и блюд, содержащих гистамин и обладающих гистаминлиберирующим эффектом, а также сочетания их в меню одного дня. Разрешаются: кисломолочные продукты (при отсутствии аллергической реакции у ребенка) без фруктовых добавок, крупа (гречневая, рисовая, кукурузная, овсяная, перловая), овощи и фрукты (белокочанная, брюссельская, цветная капуста, кабачки, салат, брюква, топинамбур, яблоки зеленых сортов, слива, ягоды белой смородины, крыжовник, брусника, клюква, жимолость), вегетарианские супы, мясо (нежирные сорта говядины, свинины; конины, кролик, оленина, ягненок, филе индейки, цыплят) в отварном, тушеном виде, а также в виде паровых котлет, напитки (чай без красителей, ароматизаторов, компоты, морсы).

При развитии пищевой аллергии у детей, находящихся на грудном вскармливании, кормящим матерям по индивидуальным показаниям возможна замена коровьего молока в рационе матери на козье молоко («Амалтея»). Основным сывороточным белком козьего молока, в отличие от коровьего, является альфа-лактальбумин, а содержание главных аллергенных детерминант (a s 1 — казеина и b — лактальбумина) существенно ниже[15].

При возникновении аллергии к коровьему молоку у детей на искусственном вскармливании производят замену молочных смесей на лечебные смеси.

В течение многих лет для лечебного питания детей использовались смеси на основе изолята соевого белка. Важной проблемой в последние годы стал постоянно растущий уровень сенсибилизации к белкам сои, достигающий 20%, что существенно снижает эффективность диетотерапии с использованием соевых смесей. При лечении заболеваний, вызванных пищевой сенсибилизацией, рекомендуются смеси на основе высокого гидролиза белков коровьего молока. На отечественном рынке представлен большой ассортимент продуктов, содержащих полные гидролизаты сывороточных белков и казеина (Алфаре, Прегестимил, Нутрилон Пепти ТСЦ, Фрисопеп АС, Дамил Пепти), смесь аминокислот (Неокейт). Поскольку при аллергии к коровьему молоку возможно развитие сенсибилизации к различным видам и фракциям белка, подобное разнообразие смесей облегчает выбор наиболее адекватного питания. Может быть рекомендовано использование специализированных продуктов на основе козьего молока (смесь НЭННИ 1,2, НЭННИ 1,2 с пребиотиками) [7].

Естественное вскармливание на первом году жизни является «золотым стандартом» питания. Но, несмотря на все известные преимущества, грудное молоко не может в полной мере обеспечить растущие потребности ребенка в энергии, витаминах и микроэлементах.

Прикорм — это все виды продуктов и блюд, кроме женского молока или его заменителей, которые входят в пищевой рацион детей 1 года жизни.

Сроки введения продуктов и блюд прикорма детям с пищевой аллергией отличаются от таковых у здоровых детей. Первый прикорм рекомендуется в 5,0 месяцев, но не позднее 6 месяцев, второй через 1 месяц после введения первого прикорма [10].

Первым блюдом, вводимым в рацион питания ребенка, может быть овощное пюре или каша. Решение вопроса о том, с чего начать, всегда остается за врачом, который принимает во внимание целый ряд сопутствующих факторов: наличие функциональных нарушений кишечника, алиментарно-зависимых заболеваний, различных форм пищевой непереносимости, симптомы гиповитаминозов и недостатка микроэлементов, весо-ростовые показатели. Каши безмолочная гречневая, кукурузная, рисовая, овсяная, перловая. В качестве «стартовой каши» следует рекомендовать продукт из крупы, не содержащих глютена (гречневая, кукурузная, рисовая). Для того, чтобы сохранить здоровым желудочно-кишечный тракт ребенка в период введения прикорма рекомендуется использование каш с пре- и пробиотиками. Хорошо зарекомендовали себя безмолочные каши промышленного производства, не требующие варки и содержащие пребиотики (Кукуруза низкоаллергенная с инулином, Низкоаллергенная рисовая каша с пребиотиками, Каша овес, пшеница с черносливом, 5 злаков с липовым цветом) и пробиотики (Овес, пшеница с черносливом, 5 злаков с липовым цветом, 8 злаков с BL, Йогуртно-злаковая с BL, Пшенично-рисовая с L. Casei F19, Рисово-кукурузная с BL).

Овощное пюре (выбор овощей индивидуальный): листовая капуста, светлоокрашенная тыква, кабачок, патиссоны, цветная капуста, брокколи, репа, картофель, брюква. В качестве дебюта выбирают монокомпонентные пюре из специализированного детского питания без добавления сливок и крахмала.

В 6,5-7 месяцев можно вводить вторые овощные блюда или овощно-крупяные(например, кабачки с кукурузной крупой, тыква с гречей), желе с соком свежих ягод (клюква, крыжовник, черника, ревень).

С 6 — 7 месяцев можно вводить мясное пюре из индейки, цыпленка, ягненка, кролика, говядины, конины, тощей свинины, оленины.

Соки детям с аллергическими заболеваниями следует вводить не ранее 5,5 — 6 месяцев из зеленых и белых яблок (антоновские, семеренко, белый налив), слив, черники, крыжовника, ревеня, желтой черешни, белой смородины с мякотью.

Желток куриного яйца, рыба в рацион питания ребенка с пищевой аллергией вводятся значительно позже, по сравнению со здоровыми детьми.

Годовалому ребенку можно давать овощное пюре из шпината, салата, овощные салаты из огурцов и винегреты с включением растительного масла.

В возрасте старше одного года пищевые аллергены сохраняют свое значение в качестве ведущих триггерных факторов. При назначении ребенку элиминационной диеты основанием для исключения из рациона продукта питания являются данные анамнеза, подтвержденные результатами аллергологического обследования и оральной провокационной пробы. Лечебное питание предусматривает соблюдение режима, соответствие суточного объема пищи, ее качественного состава возрасту ребенка (допустимо увеличение количество приемов пищи на 1-2, что облегчает переваривание и усвоение пищевых веществ). Блюда готовятся методом тушения, варки, на пару, в виде супов, каш, фарша и пюре. Исключаются соленые и консервированные блюда, пряности, продукты с красителями и консервантами. Рекомендуется использование специальной детской воды для приготовления блюд, гипоаллергенных (рафинированных) растительных масел, специальных смесей-заменителей коровьего молока промышленного производства («Нэнни-золотая козочка», «Фрисопеп»). Указанные смеси не только обладают пониженной аллергенностью, но и характеризуются оптимальной (адаптированной) комбинацией пищевых ингредиентов, обогащены эссенциальными нутриентами.

При организации лечебного питания детей старшего возраста изложенные принципы (соблюдение режима питания, адекватность количества и качественного состава пищи возрасту ребенка, исключение жареных блюд, пряностей, продуктов с красителями и консервантами, элиминация выявленных причинно-значимых аллергенов) сохраняют свое значение. Следует учитывать динамику сенсибилизации у детей: с возрастом сенсибилизация становится поливалентной, присоединяется аллергия на бытовые, лекарственные и, что особенно важно, пыльцевые аллергены. Поэтому при выборе рациона, особенно определении перечня растительных продуктов, разрешенных к употреблению, нужно иметь в виду возможность перекрестной аллергии. Значительные изменения происходят в стиле питания и пищевых привычках у детей в подростковом возрасте. В этом периоде отмечена значимость таких триггерных факторов как консервированные, ароматизированные продукты питания, газированные напитки, чипсы. Необходимо акцентировать на этом факте внимание пациентов при составлении индивидуальных программ лечения и реабилитации.

Антигистаминовые препараты назначаются в период обострения проявлений пищевой аллергии для снижения остроты аллергического воспаления, одним из основных медиаторов которого является гистамин.

На «высоте» обострения, особенно при тяжелом течении у пациентов раннего возраста, могут использоваться препараты 1-го поколения, которые выпускаются в инъекционной форме: супрастин, тавегил. При менее тяжелом течении можно использовать пероральные лекарственные формы антигистаминовых препаратов первого поколения: перитол, фенистил, фенкарол. Препарат перитол, помимо антигистаминового, обладает противосеротониновым и анаболическим действием, поэтому наиболее эффективен у детей с нарушением аппетита. Фенкарол — препарат с комплексным действием, направленным на блокаду рецепторов к гистамину и стимуляцию синтеза в печени фермента гистаминазы. Длительность терапии препаратами 1-го поколения не должна превышать 5-8 дней ввиду возможности развития тахифилаксии, тогда как препараты 2-го поколения при необходимости могут назначаться на значительно большие сроки: от 2 недель до 2 лет.

У детей старшего возраста, которым необходимо сохранять достаточно высокую физическую и психическую активность в течение дня, более предпочтительны препараты 2-го поколения: зиртек, ксизал, эриус, лоратадин.

При тяжелых формах гастроинтестинальной пищевой аллергии в качестве мер неотложной помощи показано назначение системных глюкокортикостероидов.

Энтеросорбенты — препараты, эффективно связывающие в желудочно-кишечном тракте эндогенные и экзогенные соединения, надмолекулярные структуры и клетки с целью лечения и/или профилактики болезней. Идеальный энтеросорбент должен быть нетоксичным, нетравматичным для слизистых оболочек, с хорошей эвакуацией из кишечника, с высокой сорбционной емкостью по отношению к удаляемым компонентам химуса. Энтеросорбенты способны непосредственно сорбировать яды и аллергены. Связывание этих соединений сорбентом в заметных количествах начинается в кислой среде желудка. В тонкой кишке сорбируются вещества, принятые через рот, и компоненты секрета слизистой, печени и поджелудочной железы. В тех отделах кишечника, в которых находится бактериальная микрофлора, энтеросорбенты способны связывать микробные клетки и их токсины. Следствием этих эффектов являются подавление или ослабление токсико-аллергических реакций, воспалительных процессов и профилактика соматогенного экзотоксикоза.

Принимаются сорбенты за 1-1,5 часа до или после приема других лекарственных препаратов и пищи, курс лечения составляет 10-14 дней. При выраженном диарейном синдроме рекомендуется использовать смекту, при отсутствии диареи — энтеросгель, полисорб.

Таким образом, диагностика гастроинтестинальной формы пищевой аллергии представляет определенные трудности. Для своевременного распознавания болезни и успешной реабилитации больного требуется оценка факторов риска аллергического поражения пищеварительных органов, тщательно собранный анамнез, комплексное обследование с привлечением современных методов и адекватная патогенетическая терапия, построенная с учетом возраста и индивидуального спектра сенсибилизации пациента.

Л.Ф. Казначеева, Н.С. Ишкова, К.С. Казначеев

Новосибирский государственный медицинский университет

Казначеева Лариса Федоровна — доктор медицинских наук, профессор, зав. кафедрой госпитальной педиатрии

Роль антигистаминных препаратов второго поколения в лечении клинических проявлений пищевой аллергии у подростков и взрослых

  • КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: пищевая аллергия, пищевая гиперчувствительность, антигистаминные препараты

Тенденция к увеличению распространенности пищевой аллергии, наблюдаемая на протяжении последних десятилетий, побудила Европейскую академию аллергологии и клинической иммунологии (European Academy of Allergy and Clinical Immunology, EAACI) к разработке Руководства по пищевой аллергии и анафилаксии – EAACI Food Allergy and Anaphylaxis Guidelines. Документ был опубликован в этом году [1].

Определение, классификация и распространенность пищевой аллергии

Под пищевой аллергией понимаются побочные реакции на пищевой продукт, обусловленные иммунологическими механизмами (IgE, не IgE или и тем и другим) и развивающиеся у сенсибилизированных лиц. Пищевая аллергия, известная со времен Гиппократа, а возможно и раньше (Вавилонский Талмуд упоминает о непереносимости яичного белка и предлагает варианты лечения), – наиболее очевидный для пациентов вид аллергии, который подтверждается клинико-диагностическими процедурами и врачебным заключением значительно реже, чем утверждается пациентами. Результаты эпидемиологических исследований свидетельствуют о высокой распространенности пищевой аллергии по данным самооценки с помощью вопросников и в несколько раз более низкой распространенности по результатам специфического аллергологического обследования. Данные последнего Европейского систематического обзора эпидемиологических исследований пищевой аллергии [2] показали, что в среднем в Европе распространенность пищевой аллергии по данным самооценки в момент проведения исследования достигает 6%, а распространенность пищевой аллергии, отмечаемой когда-либо в жизни, – 17%. В то же время частота подтвержденной провокационным тестом пищевой аллергии составляет только 1%. Ее частота выше среди детской популяции, а также в странах Северо-Западной Европы. В Южной Европе частота пищевой аллергии значительно ниже, хотя в обзоре указывается на недостаток исследований в Восточной и Южной Европе с применением стандартизованного двойного слепого плацебоконтролируемого провокационного теста для подтверждения диагноза пищевой аллергии [2]. Отметим, что распространенность пищевой аллергии в некоторых избранных популяциях значительно выше, чем в популяции в целом. Пищевую аллергию имеют:

  • от 30 до 50% детей с атопическим дерматитом [3, 4];
  • oт 2 до 8% лиц с бронхиальной астмой [5];
  • 1–5% пациентов с хронической крапивницей [6];
  • свыше 10% лиц, перенесших анафилактический шок [7].

Пищевая аллергия относится к побочным реакциям на пищу, а именно к реакциям пищевой гиперчувствительности, которые могут быть аллергическими, если обусловлены иммунологическими механизмами, и неаллергическими (рис. 1) [8].

Неаллергическая пищевая гиперчувствительность нередко становится следствием метаболических нарушений. В ряде случаев механизм гиперчувствительности известен. Это непереносимость молока и молочных продуктов из-за дефицита фермента лактазы, гиперреактивность на вазоактивные амины, входящие в состав ряда пищевых продуктов (кофеин – в кофе и чае, гистамин – в ферментированных продуктах и напитках, консервированной рыбе, томатах, шпинате, тирамин – в ферментированных сырах, пивных дрожжах, маринованной сельди, серотонин – в ананасах, бананах, арахисе, крапиве, фенилэтиламин – в шоколаде, бананах, сырах, красных винах, фасоли). Однако во многих случаях механизм гиперчувствительности остается неясным. Понятно одно: иммунные механизмы не участвуют в формировании неаллергической пищевой гиперчувствительности.

Таким образом, пищевая гиперчувствительность, обусловленная иммунологическими механизмами, называется пищевой аллергией. Эта реакция не связана с рядом физиологических или токсических эффектов пищевых продуктов и может возникать после употребления небольшого количества продукта. Пищевая аллергия может быть опосредована IgE-антителами. Именно аллергические реакции первого типа индуцируются большинством идентифицированных пищевых аллергенов (более 170 пищевых продуктов). В последнее время особое внимание уделяется не IgE-обусловленной (клеточно-опосредованной) и комбинированной IgE- и клеточно-опосредованной пищевой аллергии с такими клиническими проявлениями, как атопический дерматит, эозинофильный эзофагит, эозинофильный гастроэнтерит.

Пищевые продукты, наиболее часто вызывающие аллергические реакции

Теоретически любой пищевой продукт способен вызвать аллергическую реакцию. Однако на практике симптомы клинически значимой аллергии чаще вызывают несколько пищевых продуктов: коровье молоко, куриные яйца, пшеница, соя, арахис, лесные орехи, рыба и ракообразные. Это было еще раз продемонстрировано в недавнем Европейском систематическом обзоре [9]. Как правило, аллергия к коровьему молоку и куриным яйцам отмечалась у детей младшего возраста, а аллергия к арахису, лесным орехам, рыбе и ракообразным – в популяции более старших детей, подростков и взрослых [9].

Традиции питания, существующие в разных странах и регионах мира, способны влиять на частоту аллергических реакций на разные пищевые продукты. Например, в Италии, как и в других европейских средиземноморских странах, часто имеют место аллергические реакции на свежие фрукты и овощи, в странах Северной Европы – аллергические реакции на рыбу (треску), в США – на арахис.

Существует мнение, что частота пищевой аллергии возрастает в результате использования генетически модифицированных продуктов. Между тем достоверных данных, которые подтверждали бы этот факт, нет, а результаты исследований показывают, что лица, имеющие аллергию к нативному продукту, аналогичным образом реагируют и на генетически модифицированный продукт [10]. Вместе с тем удаление основного аллергенного белка, например, из арахиса способно привести к созданию безопасного продукта [10].

Еще один распространенный миф – связь пищевой аллергии с пищевыми добавками: консервантами, красителями, ароматизаторами и т.д. Аллергические реакции на пищевые добавки редки: от 0,01 до 0,23% в общей популяции, поскольку большинство пищевых добавок имеет простую химическую структуру и низкий молекулярный вес [11]. Истинную IgE-обусловленную аллергию вызывают только ферменты и некоторые белки, получаемые из животных и растений и используемые в процессе приготовления пищи. Такие реакции могут быть индуцированы папаином, желатином, альфа-амилазой, кармином, аннато [11, 12].

Молекулярный вес большинства пищевых аллергенов от 10 до 70 kD. Аллергены с более высокой молекулярной массой должны быть фрагментированы. Это так называемые скрытые аллергены. В зависимости от температурного воздействия пищевые аллергены подразделяются на две группы: термостабильные (устойчивые к нагреванию) и термолабильные (не устойчивые к нагреванию).

В термостабильную группу аллергенов, характеризующихся линейной структурой белка, входят аллергены арахиса, рыбы, лактоглобулин молока, яичный альбумин. Все они устойчивы к высоким температурам и способны вызывать аллергические реакции даже после приготовления продукта.

Пищевые аллергены термолабильной группы имеют пространственную структуру белка. Под воздействием высокой температуры трехмерная структура белка изменяется и аллергены утрачивают активность. К этой группе относятся аллергены фруктов, овощей, мяса, которые часто утрачивают аллергенность при термической обработке, но активны в сырых фруктах и овощах.

Иммунологические механизмы и клинические проявления пищевой аллергии

В таблице 1 представлены иммунологические механизмы и развивающиеся на их основе клинические проявления пищевой аллергии [12]. Как видим, клинические проявления пищевой аллергии разнообразны и неспецифичны.

Симптомы пищевой аллергии могут появиться через несколько минут или часов после употребления в пищу «виновного» пищевого продукта и варьировать по тяжести – от легких до жизнеугрожающих. Клинические проявления наиболее распространенной IgE-обусловленной пищевой аллергии возникают, как правило, в течение нескольких минут или одного-двух часов после употребления пищевого аллергена и могут быть:

  • локальными (оральный аллергический синдром);
  • системными (анафилаксия);
  • гастроинтестинальными (тошнота, рвота, боли в животе колющего или спастического характера, диарея);
  • респираторными (ринит, бронхиальная астма);
  • кожными (зуд, эритема (покраснение кожных покровов), крапивница и/или ангиоотек, атопический дерматит (участвуют и Т-обусловленные реакции), кореподобная сыпь).

Тяжесть клинических проявлений пищевой аллергии зависит от количества и вида (сырой или приготовленный) съеденного продукта, сопутствующих обстоятельств (физическая нагрузка, прием лекарственных препаратов, употребление алкоголя). Возраст пациента и имеющиеся у него заболевания (бронхиальная астма, атопический дерматит и др.) также влияют на тяжесть симптомов. Например, развитие наиболее тяжелого клинического проявления пищевой аллергии – анафилаксии зачастую определяется наличием таких факторов риска, как возраст больных (чаще у детей, подростков и лиц молодого возраста), наличие атопических заболеваний (прежде всего бронхиальной астмы) и/или адъювантных факторов (физическая нагрузка, стресс, гормональные изменения в течение менструального цикла, лекарственные средства: ацетилсалициловая кислота, нестероидные противовоспалительные препараты, кодеин, ингибиторы ангиотензинпревращающего фермента, бета-блокаторы и др.).

Одно из наиболее распространенных клинических проявлений пищевой аллергии у взрослых – крапивница. Она может сопровождаться ангиоотеком, развивающимся в результате отека глубоких слоев дермы, подкожной клетчатки или подслизистых тканей. Обычная спонтанная крапивница может быть острой, если продолжается менее шести недель, и хронической в случае персистенции высыпаний более шести недель [13].

В патофизиологии крапивницы ключевую роль играют тучные клетки кожи, активация которых иммуно- или неиммунообусловленными триггерами приводит к высвобождению из них преформированных и вновь образованных медиаторов. При пищевой аллергии таким триггером являются IgE-антитела к пищевому аллергену. Гистамин, брадикинин, лейкотриен С4, простагландин D2 и фактор активации тромбоцитов (ФАТ) – основные биологически активные вещества, секретируемые тучной клеткой в ответ на взаимодействие пищевого аллергена со специфическими IgE, фиксированными на ее мембране. Эти медиаторы вызывают экстравазацию плазмы в дерму, что и приводит к формированию волдыря. Интенсивный зуд, сопровождающий этот процесс, – результат активации гистамином немиелинизированных С-волокон нервных окончаний в коже. Гистамин – естественный лиганд для четырех типов связанных с мембраной рецепторов – Н 1 , Н 2 , Н 3 , Н 4 . Наиболее изучены и значимы Н 1 — и Н 2 -рецепторы. Они присутствуют на многих типах клеток. Н 1 -рецепторы (постсинаптические) представлены в клетках гладких мышц бронхов, пищеварительной системы, мочевого пузыря, сердца и сосудов, головного мозга. Н 2 -рецепторы (постсинаптические) имеются на клетках слизистой желудка, матки, головного мозга. Активация Н 1 -рецепторов гистамина на эндотелиальных и гладкомышечных клетках приводит к увеличению проницаемости капилляров. Активация Н 2 -рецепторов гистамина приводит к вазодилатации артериол и венул.

Как известно, гистамин – важнейший медиатор аллергических реакций немедленного типа, обладающий широким спектром биологической активности, осуществляемой путем активации клеточных поверхностных специфических рецепторов. Основные фармакологические эффекты гистамина проявляются повышением проницаемости сосудов, отеком, гиперсекрецией и спазмом гладкой мускулатуры. Именно эти эффекты гистамина блокируют антигистаминные препараты. Однако из тучной клетки секретируются и другие медиаторы, которые также являются фармакологически активными субстанциями и вносят свой вклад в формирование симптомов аллергической реакции. В частности, таким фармакологически активным медиатором тучной клетки является ФАТ.

Роль ФАТ в патогенезе пищевой аллергии и анафилаксии

ФАТ – провоспалительный фосфолипид, синтезируемый клетками воспаления (базофилы, тучные клетки, макрофаги, нейтрофилы, эндотелиальные клетки) под воздействием бактерий и вирусов, иммунных комплексов, компонентов комплемента (С3А, С5А), а также в результате IgЕ-опосредованной стимуляции тучных клеток и базофилов, в том числе под воздействием пищевых аллергенов. ФАТ обладает следующими свойствами:

  • вызывает агрегацию тромбоцитов;
  • активирует тучные клетки легких человека;
  • вызывает дегрануляцию эозинофилов мышей и человека;
  • привлекает эозинофилы и нейтрофилы, активирует их;
  • при ингаляционном пути введения может вызвать кратковременную бронхиальную ги-
    перреактивность и бронхокон-
    стрикцию;
  • повышает сосудистую проницаемость, причем это действие в 1000 раз сильнее, чем у гистамина;
  • стимулирует биосинтез циклооксигеназных (тромбоксан А2) и липоксигеназных (цис-лейкотриены) продуктов [14–17].

Фармакологические эффекты ФАТ так же, как эффекты гистамина, реализуются через специальные рецепторы на клетках (G 1 и G 2 ), которые экспрессируются на тромбоцитах, моноцитах, нейтрофилах, В-лимфоцитах, кератиноцитах, клетках легкого, головного мозга, почек, печени, селезенки (рис. 2). Логично предположить, что блокада рецепторов ФАТ на клетках будет приводить к уменьшению или полной отмене фармакологических эффектов этого медиатора. Кроме того, циркулирующий уровень ФАТ контролируется активностью специальных ферментов ФАТ-ацетилгидролаз, приводящих к деградации ФАТ [18, 19].

ФАТ участвует в патогенезе самого грозного проявления аллергической реакции – анафилаксии. Пищевая аллергия – одна из распространенных причин анафилаксии (и самая частая у детей). Как показали результаты исследования у животных, трансдукция биологических сигналов после связывания ФАТ со специфическими рецепторами на тромбоцитах, моноцитах, макрофагах и нейтрофилах приводит к манифестации симптомов анафилаксии [20]. Применение антагонистов ФАТ-рецепторов у мышей, кроликов и крыс предупреждает развитие анафилаксии [20]. Мыши, лишенные ФАТ-рецепторов, не развивают фатальную анафилаксию в отличие от обычных мышей [21]. Инактивация ФАТ ФАТ-ацетилгидролазами также защищает от анафилаксии и позволяет предположить, что у лиц со сниженным уровнем ФАТ-ацетилгидролаз следует ожидать тяжелые проявления анафилаксии.

P. Vadas и соавт. изучали плазменный уровень ФАТ и активность ФАТ-ацетилгидролаз у 41 пациента (26 женщин и 15 мужчин в возрасте от 15 до 74 лет) с анафилаксией и 23 контрольных больных без анафилаксии [22].

Проспективная часть исследования включала анализ плазменного уровня ФАТ и активности ФАТ-ацетилгидролаз в зависимости от тяжести системной реакции. В ретроспективную часть исследования вошли девять больных, умерших от тяжелой анафилаксии. Анафилактическая реакция у 22 пациентов была вызвана пищевыми продуктами, у 12 – лекарствами, у двоих – ужалением насекомых. У пяти пациентов была идиопатическая анафилаксия. Как показали результаты исследования, сывороточный уровень ФАТ прямо коррелировал, а активность ФАТ-ацетилгидролаз в сыворотке крови обратно коррелировала с тяжестью анафилаксии (рис. 3). У пациентов с фатальной анафилаксией на арахис уровень ФАТ в сыворотке крови был максимальным, тогда как активность ФАТ-ацетилгидролаз минимальной, что могло свидетельствовать об участии ФАТ-ацетилгидролаз и ФАТ в развитии тяжелой анафилаксии [22].

Таким образом, ФАТ обусловливает большинство гемодинамических нарушений при анафилаксии, вызывая выраженную редукцию коронарного кровотока и сократимости миокарда [23], прямой аритмогенный эффект за счет взаимодействия с ионными каналами на кардиомиоцитах [23], активируя эозинофилы и нейтрофилы в миокарде [24], в системном кровотоке периферическую вазодилатацию с относительной гиповолемией и тяжелой гипотензией [24].

Кроме того, ФАТ-активируемая аггрегация тромбоцитов является основной причиной ДВС-синдрома, часто ассоциированного с тяжелой анафилаксией [25]. Важно, что большая часть сердечно-сосудистых эффектов ФАТ вызывается пикомолярными концентрациями медиатора, что обусловливает необходимость контроля эффектов ФАТ.

Диагностика пищевой аллергии

Учитывая неспецифичность клинических проявлений пищевой аллергии, основное внимание следует уделять связи симптомов с пищевыми продуктами. Причем надо помнить, что аллергическая реакция может быть спровоцирована не только при употреблении/проглатывании пищевого аллергена, но и при его поступлении в организм ингаляционным путем или при контакте с кожей. Тщательно собранный анамнез и анализ пищевого рациона нередко позволяют определить пищевой аллерген. На рисунке 4 представлен алгоритм диагностики пищевой аллергии, предложенный международными экспертами [1]. Результаты исследований свидетельствуют, что прогностическая ценность анамнеза и клинических симптомов для диагностики немедленной пищевой аллергии (изолированно или в комбинации с кожными тестами или определением специфических IgE в сыворотке крови) составляет от 50 до 100% [26–28]. При наличии клинических симптомов их редукция в результате назначения элиминационной диеты с исключением подозреваемого пищевого аллергена на две – четыре недели служит дополнительным подтверждением диагноза пищевой аллергии. Кожные тесты и определение специфичеcких IgE-антител к пищевым аллергенам считаются первостепенными в диагностике немедленной IgE-обусловленной аллергии. Однако как и анамнез, эти тесты не всегда способны точно диагностировать пищевую аллергию. Именно поэтому диагностическая элиминационная диета и оральный провокационный тест с подозреваемым пищевым аллергеном являются необходимыми диагностическими приемами для подтверждения диагноза как IgE-обусловленной, так и не IgE-обусловленной пищевой аллергии.

Вместе с тем для большинства пищевых аллергенов положительный результат кожного прик-теста с аллергенными экстрактами хорошего качества высоко коррелирует с клиническими симптомами. В отсутствие таких диагностических аллергенов и/или при подозрении на участие минорных или нестабильных аллергенов (фрукты и овощи) возможна постановка кожных тестов с нативными продуктами [1]. Для подтверждения диагноза индуцированных пищей энтеропатий необходимо проведение эндоскопических исследований и биопсии.

Современные методы молекулярной или компонентной диагностики позволяют выявить специфические IgE (sIgE) против главных (мажорных) антигенов пищевых продуктов, что увеличивает специфичность метода диагностики и может быть полезно в случае неубедительных данных кожных тестов и результатов определения sIgE. Например, определение sIgE к главному аллергену арахиса Ara h2 показывает 100%-ную чувствительность и 70–80%-ную специфичность [29], а определение омега-5-глиадина имеет высокую диагностическую значимость для пищевой аллергии к пшенице, индуцированной физической нагрузкой [30]. Методы молекулярной аллергической диагностики в настоящее время широко изучаются и активно внедряются в клиническую практику.

В современном Европейском руководстве по пищевой аллергии вновь обращается внимание на то, что такие тесты, как биорезонансная диагностика, иридодиагностика, кинезиология и диагностика по волосам, а также цитотоксические тесты и определение IgG и IgG 4 , не являются валидизированными методами и не могут быть рекомендованы для диагностики пищевой аллергии [1]. Так, наличие специфических к пищевым аллергенам IgG 4 свидетельствует лишь о том, что пациент, особенно с атопическим заболеванием, многократно и длительно контактировал с данным пищевым продуктом, который воспринимается иммунной системой как чужеродный белок. Она реагирует на него синтезом антител (IgG 4 ), не обладающих сенсибилизирующей и функциональной активностью в отношении высвобождения медиаторов аллергической реакции.

Как уже отмечалось, провокационный оральный тест в большинстве случаев является обязательным диагностическим приемом для подтверждения диагноза пищевой аллергии, а двойной слепой плацебоконтролируемый провокационный тест уже давно признан золотым стандартом диагностики пищевой аллергии. Провокационный тест с пищевыми аллергенами может быть открытым и слепым. В настоящее время опубликованы специальные руководства по проведению орального провокационного теста с пищевыми аллергенами, содержащие все детали процедуры, дозы и виды аллергенов [31, 32].

Лечение пищевой аллергии

Лечение пищевой аллергии складывается из симптоматической терапии в период клинических проявлений и профилактической стратегии для минимизации риска будущих реакций аллергической пищевой гиперчувствительности, предусматривающей прежде всего элиминационную диету с исключением аллергенного пищевого продукта, образование пациента и разработку фармакологической и нефармакологической стратегии в отношении возможных будущих реакций. Активно исследуются возможности аллергенспецифической иммунотерапии пищевой аллергии, которая демонстрирует многообещающие результаты, но пока не рекомендована для клинической практики [33].

Симптоматическое лечение пищевой аллергии в период клинических проявлений определяется видом и тяжестью симптомов. При развитии анафилаксии первостепенным препаратом считается адреналин. При кожных и гастроинтестинальных проявлениях применяются антигистаминные и глюкокортикостероидные (ГКС) препараты. Респираторные симптомы эффективно устраняются антигистаминными, бронхолитическими препаратами или ГКС.

Роль антигистаминных препаратов в лечении симптомов пищевой аллергии

Систематический обзор, выполненный в рамках Европейского руководства по пищевой аллергии и посвященный неотложной и длительной терапии пищевой аллергии, показал, что доказательных данных о неотложной терапии нежизнеугрожающих проявлений пищевой аллергии мало. Однако применение Н 1 -антигистаминных препаратов может быть эффективно. Результаты трех рандомизированных и двух нерандомизированных клинических исследований продемонстрировали влияние данных препаратов на симптомы перекрестной реактивности у больных поллинозом [34]. Обратите внимание: эффективность антигистаминных препаратов в лечении более тяжелых реакций пищевой аллергии не отмечена, а профилактическое назначение антигистаминных препаратов может маскировать ранние симптомы анафилаксии и приводить к отсроченному назначению адреналина. Поэтому антигистаминные препараты назначаются при уже развившихся, не угрожающих жизни симптомах пищевой аллергии, таких как оральный аллергический синдром, крапивница, атопический дерматит, аллергический ринит.

Существует две группы антигистаминных препаратов: первого (седативные) и второго (неседативные) поколения (табл. 2). Использование антигистаминных препаратов первого поколения ограничивается их побочными эффектами: выраженным седативным действием, холинергическим, адренергическим эффектами, коротким периодом действия, быстрым развитием тахифилаксии. Описаны неблагоприятные, потенцирующие взаимодействия этой группы препаратов с алкоголем, психотропными и снотворными средствами. Антигистаминные препараты второго поколения являются высокоселективными блокаторами Н 1 -гистаминовых рецепторов. Противогистаминное действие этих препаратов проявляется быстро (в течение 1–2 часов) и длится до 12–24 часов. Соответственно они применяются один, максимум два раза в сутки.

Антигистаминные препараты второго поколения практически лишены или обладают незначительным седативным действием, которое обычно не отличается от эффекта плацебо, не влияют на холинергические и адренергические рецепторы или это влияние незначительно. Данные препараты эффективны в отношении купирования симптомов немедленной аллергической реакции и крапивницы. Причем этот эффект дозозависимый [35]. В экспериментальных исследованиях показано, что спектр их фармакологической активности не ограничивается связыванием с Н 1 -гистаминовыми рецепторами, с которыми они взаимодействуют по принципу обратных агонистов, стабилизируя Н1-рецептор в неактивном состоянии [36]. Антигистаминные препараты подавляют высвобождение провоспалительных медиаторов (гистамина, лейкотриенов), снижают экспрессию адгезионных молекул (ICAM-1 (inter-cellular adhesion molecule 1) и Р-селектина) и некоторых цитокинов (интерлейкин (ИЛ) 4, ИЛ-6, ИЛ-8, ИЛ-13, ГМ-КСФ (гранулоцитарно-макрофагальный колониестимулирующий фактор)). Эти данные позволяют говорить о наличии у современных антигистаминных препаратов противовоспалительного эффекта, опосредованного даун-регуляцией, то есть снижением экспрессии транскрипционных факторов, таких как ядерный фактор каппа B (nuclear factor kappa B, NF-kappa B) и активирующий протеин 1 (АР-1), отвечающих за синтез провоспалительных цитокинов и адгезионных молекул [37] (рис. 5).

В соответствии с рекомендациями Европейской академии аллергологии и клинической иммунологии (EAACI), Европейского консорциума по изучению аллергических заболеваний и бронхиальной астмы (Global Allergy and Asthma European Network, GA2LEN), Европейского дерматологического сообщества (European Dermatology Forum, EDF), Всемирной организации по аллергологии (World Allergy Organization, WAO) седативные антигистаминные препараты первого поколения больше не должны использоваться в качестве терапии первого выбора, за исключением случаев, когда антигистаминные препараты второго поколения недоступны или когда преимущества их использования перевешивают риски [38]. В частности, речь идет о парентеральном введении антигистаминных препаратов. Как известно, парентеральных форм антигистаминных препаратов второго поколения пока нет.

На отечественном фармацевтическом рынке представлен широкий выбор антигистаминных препаратов второго поколения. Особого внимания заслуживает относительно новый антигистаминный препарат рупатадин. Особенностью молекулы рупатадина является способность оказывать антагонистическое действие не только по отношению к Н 1 -гистаминовым рецепторам, но и ФАТ-рецепторам. При этом рупатадин демонстрирует высокое сродство к этим рецепторам. Исследования рупатадина in vitro в высокой концентрации показали подавление дегрануляции тучных клеток, вызванной иммунологическими и неиммунологическими раздражителями, подавление хемотаксиса эозинофилов и нейтрофилов, а также высвобождения цитокинов (ИЛ-5, ИЛ-6, ИЛ-8, ГМ-КСФ, фактора некроза опухоли альфа) из тучных клеток и моноцитов человека. Кроме того, рупатадин вызывал дозозависимое подавление экспрессии молекул адгезии нейтрофилов [39–42]. Вследствие селективности в отношении периферических Н 1 -гистаминовых рецепторов рупатадин не оказывает значительного влияния на активность центральной нервной системы в дозах 10 или 20 мг/ день [42]. Некоторые из его метаболитов (дезлоратадин и 3-гидроксидезлоратадин) сохраняют антигистаминную активность и могут вносить свой вклад в общую эффективность препарата. Поскольку выброс гистамина – ключевое звено в патогенезе аллергической реакции немедленного типа, в том числе в ответ на пищевой аллерген, закономерно ожидать, что назначение рупатадина при кожных (крапивница) и респираторных (аллергический ринит) проявлениях пищевой аллергии будет эффективно купировать симптомы.

Высокую эффективность рупатадина в отношении контроля симптомов крапивницы подтверждают результаты рандомизированного двойного слепого клинического исследования. В ходе исследования сравнивали эффективность и безопасность рупатадина с таковыми другого хорошо известного и эффективного антигистаминного препарата – цетиризина у больных хронической спонтанной крапивницей [43]. У всех пациентов (70 больных) за шесть недель терапии произошло значимое уменьшение симптомов крапивницы и выраженности зуда. Однако достоверно более выраженная положительная динамика заболевания отмечалась у пациентов, получавших рупатадин. Общее число нежелательных явлений составило 39 и 21% для цетиризина и рупатадина соответственно, седативный эффект чаще отмечался на фоне применения цетиризина (8 vs 4) (рис. 6) [43]. Таким образом, двойной механизм действия рупатадина, проявляющийся выраженной селективной блокадой Н 1 -рецепторов и значительной ингибиторной активностью по отношению к ФАТ-рецепторам, реализуется в высокой клинической эффективности препарата в отношении кожных проявлений аллергии и симптомов аллергического ринита, что было продемонстрировано в многочисленных клинических исследованиях.

Препарат выпускается в виде таблеток, содержащих 10 мг рупатадина, и рекомендован для однократного применения при cимптоматическом лечении аллергического ринита и крапивницы у взрослых и подростков (старше 12 лет).

Клинические проявления пищевой аллергии неспецифичны и разнообразны, но в основе большинства из них лежит немедленная аллергическая реакция с участием IgE-антител. Тщательно собранный анамнез и анализ пищевого рациона нередко позволяют предположить, а кожные тесты и определение специфических IgE установить пищевой аллерген. Однако окончательно верифицировать диагноз пищевой аллергии позволяет только провокационный тест. Лечение пищевой аллергии складывается из симптоматической терапии в период клинических проявлений и профилактической стратегии для минимизации риска будущих реакций, включающей элиминационную диету с исключением аллергенного пищевого продукта, образование пациента и разработку фармакологической и нефармакологической стратегий в отношении возможных реакций. Современные антигистаминные препараты второго поколения являются эффективными средствами для купирования не угрожающих жизни симптомов пищевой аллергии, таких как оральный аллергический синдром, крапивница, аллергический ринит. Одним из представителей данного класса препаратов является рупатадин, обладающий двойным механизмом действия: выраженной селективной блокадой Н 1 -рецепторов и значительной ингибиторной активностью по отношению к ФАТ-рецепторам, что реализуется высокой клинической эффективностью препарата в отношении кожных проявлений аллергии и симптомов аллергического ринита. Это позволяет рекомендовать рупатадин для лечения не угрожающих жизни симптомов пищевой аллергии у взрослых и подростков с 12 лет.

Лекарственная аллергия

Лекарственная аллергия – это гиперчувствительность к определенным лекарственным препаратам, характеризующаяся развитием иммунной реакции в ответ на повторное проникновение в организм даже минимального количества аллергена. Проявляется симптомами поражения кожных покровов, бронхолегочной системы и других внутренних органов, кровеносных сосудов и суставов. Возможны системные аллергические реакции. Диагностика основана на сборе анамнеза, осмотре, данных лабораторных исследований и кожных тестов. Лечение – удаление проблемного лекарственного средства из организма, антигистаминные препараты, глюкокортикоиды, поддержание кровообращения и дыхания при системных реакциях, АСИТ.

МКБ-10

Общие сведения

Лекарственная аллергия – развитие аллергических и псевдоаллергических реакций при введении в организм медикаментозных средств. По данным статистики, от 1 до 3% используемых в медицинской практике лекарственных препаратов могут приводить к развитию аллергии. Чаще всего гиперчувствительность развивается к антибиотикам пенициллинового ряда, нестероидным противовоспалительным средствам, местным анестетикам, вакцинам и сывороткам. В основе патогенеза лежат аллергические реакции немедленного и замедленного типа, а также иммунокомплексные и цитотоксические реакции. Основные клинические проявления – кожная сыпь по типу крапивницы, эритемы и контактного дерматита, ангиоотек, системные аллергические реакции (лекарственная лихорадка, сывороточная болезнь, системные васкулиты, анафилаксия). Чаще лекарственная аллергия встречается у взрослых в возрасте от 20 до 50 лет, среди них около 70% составляют женщины. Летальный исход, как правило, обусловлен развитием анафилактического шока и синдрома Лайелла.

Причины

Лекарственная аллергия может отмечаться на любой медикамент, при этом различают полноценные антигены с наличием белковых компонентов (препараты крови, гормональные средства, высокомолекулярные препараты животного происхождения) и частичные (неполноценные) антигены – гаптены, приобретающие аллергенные свойства при контакте с тканями организма (альбуминами и глобулинами сыворотки крови, тканевыми белками проколлагенами и гистонами).

Перечень лекарственных препаратов, способных вызвать аллергическую реакцию, очень широк. Это, прежде всего, антибиотики (пенициллины, цефалоспорины, тетрациклины, аминогликозиды, макролиды, хинолоны), сульфаниламиды, анальгетики и нестероидные противовоспалительные средства, сыворотки и вакцины, гормональные препараты, местноанестезирующие средства, ингибиторы АПФ и другие лекарственные вещества.

Патогенез

При введении в организм проблемного медикамента развивается одна из разновидностей иммунных реакций: немедленного, замедленного типа, цитотоксическая, иммунокомплексная, смешанная или псевдоаллергическая.

  • Реакция немедленного типа характеризуется образованием антител изотипа IgE при первом попадании аллергена в организм и фиксацией иммуноглобулинов на тканевых тучных клетках и базофилах крови. Повторный контакт с лекарственным антигеном запускает процесс синтеза и усиленного выброса медиаторов воспаления, развитие аллергического воспаления в пораженных тканях или во всем организме. По такому механизму обычно протекает лекарственная аллергия на пенициллин, салицилаты и сыворотки.
  • При цитотоксических реакциях в качестве клеток-мишеней используются форменные элементы крови, клетки эндотелия сосудов, печени и почек, на которых фиксируется антиген. Затем происходит взаимодействие антигена с антителами класса IgG и IgM, включение в реакцию комплемента и уничтожение клеток. При этом отмечается аллергическая цитопения, гемолитическая анемия, поражение соединительной ткани и почек. Такой патологический процесс нередко возникает при употреблении фенитоина, гидралазина, прокаинамида и других медикаментов.
  • Развитие иммунокомплексных реакций происходит при участии всех основных классов иммуноглобулинов, которые образуют с антигенами циркулирующие иммунные комплексы, фиксирующиеся на внутренней стенке кровеносных сосудов и приводящие к активации комплемента, повышению проницаемости сосудов, возникновению системного васкулита, сывороточной болезни, феномена Артюса-Сахарова, агранулоцитоза, артритов. Иммунокомплексные реакции могут встречаться при введении вакцин и сывороток, антибиотиков, салицилатов, противотуберкулезных средств и местных анестетиков.
  • Реакции замедленного типа включают фазу сенсибилизации, сопровождающуюся образованием большого количества T-лимфоцитов (эффекторов и киллеров) и разрешения, наступающую через 1-2 суток. Патологический процесс при этом проходит иммунологическую (распознавание антигенов сенсибилизированными T-лимфоцитами), патохимическую (производство лимфокинов и активация клеток) и патофизиологическую (развитие аллергического воспаления) стадии.
  • Псевдоаллергические реакции протекают по схожему механизму, только иммунологическая стадия при этом отсутствует, а патологический процесс сразу начинается с патохимической стадии, когда под действием медикаментов-гистаминолибераторов происходит интенсивный выброс медиаторов аллергического воспаления. Псевдоаллергию на лекарства усиливает употребление продуктов с повышенным содержанием гистамина, а также наличие хронических заболеваний пищеварительного тракта и эндокринных расстройств. Интенсивность псевдоаллергической реакции зависит от скорости введения и дозы препарата. Чаще псевдоаллергия встречается при использовании некоторых кровезаменителей, йодсодержащих веществ, используемых для контрастирования, алкалоидов, дротаверина и других препаратов.

Следует учитывать, что одно и то же лекарственное средство может вызывать как истинную, так и ложную аллергию.

Симптомы лекарственной аллергии

Клинические симптомы лекарственной аллергии многообразны и включают более 40 вариантов поражения органов и тканей, встречающихся в современной аллергологии. Чаще всего отмечаются кожные, гематологические, респираторные и висцеральные проявления, которые могут быть локализованными и системными.

Аллергические поражения кожных покровов чаще проявляются в виде крапивницы и ангионевротического отека Квинке, а также аллергического контактного дерматита. Несколько реже отмечается возникновение фиксированной эритемы в виде одиночных или множественных бляшек, пузырей или эрозий в ответ на использование салицилатов, тетрациклинов и сульфаниламидов. Наблюдаются и фототоксические реакции, когда поражение кожи возникает при воздействии ультрафиолетового излучения на фоне употребления некоторых анальгетиков, хинолонов, амиодарона, аминазина и тетрациклинов.

В ответ на введение вакцин (от полиомиелита, БЦЖ), антибиотиков пенициллинового ряда и сульфаниламидов может отмечаться развитие многоформной экссудативной эритемы с появлением на коже кистей и стоп и на слизистых оболочках пятен, папул и пузырьковых высыпаний, сопровождающихся общим недомоганием, лихорадкой и болями в суставах.

Лекарственная аллергия может проявляться в виде феномена Артюса. В месте введения препарата через 7-9 дней возникает покраснение, образуется инфильтрат с последующим абсцедированием, формированием свища и выделением гнойного содержимого. Аллергическая реакция на повторное введение проблемного медикамента сопровождается лекарственной лихорадкой, при которой через несколько дней после употребления препарата появляются озноб и повышение температуры до 38-40 градусов. Лихорадка самопроизвольно проходит через 3-4 дня после отмены лекарственного средства, вызвавшего нежелательную реакцию.

Системные аллергические реакции в ответ на введение медикаментозного препарата могут проявляться в виде анафилактического и анафилактоидного шока различной степени тяжести, синдрома Стивенса-Джонсона (многоформной экссудативной эритемы с одновременным поражением кожных покровов и слизистых оболочек нескольких внутренних органов), синдрома Лайелла (эпидермального некролиза, при котором также поражаются кожа и слизистые оболочки, нарушается работа практически всех органов и систем). Кроме того, к системным проявлениям лекарственной аллергии относятся сывороточная болезнь (лихорадка, поражение кожи, суставов, лимфатических узлов, почек, сосудов), волчаночный синдром (эритематозная сыпь, артриты, миозиты, серозиты), системный лекарственный васкулит (лихорадка, крапивница, петехиальная сыпь, увеличение лимфатических узлов, нефрит).

Диагностика

Для установления диагноза лекарственной аллергии необходимо проведение тщательного обследования с участием специалистов различного профиля: аллерголога-иммунолога, инфекциониста, дерматолога, ревматолога, нефролога и врачей других специальностей. Тщательно собирается аллергологический анамнез, проводится клинический осмотр, выполняется специальное аллергологическое обследование.

С большой осторожностью в условиях медицинского учреждения, оснащенного необходимыми средствами для оказания неотложной помощи, выполняются кожные аллерготесты (аппликационные, скарификационные, внутрикожные) и провокационные тесты (назальные, ингаляционные, подъязычные). Среди них достаточно достоверным является тест торможения естественной эмиграции лейкоцитов in vivo с лекарственными средствами. В числе лабораторных тестов, применяемых в аллергологии для диагностики лекарственной аллергии, используются базофильный тест, реакция бласттрансформации лимфоцитов, определение уровня специфических иммуноглобулинов классов E,G и M, гистамина и триптазы, а также другие исследования.

Дифференциальная диагностика проводится с другими аллергическими и псевдоаллергическими реакциями, токсическим действием медикаментов, инфекционными и соматическими заболеваниями.

Лечение лекарственной аллергии

Важнейший этап лечения лекарственной аллергии – устранение негативного воздействия медикамента путем прекращения его введения, уменьшения всасывания и быстрейшего выведения из организма (инфузионная терапия, промывание желудка, клизмы, прием энтеросорбентов и т. д.).

Назначается симптоматическая терапия с использованием антигистаминных препаратов, глюкокортикостероидов, средств для поддержания функций дыхания и кровообращения. Осуществляется наружное лечение. Оказание помощи при системных аллергических реакциях проводится в условиях реанимационного отделения стационара. При невозможности полного отказа от проблемного медикамента возможна десенситизация.

Аллергия на лекарства

Как проявляется аллергия на лекарства, какие препараты ее вызывают и как ее лечить.

Что такое аллергия на лекарства?

Иммунная система организма реагирует на препарат в виде аллергической реакции. В большинстве случаев аллергия на лекарства бывает в легкой форме, и ее симптомы исчезают в течение нескольких дней после окончания приема лекарства. Однако бывают и тяжелые случаи.

Некоторые формы аллергии со временем проходят. Но в большинстве случаев при возникновении аллергической реакции на определенное лекарство организм будет всегда реагировать на него таким образом. Кроме того, возможна аллергия на подобные препараты.

Аллергия является одним из видов нежелательных реакций организма на принимаемый препарат. Существуют и другие побочные эффекты действия лекарств, причем их симптомы и методы лечения отличаются. Определить, является ли данная реакция на лекарство действительно аллергией, может только врач.

Симптомы аллергии на лекарства

• Крапивница и пастозность, отечность кожи, сыпь, волдыри, экзема
• Кашель, одышка, насморк, затрудненное дыхание
• Повышение температуры
• В редких случаях возникает токсический эпидермальный некролиз – серьезное заболевание кожи, при котором она покрывается волдырями и отслаивается. Это заболевание может иметь смертельный исход, если его не лечить.
• В редких случаях возникает анафилаксия – самый опасный вид аллергической реакции. Анафилаксия может привести к смертельному исходу, поэтому необходима срочная медицинская помощь. Симптомы анафилаксии, такие как крапивница и затрудненное дыхание, обычно появляются в течение часа после приема лекарства. Если немедленно не оказать медицинскую помощь, человек может впасть в состояние шока.

Какие лекарства вызывают аллергическую реакцию?

Любое лекарство может вызвать аллергическую реакцию. Вот несколько лекарств, которые вызывают аллергию наиболее часто:

• Препараты пенициллина (нафциллин, ампициллин, амоксициллин)
• Сульфамидные препараты
• Барбитураты
• Инсулин
• Вакцины
• Противосудорожные препараты
• Лекарства, применяемые при лечении гипертиреоидизма.

Если есть аллергия на одно лекарство, есть вероятность аллергической реакции на похожие препараты. Например, при аллергии на пенициллин возможна такая же реакция на цефалоспорины (например, цефалексин или цефуроксим).

Диагностика

Чтобы поставить диагноз аллергии на лекарства, врач расспрашивает пациента, какие лекарства он принимал и принимает сейчас. Доктору также необходимо изучить историю болезни пациента и провести осмотр. Если этого будет недостаточно, может потребоваться проведение кожных проб, анализов крови и других исследований.

Лечение

Если началась аллергическая реакция, стало трудно дышать, появилась сыпь, необходимо срочно вызвать скорую помощь.

Если аллергия проявляется в острой форме, для облегчения дыхания делается инъекция эпинефрина. Также используются антигистаминные и стероидные препараты.

При умеренно выраженной аллергии избавиться от симптомов помогут антигистаминные препараты, которые можно купить в аптеке без рецепта. Если же они не помогают, или появляются побочные эффекты (например, сонливости), необходимо обратиться к врачу.

Самое лучшее средство избавиться от аллергии на лекарство – перестать его принимать. Необходимо проконсультироваться с врачом, чтобы узнать, каким лекарством его можно заменить. Если заменить лекарство нельзя, врач может применить метод десенситизации – снижения восприимчивости к препарату. При этом сначала назначаются небольшие дозы лекарства, вызвавшего реакцию, а затем дозировка постепенно увеличивается. Это позволяет иммунной системе «привыкнуть» к лекарству. В результате аллергическая реакция больше не возникает.

Меры предосторожности при аллергии на лекарства

При серьезной аллергии на лекарства необходимо носить с собой специальный набор препаратов, содержащий эпинефрин и шприц для инъекций. В наборе также могут входить антигистаминные препараты. Врач должен объяснить, как им пользоваться. При возникновении аллергической реакции нужно ввести эпинефрин, принять антигистаминное средство и обратиться за срочной медицинской помощью.

Людям с аллергией на лекарства нужно постоянно иметь при себе карточку или специальный браслет с перечислением лекарств, которые вызывают аллергию. В чрезвычайной ситуации это может спасти жизнь.

Профилактика

• Знать, какие лекарства вызывают аллергию и не принимать их.
• Записывать названия всех лекарств, которые принимаете.
• При назначении нового лекарства удостовериться, что оно не подобно тому, которое вызывает аллергию.
• Никогда не принимать чужие лекарства и никому не давать свои.

При возникновении умеренно выраженной аллергической реакции для облегчения симптомов, таких как раздражение, можно принять прохладный душ и наложить холодный компресс. Следует носить одежду, не раздражающую кожу и не пользоваться агрессивными моющими средствами, которые могут усилить раздражение.

Питание при аллергии

Это острая реакции иммунитета на аллерген (определенное вещество или их совокупность), который для остальных людей является обычным. Например, шерсть животных, пыль, продукты, лекарства, укусы насекомых, химические вещества и цветочная пыльца, отдельные лекарственные препараты. При аллергии возникает иммунологический конфликт – во время взаимодействия человека с аллергеном организм вырабатывает антитела, которые повышают или понижают чувствительность на раздражитель.

Факторы, провоцирующие возникновение:

генетическая предрасположенность, низкий уровень экологии, стрессы, самолечение и неконтролируемые прием лекарств, дисбактериоз, недоразвитая иммунная система детей (высокий уровень санитарии исключает выработку антител детским организмом на «хорошие антигены»).

Разновидности аллергии и их симптомы:

  • Респираторная аллергия – воздействие аллергенов, которые присутствуют в воздухе (шерсть и перхоть животных, пыльца растений, споры плесени, частицы пылевых клещей, другие аллергены) на систему органов дыхания. Симптомы: чихание, хрипы в легких, выделения из носовой полости, удушье, слезоточивость, зуд глаз. Подвиды: аллергический конъюнктивит, поллиноз (сенная лихорадка), бронхиальная астма и аллергический ринит.
  • Аллергические дерматозы – воздействие аллергенов (аллергенов металлов и латекса, косметических и лекарственных средств, пищевых продуктов, средств бытовой химии) непосредственно на кожные покровы или через слизистую желудочно-кишечного системы. Симптомы: покраснение и зуд кожи, крапивница (волдыри, отеки, чувство жара), экзема (повышенная сухость, шелушение, изменение текстуры кожи). Подвиды: экссудативный диатез (атопический дерматит), контактный дерматит, крапивница, экзема.
  • Пищевая аллергия – воздействие пищевых аллергенов на организм человека при употреблении пищи или в процессе ее приготовления. Симптомы: тошнота, боль в животе, экзема, отек Квинке, мигрень, крапивница, анафилактический шок.
  • Инсектная аллергия – воздействие аллергенов при укусах насекомых (ос, пчел, шершней), вдыхании их частиц (бронхиальная астма), употреблении продуктов их жизнедеятельности. Симптомы: покраснение и зуд кожи, головокружение, слабость, удушье, снижение давления, крапивница, отек гортани, боли в животе, рвота, анафилактический шок.
  • Лекарственная аллергия – возникает в результате приема лекарственных препаратов (антибиотиков, сульфаниламидов, нестероидных противовоспалительных препаратов, гормональных и ферментных препаратов, препаратов из сыворотки, рентгеноконтрастных веществ, витаминов, местных обезболивающих). Симптомы: легкий зуд, приступы удушья, тяжелое поражение внутренних органов, кожи, анафилактический шок.
  • Инфекционная аллергия – возникает в результате воздействием непатогенных или условно-патогенных микробов и связана с дисбиозом слизистых оболочек.

При обострениях всех видов аллергии необходимо придерживаться гипоаллергенной диеты. Особенно это важно при пищевой аллергии – диета будет выполнять как лечебную функцию, так и диагностическую (исключая те или иные продукты из рациона можно определить круг пищевых аллергенов).

Полезные продукты при аллергии

Продукты с низким уровнем аллергенов:
кисломолочные продукты (ряженка, кефир, натуральный йогурт, творог); отварное или тушеное нежирное свиное и говяжье мясо, курица, рыба (морской окунь, треска), субпродукты (почки, печень, язык); гречневые, рисовые, кукурузные хлебцы; зелень и овощи (капуста, брокколи, брюква, огурцы, шпинат, укроп, петрушка, зеленый салат, патиссоны, кабачки, репа); овсяная, рисовая, перловая, манная каша; постное (оливковое и подсолнечное) и сливочное масло; некоторые виды фруктов и ягод (зеленые яблоки, крыжовник, груши, белая черешня, белая смородина) и сухофрукты (сушеные груши и яблоки, чернослив), компоты и узвары из них, отвар шиповника, чай и минеральная вода без газа.

Продукты с средним уровнем аллергенов:
злаковые культуры (пшеница, рожь); гречка, кукуруза; жирная свинина, баранина, конина, мясо кролика и индейки; фрукты и ягоды (персики, абрикосы, красная и черная смородина, клюква, бананы, брусника, арбузы); некоторые виды овощей (зеленый перец, горох, картофель, бобовые).

Средств народной медицины при лечении аллергии:

  • настой ромашки (1 столовая ложка на стакан кипятка, полчаса прогревать на пару и принимать по 1 столовой ложке несколько раз в день);
  • отвар череды постоянно пить вместо кофе или чая; настой из цветов крапивы глухой (1 столовая ложка цветов на стакан кипятка, полчаса настаивать и принимать по стакану трижды в день);
  • мумие (один грамм мумие на один литр теплой воды, принимать по сто мл в сутки);
  • отвар соцветья калины и череды трехраздельной (1 чайная ложка смеси на двести мл. кипятка, настаивать 15 минут, принимать вместо чая по полстакана трижды в день).

Опасные и вредные продукты при аллергии

Опасные продукты с высоким уровнем аллергенов:

  • морепродукты, большинство сортов рыб, красная и черная икра;
  • свежее коровье молоко, сыры, цельномолочные продукты; яйца; полукопченые и сырокопченые мясо, колбаса, сардельки, сосиски;
  • продукты промышленного консервирования, маринованные продукты; соленые, острые и пряные продукты, соусы, приправы и специи; отдельные виды овощей (тыква, красный перец, помидоры, морковь, квашеная капуста, баклажаны, щавель, сельдерей);
  • большинство фруктов и ягод (клубника, красные яблоки, земляника, малина, ежевика, облепиха, черника, хурма, виноград, вишня, гранаты, дыня, слива, ананасы), соки, кисели, компоты из них;
  • все виды цитрусовых; сладкая или фруктовая газированная вода, жевательные резинки, ароматизированные ненатуральные йогурты; некоторые виды сухофруктов (курага, финики, инжир);
  • мед, орехи и все виды грибов; алкогольные напитки, какао, кофе, шоколад, карамель, мармелад; продукты с пищевыми добавками (эмульгаторы, консерванты, ароматизаторы, красители);
  • экзотические продукты.

Аллергия на алкалазу (протеолитический фермент) у подростков

Н. В. Васильев, Ю. Л. Волянский, В. А. Адо, Т. И. Коляда, В. И. Мальцев

Многоликая аллергия

(главы из книги)

Повышенная чувствительность к антигенам (аллергенам) лежит в основе многих заболеваний, имеющих различную клиническую симптоматику и затрагивающих физиологические системы организма. Конкретная клиническая картина зависит, прежде всего, от клеточно-органной территории, на которой происходит контакт аллергена с клетками иммунной системы. Очень часто такой территорией служат органы дыхания, и тогда патологический процесс проявляется в форме аллергического насморка, воспаления придаточных пазух носа, бронхиальной астмы, аллергических реакций со стороны слизистых глаз и носоглотки. В клинике повседневно встречаются также аллергические поражения сердца (миокардиты), сосудов (васкулиты, мигрени), желудочно-кишечного траста (аллергический гастрит, колит и т. д.), ЦНС, органов чувств и т. д.

Не претендуя на подробный обзор, остановимся кратко на характеристике некоторых наиболее распространенных клинических формах аллергии.

Атопические заболевания

Сюда относится обширная и весьма разнообразная по своим клиническим проявлениям группа аллергических заболеваний, встречающихся только у человека и невоспроизводимых в экспериментах. В развитии их большую, а в ряде случаев и определяющую роль играет наследственное предрасположение.

Термин «атопия» предложен в 1922 г. американским аллергологом Coca и переводится как «странная», «чуждая», «необычная» болезнь. Ранее эти состояния обозначались как «идиосинкразии» — термин, не утративший своего значения и в настоящее время.

Иммунологической основой атопий служат ГНТ 1-го типа, следовательно, возможность развития этих заболеваний тесно связана с наличием у таких больных lgE-реагинов. К атопиям относится анафилактический шок, сывороточная болезнь, бронхиальная астма, аллергический ринит, аллергические заболевания желудочно-кишечного тракта, атонический дерматит, отек Квинке, мигрень и лекарственная аллергия.

Как и большинство других аллергических реакций, механизм, лежащий в основе атопий, трехфазен. На первом этапе происходит связывание lgE-реагинов на клеточных рецепторах (базофильные гранулоциты и тучные клетки) через аминокислотные остатки — фрагмента lgE.

На втором молекула антигена-аллергена соединяется посредством своих антигенных детерминант с находящимся на Fab-фрагментах активными центрами двух молекул фиксированного на клеточной мембране lgE. Третий этап состоит в развертывании внутриклеточных процессов, приводящих к усилению синтеза и к высвобождению из депо биологически активных веществ — медиаторов аллергической реакции (в первую очередь гистамина). Какие именно механизмы действуют в начале процесса высвобождения медиаторов, точно не известно.

Полагают, что существенную роль в нем играет открытие кальциевых каналов мембраны, в результате чего ионы Са++ получают доступ в клетку, активация связанных с мембраной ферментов, уменьшение концентрации внутриклеточной цАФМ и фосфолипидметилирование клеточной мембраны.

Анафилактический шок — едва ли не самая грозная фopмa аллергии у человека. Чаще всего его причиной является повышенная чувствительность к лекарственным препаратам.

Первые признаки анафилактического шока — ощущения беспокойства, нарастание слабости, одышка, удушье, учащенное сердцебиение. В дальнейшем могут развиться глубокие нарушения со стороны сердечно-сосудистой системы, чреватые роковым исходом. Анафилактагенами могут служить некоторые, на первый взгляд, безобидные лекарства (например, аспирин), а также табак, пыльца амброзии, косметические средства и т. д. К счастью, у человека анафилактический шок встречается редко, но пренебрегать этой опасностью никоим образом нельзя, учитывая высокую вероятность смертельного исхода. Особую бдительность должен проявить врач, вводя лечебные и профилактические препараты, содержащие чужеродные белки (особенно сывороточные белки лошади). В этих случаях абсолютно необходимо выполнять предусмотренную инструкциями меру профилактики — дробное введение препарата (так называемую десенсибилизацию по Безредке). Следует также тщательно проверять индивидуальную чувствительность больных к применяемым лекарствам, в частности, к пенициллину, являющемуся сильным медикаментозным аллергеном.

Сывороточная болезнь — патологическое состояние, возникающее в ответ на введение чужеродной сыворотки ее белковых фракций, а также некоторых лекарств (например, пенициллина). Примерно на 5—6-й день после введения аллергена в крови больного появляются антитела к этим антигенам, вступающие с ними во взаимодействие и формирующие иммунные комплексы, выпадающие затем в мелких сосудах и вызывающие воспалительные реакции в коже, почках, суставах, мышце сердца. Одновременно активируется система комплемента, также включающаяся в процесс и усиливающая вocпaлитeльные явления. Ранним признаком сывороточной болезни служат краснота, припухлость и зуд на месте инъекции, иногда на 1-2 дня предшествующие общим проявлениям. На 7—12 (6—21) день после введения развертывается и общая реакция — увеличение лимфатических узлов, кожные высыпания, боли в суставах, лихорадка. Параллельно имеют место умеренные изменения функции сердца и почек, со стороны белой крови — увеличение числа лимфоцитов. Реакция, как правило, протекает легко и проходит через несколько дней даже без лечения. Смертельные исходы бывают редко. Лечение — преимущественно симптоматическое.

Бронхиальная астма — oдин из наиболее распространенных и практически важных видов атопий. С этой формой аллергии человечество имело дело с глубокой древности, о чем свидетельствуют многочисленные данные, содержащиеся в трудах великих врачей античности.

В основе патогенеза бронхиальной астмы лежит иммунологический механизм, пусковым звеном которого является соединение реагинов с соответствующим антигеном на поверхности клеточных мембран базофилов и тучных клеток, находящихся в слизистой дыхательных путей. Результатом является повреждение клеточной мембраны, высвобождение медиаторов аллергии — прежде всего гистамина, а также медленно реагирующей субстанция анафилаксии (МРС-А), ацетилхолина, брадикинина, серотонина, простагландинов, лейкотриенов и, как следствие, резкий спазм гладких мышц бронхов, сопровождающийся выделением бронхиальными железами вязкой слизи и закупоркой ею бронхов. Это приводит к развитию приступа удушья, во время которого больной принимает вынужденное положение, напрягая грудные мышцы, чтобы преодолеть затруднение на выходе. В эти минуты больного охватывает страх, ему кажется, что приступ непременно закончится смертью, хотя, как правило, трагический финал не наступает: затруднение дыхания постепенно ослабевает, мокрота отходит, и восстанавливается нормальное дыхание. У некоторых больных приступы бывают продолжительными и часто повторяются.

Бронхиальная астма может быть вызвана различными аллергенами. На первом месте среди аллергенов — пыльца растений. Характерная черта пыльцевой бронхиальной астмы — ее сезонность. На втором месте среди аллергенов, вызывающих бронхиальную астму, стоят пищевые аллергены. Этот вид чаще встречается у людей, страдающих заболеваниями желудка или кишечника. Нередко бронхиальная астма вызывается контактом с бытовой или промышленной пылью, аллергенами животных. Нередко бронхиальная астма может быть вызвана целым комплексом аллергенов. Среди других форм бронхиальной астмы следует выделить инфекционно-аллергическую, развивающуюся как следствие плвышенной чувствительности к грибам, вирусам и продуктам их жизнедеятельности.

Сенная лихорадка (поллинозы). Как указывалось, заболевания сенной лихорадкой имеют четкий сезонный ход и встречаются в средней полосе стран СНГ с мая по октябрь. В зависимости от сезонности заболевания в этом географическом регионе можно выделить четыре ее типа.

  1. Формы, возникающие с конца апреля и до конца мая, связанные с цветением деревьев — ольхи, орешника, березы, вяза, клена и др.
  2. Заболевания, наблюдаемые с начала июня до конца июля (аллергенами выступает пыльца цветущих трав — тимофеевки, овсяницы, ежи, мятлика).
  3. Случаи, имеющие место с середины июля до конца августа (период цветения лебеды).
  4. Формы сенной лихорадки, прослеживаемые с середины июля до первых заморозков (цветение сорняков, полыни и амброзии).

Сенная лихорадка начинается с появления у больного одышки, неудержимого чихания, отека слизистой носа, профузного насморка. Одновременно развивается опухание и покраснение слизистой глаз, а также слезотечение, иногда столь же обильное, как и насморк. Все это сопровождается головной болью, слабостью, общим недомоганием, головокружением, потерей трудоспособности, повышением температуры. Острый приступ может вызвать расстройство функций органов внешнего дыхания и сердечно-сосудистой системы.

Сенная лихорадка нередко сочетается с пищевой, пылевой, эпидермальной, лекарственной и бактериальной аллергией.

При разработке мер профилактики сенной лихорадки следует учитывать и дополнительные факторы, влияющие на ее распространение — такие, как средняя температура сезона (плюсовая, минусовая), дождливость, сухость (засуха), частота ураганов, бурь, направление ветра («роза ветров»). Все эти обстоятельства могут играть серьезную роль в эпидемиологии поллинозов: частые дожди способствуют росту трав, прибивая в то же время к земле пыльцу деревьев, сильный и длительно дующий в одном направлении ветер может принести с собой «чужую» пыльцу растений, не встречающихся в данном районе, и т. д. Следовательно, решая задачу профилактики поллинозов, врачи должны тесно сотрудничать с метеорологами-климатологами.

Аллергический насморк представляет собой симптом лекарственной аллергии, сочетающийся порою с бронхиальной астмой, а иногда и выступающий в качестве самостоятельного заболевания. Аллергическая реакция развертывается при этом в слизистой носа. Если такой насморк носит сезонный характер, он связан, как правило, опять-таки с аллергией к пыльце.

Кроме того, причиной аллергического насморка могут быть также домашняя пыль, эпидермис и шерсть животных, перья, пух и т. д. На возможность возникновения заболевания влияют и инфекции, особенно хронические. Бактерии, обитающие на слизистой носа и его придаточных пазухах, не только сами вызывают аллергию, но и увеличивают проницаемость слизистой для других аллергенов, способствуя развитию и поддержанию аллергического воспаления.

Аллергический ринит характеризуется обильными жидкими слизистыми выделениями из носа. Слизистая при этом набухает, отекает, приобретает бледно-серую окраску. Часто отмечаются зуд в носу, чихание и головная боль. Иногда отек слизистой настолько выражен, что происходит ее выпячивание и образуются так называемые аллергические полипы. Под влиянием противоаллергического лечения последние могут исчезнуть, но при развитии в полипе плотной (фибринозной) ткани консервативное лечение уже бесполезно, и тогда на помощь приходит хирург.

Аллергический конъюнктивит может протекать как самостоятельное заболевание или сочетаться с другими аллергозами — аллергическим ринитом и бронхиальной астмой. Ведущий признак болезни — развитие резкого зудящего воспаления слизистой глаз с последующим возникновением органических изменений тканей. Иногда причиной развития аллергического конъюнктивита служит применение используемых в офтальмологической практике растворов для промывания глаз. Эти лекарственные средства содержат иногда химические соединения, обладающие аллергизирующим действием. Не последнюю роль в качестве причинного фактора играют также перья, шерсть, пух, перхоть животных и, что особенно важно, косметические средства, включающие краску для бровей и ресниц.

Характерные признаки аллергического конъюнктивита lgE-реагинов — опухание и отек конъюнктивы, ее покраснение, зуд, обильное слезотечение.

Крапивница характеризуется внезапным и быстрым высыпанием волдырей, напоминающих ожог крапивой, на различных участках кожи. Высыпание сопровождается сильным зудом. В большинстве случаев через несколько дней волдыри бесследно исчезают. Иногда же крапивница принимает затяжной характер, и тогда может наблюдаться повышение температуры и общее недомогание. Нередко это заболевание сочетается с отеком Квинке.

Отек Квинке (острый ограниченный отек, гигантская крапивница) начинается внезапно. У больного вдруг без всяких причин появляется плотная на ощупь припухлость с нечеткими границами. Чаще всего отек появляется на губах, веках, тыльной стороне кистей рук. Затем на протяжении нескольких часов отек нарастает, достигает максимума, держится в таком состоянии несколько часов или дней, после чего бесследно исчезает. Цвет кожи, как правило, не изменяется, иногда появляются зуд и тупая боль. Поражения обычно несимметричны. Если болезнь рецидивирует, то, как правило, поражаются одни и те же участки, хотя в некоторых случаях может наблюдаться и другая локализация отеков. Нередко отек Квинке достигает громадных размеров, меняя внешний вид больного: его лицо становится одутловатым, маскообразным, глазные щели почти полностью закрываются, губы и щеки становятся огромными.

В случае, если отек затрагивает жировую клетчатку глазницы, имеют место пучеглазие, ограничение движения глаз, ухудшение зрения.

Обычно эти явления довольно быстро проходят, однако отек Квинке далеко не безобиден, ибо может развиваться в области носоглотки и дыхательных путей. В этом случае возникает угроза гибели человека от удушья. Если же отек локализуется в слизистой желудочно-кишечного тракта, могут нарушиться процесс глотания, возникнуть боли в подложечной области, рвота, понос и даже картина «острого живота», служащая поводом для госпитализации больного.

Чрезвычайно опасен также отек мозговых оболочек и вещества мозга. У больных этой формой отека Квинке развиваются сильнейшие головные боли, головокружение и даже появляются симптомы, характерные для менингита и энцефалита. Возможны также временные нарушения функции почек.

Одним из провокаторов отека Квинке является этиловый алкоголь. Неудивительно, что число больных данной формой патологии существенно увеличивается во время праздников, когда нередко нарушается мудрая заповедь Пифагора, гласящая о том, что «никто не должен преступать меры ни в пище, ни в питье».

При пыльцевой аллергии крапивница и отек Квинке нередко сочетаются с другими проявлениями поллиноза — аллергическим пыльцевым ринитом, конъюнктивитом, пыльцевой бронхиальной астмой.

Лекарственная аллергия

Один из существенных моментов бытовой экологии современного человека — широкое использование различного рода лекарственных веществ, как природных, так и синтетических, в числе которых немногие обладают антигенными свойствами.

Истинных антигенов среди лекарственных веществ мало. Значительно чаще встречаются гаптены — молекулы, способные становиться истинными антигенами лишь после прочного соединения с собственными белками организма. Возникающие при этом связи должны быть ковалентными либо — в случае солей металлов — ионными. Очень часто гаптенами являются не сами лекарственные вещества, а продукты их расщепления в организме, особенно возникающие в результате разрыва молекулярных цепей, размыкания циклов и окислительных реакций.

В образовании полноценного антигена обоюдоважную роль играют как сами лекарственные, так и белковые молекулы. Для первых особенно существенно наличие амино-, нитро-, азо- и карбаминогрупп, способных взаимодействовать с карбоксильными, сульфгидрильными радикалами белков, для вторых — присутствие аминогрупп и остатков имидазола, реагирующих с гидроксиламиновыми, карбоксильными, гидроксильными и хиноновыми группировками гаптенов.

Более других к образованию конъюгатов способны белки, находящиеся в зоне воспаления. Этим объясняется, почему многие лекарства вызывают аллергию в случае внесения их в воспалительные участки кожи.

При воздействии полных антигенов с системой иммунитета происходит запуск иммунного ответа, в результате которого образуются или антитела (если реакция происходит в варианте ГНТ), или лимфоциты — эффекторы (если речь идет о Г3Т). При этом, в случае ГНТ-варианта события могут развиваться в рамках любого из трех известных ее типов. Возможны и комбинации перечисленных реакций.

В ряде ситуаций лекарственная аллергия способна развиваться и при отсутствии у препарата антигенных свойств. Это бывает в случае, если лекарство повреждает ту или иную ткань либо орган, вызывая продукцию аутоантигенов с последующим развитием аутоиммунного ответа. Аутоиммунные реакции на лекарственные препараты представляют собой категорию лекарственных аллергий.

Течение лекарственной аллергии труднопредсказуемо и определяется как свойствами препарата, так и состоянием организма. Многообразны и клинические ее проявления, которые могут затрагивать самые различные органы и ткани.

Мерой аллергенности лекарственного препарата служит так называемый индекс сенсибилизации, представляющий собой частоту аллергических реакций в процентах. У разных лекарств индекс сенсибилизации колеблется в широких пределах — от 1 до 100%. Так, индекс сенсибилизации пенициллина составляет 1—3%, антипирина — 8—10%, стрептомицина — 4—9%, местноанестезирующих средств — 2%. Сенсибилизация развивается чаще при использовании больших доз препарата, местное его применение таит в себе, как правило, большую опасность, чем общее — особенно, если препарат наносится на инфицированную кожу. Большое значение имеет способ введения лекарственного вещества: так, при внутримышечном введении пенициллина частота аллергических реакций составляет 1—2%, при аппликации — 5—12%, при ингаляциях — 15%. Наименее опасно введение препарата через рот.

Особенно часто аллергизация организма происходит при лечении с интервалами, а также при использовании препаратов пролонгированного, т. е. растянутого во времени действия. Способствовать развитию лекарственной аллергии могут также различного рода добавки к препаратам (эмульгаторы, растворители и т. д.).

Лекарственная аллергия возникает далеко не у каждого человека, входящего в соприкосновение с лекарственными аллергенами. Многое здесь зависит и от самого организма, его возраста, пола и развития. У женщин лекарственная аллергия встречается чаще, чем у мужчин, у детей — реже, чем у взрослых, у больных — чаще, чем у здоровых, причем в последнем случае определенную роль играет не только сам факт заболевания, но и его конкретная форма: при гнойничковых заболеваниях кожи, например, нередко наблюдаются реакции на йодиды, бромиды и половые гормоны, при рецидивирующем герпесе — на салицилаты, при заболеваниях системы крови — на барбитураты, препараты мышьяка, соли золота, салицилаты и сульфаниламиды; при инфекционном мононуклеозе — к ампициллину.

Факторами, предрасполагающими к лекарственной аллергии, являются также переходный возраст, беременность, менструации, климакс, воздействие солнечной радиации, а также различного рода эмоциональные стрессы.

Таким образом, лекарственные аллергии — это комплексная экологическая проблема, затрагивающая многие аспекты взаимоотношений человека с окружающей средой.

Не последнюю роль в развитии лекарственных аллергозов играет наследственность, от которой в большой мере зависят синтез реагинов, функции генов иммунного ответа, контролирующих клеточные факторы иммунитета и процессы межклеточной кооперации, а также метаболические процессы, вызывающие распад молекул лекарственных веществ на их осколки.

Степень специфичности лекарственной аллергии, как и другие ее параметры, также варьирует в широких пределах. Иногда она бывает очень высокой. Так, больные, реагирующие на соединения трехвалентного мышьяка, безболезненно переносят соединения пятивалентного элемента. Некоторые больные реагируют только на одно соединение из большого числа сульфаниламидов.

Однако групповые реакции, связанные с наличием различных лекарственных соединений общих химических структур, наблюдаются чаще. Так, перекрестные аллергические реакции на сульфаниламиды, левомицетин, препараты группы новокаина, парааминосалициловой кислоты (ПАСК), производные фенотиазина, а также на применяемые в производстве aзoкpacитeли, фотопроявители и некоторые косметические средства объясняются наличием у этих весьма разнообразных веществ аминогруппы в параположении бензольного кольца.

Причиной реакций на многие мочегонные средства является наличие у них общей группы тиазина.

Ароматические вещества, добываемые из лаванды, фиалок, гвоздик, а также скипидара, используемые в качестве добавок ко многим препаратам, содержат группы терпена, также провоцирующие лекарственную аллергию.

Из-за структурного подобия нередки перекрестные реакции между стрептомицином и неомицином.

Лекарственные аллергены могут вызывать реакции любой локализации. Тем не менее, чаще всего они возникают на территории, через которую вводится аллерген в тех органах и тканях, чьи клетки имеют биохимическое сродство к аллергену, и на территориях, где происходит накопление аллергена. Так, препарат седормид откладывается в тромбоцитах, которые разрушаются по ходу развития аллергической реакции, сульфаниламиды имеют биохимическое сродство к сосудам и вызывают артерииты, а препараты золота накапливаются в ретикулоэндотелиальной системе, в результате чего аллергическая реакция на золото приводит к повреждению костного мозга и к гепатиту.

Наконец, при аллергических реакциях, одновременно развивающихся на разных клеточно-органных территориях, первоочередно поражаются органы, наиболее уязвимые у данного больного.

Состояние лекарственной аллергии может со временем исчезать. Так, спустя 2-3 месяца после аллергической реакции на пенициллин, кожный тест был положителен в 90% случаев, а через 5 лет — только в 11%. Тем не менее, на практике всегда рекомендуется соблюдать такое правило: в сомнительных ситуациях допускать возможность пожизненного сохранения сенсибилизации и вследствие этого принимать все необходимые меры предосторожности.

Остановимся на конкретных проявлениях аллергии, вызываемой наиболее распространенными лекарственными препаратами.

Аллергия к пенициллинам

Пенициллины принадлежат к числу важнейших лекарственных препаратов по двум причинам: во-первых, эти препараты относятся к числу наиболее широко применяемых, во-вторых, спектр вызываемых ими аллергий очень широк и включает в себя тяжелые, порой смертельные формы.

Аллергия к пенициллинам распространена повсеместно. Еще в 1957 г., в ходе опроса, которым было охвачено 29% всех больных в США, удалось установить, что 10% из них сенсибилизированы пенициллином. Чаще всего сенсибилизация развивается при местном лечении и терапии с интервалами. Частота аллергии среди населения составляет от 0,8 до 7,4%, обычно — 1-2%. У детей этот показатель ниже, чем у взрослых. На долю аллергии к пенициллину приходится до 30% и более всех случаев лекарственной аллергии в США. Аллергическая реакция на пенициллин может развиваться уже на первичное введение препарата, что объясняются незаметной сенсибилизацией его следами, постоянно содержащимися в молочных продуктах, а также возможностью перекрестных реакций на грибы, поражающие кожу.

Важнейшими аллергенами при пенициллиновой аллергии являются сами молекулы пенициллина, продукты его расщепления, а также некоторые примеси, не обязательно имеющие антигенное подобие с пенициллином.

Наиболее опасными с точки зрения возможности возникновения тяжелых аллергических осложнений являются так называемые «малые детерминанты» пенициллина, представляющие собой продукт распада его молекул. Именно они ответственны за возможность возникновения анафилактического шока. Пpoтивoпeнициллиновые антитела относятся, в частности, к иммуноглобулинам классов М, G и Е, наибольшее значение среди них имеют Е-реагины. Реагины являются «приводными ремнями» различного рода атопических реакций на пенициллин, включая самую опасную из них — пенициллиновый шок.

Антитела класса G имеют относительно небольшое патогенетическое значение и могут даже играть защитную роль.

Наряду с гуморальными пенициллины способны индуцировать и клеточный иммунный ответ.

Аллергические реакции на пенициллины многообразны. Пенициллины, несомненно, принадлежат к числу наиболее активных лекарственных антигенов, поскольку они широко используются на практике, это обстоятельство не может не беспокоить. Самая опасная реакция среди них — анафилактический шок, за которым следуют некоторые очень тяжелые формы кожной аллергии (эксфолиативный дерматит, при котором имеют место масштабное отслоение рогового слоя кожи, тяжелое аллергическое поражение сосудов, узелковый периартериит). По частоте случаев первое место занимают относительно безобидная крапивница и более опасный отек Квинке. Помимо этого, пенициллиновая аллергия может проявляться в форме астмы, кожных сыпей (экзантем), лихорадки и некоторых других синдромов.

Из числа лабораторных тестов для диагностики аллергии к пенициллину используют определение содержания в крови реагинов lgE, а также антител классов G и М.

Среди аналогов пенициллина наибольшее число аллергических реакций вызывает ампициллин, однако, как правило, они относительно малоопасны.

Близок по своей структуре к пенициллину цефалоспорин, широко используемый в качестве средства, подавляющего реакции отторжения при пересадке органов и тканей. Близость химической структуры цефалоспорина и пенициллина открывает возможность развития перекрестных аллергических реакций — у лиц с повышенной чувствительностью к пенициллину аллергические реакции на цефалоспорин развиваются в 5-6 раз чаще, чем у десенсибилизированных людей.

Из числа других антибиотиков, с точки зрения аллерголога, интерес представляет левомицетин, способный вызывать тяжелую аллергическую aнeмию и крапивницу; рифампицин, вызывающий аллергические поражения крови и кожи, острую почечную недостаточность (аллергический нефрит), а иногда и острое расстройство сердечно-сосудистой деятельности. При лечении с перерывами нежелательные эффекты встречаются почти в 20 раз чаще, чем при непрерывном.

Аллергия к сульфаниламидам

Современные сульфаниламидные препараты обладают более низким индексом сенсибилизации, чем сульфаниламидные препараты 40-х годов. Однако даже в настоящее время аллергические реакции на сульфаниламидные препараты развиваются примерно в 3% случаев. Самыми частыми симптомами аллергии являются контактный дерматит, различного рода кожные сыпи, повышенная чувствительностью к свету, лекарственная лихорадка и изменения крови. Реже встречаются крапивница, отек Квинке, сывороточная болезнь, аллергические реакции сосудов.

Нередко встречается аллергия к ПАСК — одному из наиболее распространенных химиотерапевтических препаратов, используемых при лечении туберкулеза. Ее проявлениями служат лихорадка, кожные высыпания, увеличение печени, желтуха, боли в суставах. Анафилактический шок развивается редко.

Аллергия к противовоспалительным средствам

Ацетилсалициловой кислоте как причине лекарственной аллергии нередко отводят второе место после пенициллина. Индекс сенсибилизации колеблется в этом случае от 0,2 до 3,5%.

Серьезнейшая форма аллергической реакции на амидопирин и его производные — агранулоцитоз (резкое уменьшение числа белых клеток крови и прежде всего нейтрофильных фагоцитов). Нередки кожные проявления аллергии.

Использование бутадиона приводит, по-видимому, к развитию аллергических поражений кожи в форме крапивницы, а иногда и тяжелого отслаивающего (эксфолиативного) дерматита.

Аллергические реакции на барбитураты возникают у 1—3% леченых больных. В числе преобладают поражения кожи (экзантемы, эритема), включая смертельно oпасный эксфолиативный дерматит.

Производные фенотиазина имеют особенно высокий индекс сенсибилизации при контакте (до 60% медицинских работников). Часто достаточно прикосновения к таблетке, чтобы развилась выраженная местная реакция. Наряду с совместными реакциями наблюдаются экзантемы, отек Квинке, а также — что особенно серьезно — агранулоцитоз, который может привести к смерти.

Описаны также аллергические реакции на транквилизаторы, гипотензивные средства, соединения золота, рентгеноконтрастные вещества, анестезирующие препараты, миорелаксанты. Помимо кожных поражений, при применении местных анестезирующих средств возможны истинные анафилактические реакции.

Введение гормонов (инсулина, кортикотропина, гормонов гипофиза) нередко приводит к развитию крапивницы. Особенно следует опасаться анафилактического шока, чреватого смертельным исходом. Аллергические реакции на тироксин, адреналин и кортикостероиды встречаются редко.

Ферментные препараты способны вызывать широкий спектр аллергических реакций, от крапивницы и отека Квинке до астмы включительно.

Говоря о клинике лекарственной аллергии в целом, необходимо отметить ее многообразие. Различаются острые (развивающиеся через 30-60 мин.), подострые (1-24 часа) и отсроченные (через 1 сутки и даже через несколько недель) аллергические реакции. Общие явления при лекарственной аллергии могут протекать в форме анафилактического шока, сывороточной болезни, лекарственной лихорадки, местные — в виде феномена Артюса, различного рода поражений кожи, зуда, контактного дерматита и т. д.

Следует отметить такое опаснейшее проявление лекарственной аллергии, как реакции со стороны кроветворной системы. В них могут вовлекаться как один. так и два и даже все три ряда кроветворения. Чаще всего имеют место аллергическая лейкопения и агранулоцитоз, реже — тромбопения и поражения красной крови (анемии). Наиболее тяжелой формой этих патологических состояний является панцитопения — тотальное угнетение кроветворения, встречающееся как аллергическое осложнение терапии ацетилсалициловой кислотой, хинином, аминазином, соединениями тяжелого металла (золота), стрептомицином, сульфаниламида и тиосемикарбазоном и некоторыми другими препаратами.

Самым распространенными симптомами лекарственных аллергий являются поражения сосудов, по-разному проявляющиеся на разных клеточно-органных территориях: в почках они приводят к развитию нефрита, в легких — к пневмонии, в коже — к появлению экзантем. Аллергические реакции на лекарства могут развертываться в миокарде и в коронарных сосудах, в результате чего возникают преходящие расстройства коронарного кровообращения — вплоть до типичной картины инфаркта, описанного после введения сывороток и стрептомицина. Аллергические миокардиты наблюдаются после лечения антигистаминными препаратами и ПАСК.

Многие лекарственные препараты способны вызывать форму сосудистой патологии, известную под названием сосудистой пурпуры Шенлейн-Геноха. Это заболевание протекает с острыми болями в суставах, с кишечными коликами (нередко возникает картина «острого живота») и кишечными кровотечениями. Оно может быть следствием контакта с ацетилсалициловой кислотой, хинином, аминазином, изониазидом, йодом, препаратами золота, окситетрациклином, пенициллином, сульфаниламидными препаратами и т. д.

Лекарственная желтуха может проявляться в двух формах. Первая из них — острая задержка желчи, связанная в ответ на введение производных тестостерона, некоторых противозачаточных средств, применяемых орально, а также сульфаниламидов, фенотиазинов, препаратов нитрофуральнового ряда и хлорпромазина. Вторая форма напоминает инфекционный гепатит, она может быть спровоцирована широким кругом лекарственных веществ, в том числе сульфаниламидами, ПАСК, левомицетином и др.

Кожные лекарственные аллергические реакции сочетаются иногда с поражениями почек. Иммунокомплексный нефрит, развивающийся по 3-му типу ГНТ, сопровождает сывороточную болезнь. Острый гломерулонефрит описан при инъекциях препаратов инсулина, пенициллина, сульфаниламидов, диуретиков и чужеродных сывороток.

Наконец, наиболее частой формой лекарственных аллергических реакций со стороны легких является бронхиальная астма. Приступы астмы наблюдаются при использовании антигистаминных препаратов, атропина, дигиталиса, морфина, местных анестезирующих средств и многих других лекарственных средств.

Лечение лекарственных аллергий основано на устранении антигена, в сомнительных случаях идут на отмену всех лекарств. Широко проводятся также симптоматические мероприятия.

Возможность появления аллергической реакции на лактозу

Лактоза по праву причисляется к сложным сахарам, содержащимся в натуральной молочной продукции, которые перевариваются под воздействием фермента (лактазы). В том случае, когда у пациента отмечается низкий уровень этих ферментов, возникает аллергия на лактозу.

Статистические данные указывают на то, что заболевание одинаково распространено, как среди взрослых, так и среди детей. При этом важно различать аллергическую реакцию на молоко от негативной реакции на лактозу. При повышенной чувствительности к лактозе не требуется исключения из питания молочных продуктов, богатых кальцием, в отличие от молочной аллергии.

Причины развития заболевания

Наиболее распространенной причиной развития негативной реакции является генетическая недостаточность ферментов. Этот признак наиболее часто отмечается среди жителей Азии.

Еще одним фактором, способным привести к развитию аллергии является естественное понижение лактазного уровня у детей, начинающееся с трехлетнего возраста. Насколько сильным будет снижение этого уровня, напрямую зависит от индивидуальных особенностей организма.

Многочисленные исследования указывают, что в зрелом возрасте непереносимость лактозы встречается чаще, чем у грудничков. Спровоцировать аллергический приступ могут заболевания, влияющие на клетки тонкого кишечника, который производит лактазу.

Обострение воспалительных процессов может вызвать симптомы « вторичной недостаточности лактазы». Следует учитывать, что эта проблема временная. Она исчезает по мере выздоровления пациента с последующим восстановлением поврежденных клеток.

Лишить организм возможности вырабатывать лактазу способны хирургические вмешательства, затрагивающие желудок и кишечник. Кроме того, недостаточная выработка фермента может отмечаться у недоношенных малышей. Это происходит по причине незрелости желудочно-кишечного тракта или хронических болезней кишечника.

Симптоматика

Нередко симптомы лактозной непереносимости путают с аллергией к молочным продуктам, которая присутствует у 8% детей и 2% взрослых. Чувствительность к молоку проявляется сразу или спустя короткий промежуток времени после попадания продукта в пищевод.

Гиперчувствительность к лактозе не зависит от иммунитета пациента. Она развивается вследствие невозможности организма усвоить молочный продукт. Поэтому первые симптомы аллергии проявляются не раньше, чем через 1 час.

Повышенная чувствительность к лактозе проявляется следующими симптомами:

  • диарея;
  • скопление кишечных газов;
  • дискомфортные ощущения в животе (урчание, бурление и т.д.);
  • возникновение боли в области кишечника;
  • высыпания на коже (крапивницы, диатезы);
  • сильный зуд кожи;
  • внезапное повышение температуры тела;
  • ринит, чихание, слезотечение;
  • приступы головной боли;
  • развитие бронхоспазма, наиболее опасного для грудничков.

В тяжелых случаях может развиться отек Квинке (обширная крапивница) и анафилаксия. Эти осложнения требуют незамедлительного медицинского вмешательства.

Важно! Как правило, симптомы лактозной непереносимости аналогичны пищевой интоксикации!

В том случае, когда у ребенка помимо диареи возникает рвота, необходимо исключить развитие галактоземии (лактаза разделяет молочный сахар на лактозу и галактозу, которая преобразуется в глюкозу). Симптомы этого заболевания появляются, когда галактоза своевременно не выводится из организма, а накапливается в нем. Это состояние опасно такими осложнениями, как гипогликемия, катаракта, задержка физического и умственного развития детей, сбоями в работе почек и печени. При появлении первых симптомов этого заболевания необходимо исключить из питания все продукты с лактозой.

Аллергическая реакция у детей

Лактазная непереносимость встречается практически у каждого ребенка, старше 2 лет. В этом возрасте такие проявления считаются абсолютно нормальными, потому что снижается необходимость в молоке. Кроме того, происходит вполне естественное уменьшение лактазы.

Наиболее тяжелые последствия непереносимости отмечаются у грудничков. У них заболевание может сопровождаться тяжелыми симптомами. У малышей отмечается общее истощение в результате непрекращающейся рвоты и диареи из-за невозможности усвоить материнское молоко.

Насторожить родителей должны следующие признаки:

  • грудничок активно берет грудь, однако через 3-5 минут отказывается от нее, плачет и поджимает ножки к животу;
  • пенистый и частый стул;
  • маленькая прибавка веса у грудничка;
  • появление красных высыпаний на коже.
  • Необходимо отметить, что лактозная непереносимость может проявляться не только при естественном вскармливании, но и при употреблении искусственных смесей с добавлением сои или коровьего белка.

Для полного избавления грудничка от неприятных симптомов необходимо использовать безлактозное питание, внимательно изучая состав искусственных смесей для кормления грудничков.

Лечение

Лечебные мероприятия при лактозной непереносимости в первую очередь направлены на соблюдение элиминационной диеты.

  • Эта методика предусматривает постепенное удаление из питания молочной продукции. Специально для этого заводится дневник, в который заносятся записи о съеденном продукте и реакции на него после отмены. Постепенное исключение определенных молочных продуктов приводит к улучшению кишечной деятельности, а диетолог анализирует, какой именно продукт способствовал улучшению общего состояния организма;
  • как правило, для взрослых людей не составляет затруднений ограничение лактозных продуктов. Тем более что в небольших количествах пациенты могут употреблять сыр, кефир, йогурты и т.д. Содержащаяся в кисломолочных продуктах лактоза частично разрушается бактериями, нейтрализуя острую симптоматику заболевания;
  • в том случае, когда больной допустил погрешности в диете, употребив сладости с повышенным содержанием лактозы или цельное молоко, необходимо использовать пищевые ферментные добавки (лактазу, лактазар);
  • кроме того, не будет лишним прием энтеросорбентов (полипефана, фильтрум), а так же препаратов симетикона, которые способствуют снижению образования газов в кишечнике.

Для того чтобы снять симптомы лактозной непереносимости, а так же для улучшения состояния в целом, лечащим врачом может назначаться дополнительный прием ферментов:

Взрослым пациентам рекомендуется однократный прием этого препарата до начала употребления молока и других молокосодержащих продуктов. Фермент выпускается в таблетках и капсулах.

Предназначена для грудничков и детей, не достигших семи лет. Капсулы (от 1- до 7) добавляются в еду, в соответствии со степенью развития непереносимости.

Необходимо отметить, что некоторые пациенты преуменьшают значение заболевания, пытаясь лечиться народными средствами. Такое лечение абсолютно неэффективно. Более того, самолечение способно нанести вред здоровью и осложнить симптоматику лактозной непереносимости.

Все назначения должны выполняться только врачом. Особенно важно соблюдение этого условия при лечении грудничков!

При повышенной лактозной чувствительности запрещается употребление в пищу молока, сметаны, сливок, творога и др.

Натуральное молоко возможно заменить соевым, миндальным или рисовым с дополнительным приемом витаминов и микроэлементов. Следует ограничить, а лучше всего и вовсе исключить, все сладости, где присутствует лактоза (сливочные крема, сгущенное молоко, карамель, кондитерское молоко и т.д.).

Разрешается употребление некоторых сыров (пармезана, швейцарского, моцареллы, чеддера). В этих сортах содержится минимальное количество лактозы. Натуральное молоко взаимозаменяемо кисломолочной продукцией (кефиром, ряженкой, йогуртом и т.д.), так как они уже подверглись ферментативному расщеплению.

Некоторые диетологи для взрослых пациентов рекомендуют дробить молокосодержащие продукты на несколько приемов. Например: выпить за один прием не кружку молока, а ее третью часть. Спустя час или два повторить то же действие, при отсутствии острой симптоматики.

В некоторых ситуациях разрешается использовать лактозу в таблетках до начала употребления молочной продукции. В этом случае процесс усваивания проходит гораздо лучше. Самое главное — это не перегружать организм большим количеством молочных продуктов. Всего должно быть в меру, тогда проблема потеряет актуальность.

СТАТЬЯ НАХОДИТСЯ В РУБРИКЕ — аллергены, продукты.

ПОДЕЛИТЕСЬ ОПЫТОМ, ОСТАВЬТЕ СВОЙ КОММЕНТАРИЙ К СТАТЬЕ — “ Возможность появления аллергической реакции на лактозу ”

Как раз около трех лет ребенок и начал плохо переносить молоко и молочные продукты. Долго не могли понять в чем дело, болел животик, сыпь периодическая. Сейчас нам почти 4, молоко пьем, йогурты едим, но только все предварительно обрабатываю лактозой, сейчас беру фермент Лактаза Бакздрав, 1 пакетик фермента на 1 литр молока, через несколько часов в холодильнике оно станет безлактозным, с йогуртами и творогом такая же ситуация, вношу фермент вместе с закваской и получается безлактозная кисломолочка. Очень удобно, недостаток лактазы совершенно не повод лишать ребеночка молока и молочных продуктов.

Всем доброго времени суток! Мне 33 года. У меня 3 года назад обнаружили аллергию на лактозу. Не могла есть абсолютно все молочные продукты, будь-то сыр, молоко, йогурты, вообщем все, где было молоко в любом его состоянии. У меня сразу вздувался живот, газики, на лице выступали прыщи, причем их было очень много. Врач назначил мне лечение, таблетки «Закофальк» и очень строгую диету. Но аллергия не проходила(( Я предложила попробовать пить препарат «лактАзу» (она усваивает лактОзу), но врач сказала нельзя, надо чтоб лактаза сама восстановилась в организме.. И так я мучалась 2 года… Был конечно один плюс. я похудела))) В итоге я устала от такой жесткой диеты. Решила начать кушать молочку. Все симптомы вернулись((( Так я пол года мучилась. И тут решила сама назначить себе «лактАзу»! Принимала 3 раза в день, когда съедала что-то молочное. Результат меня порадовал. Симптомы иногда появлялись, но значительно реже, когда забывала выпить таблетку) Так я пила 4-5 месяцев. Затем я начала снижать дозу до двух таблеток.. Потом перешла на одну утреннюю таблетку. При этом ела много молочного в течении дня. Сейчас я практически совсем отказалась от этих таблеток. Съедаю только когда ну уж очень много ем жирной молочки!)) Так что всем, кто мучается от этой непереносимости лактозы, советую не насиловать свой организм, а помочь ему!)))

У меня ребенок-аллергик, и диетолог посоветовал перейти на детское Nemoloko. Он как один из продуктов, не вызывающих подозрение. Пьется напиток легко, по вкусу пришелся по душе.

Добавить комментарий Отменить ответ

Copyright © 2015-2020 Аллергия. Материалы данного сайта являются интеллектуальной собственностью владельца интернет площадки. Копирование информации с данного ресурса, разрешено только при указании полной активной ссылки на источник. Перед применением материалов сайта, обязательна консультация с врачем.

Аллергия на алкалазу (протеолитический фермент) у подростков

Вы используете устаревший веб-браузер. Пожалуйста, обновите его.

Если вы хотите поддержать общественное здоровье, вы должны образовывать людей. А начинать надо с женщин, потому что они борются за здоровье своих детей. Чарли Мэйо

Аллергическое поражение желудочно-кишечного тракта у ребенка

Вовлечение желудочно-кишечного тракта в аллергический процесс происходит столь часто, что его можно считать обязательным. Да это и не удивительно. Кишечник является очень важным иммунным органом, он буквально пронизан иммунными клетками, местами собирающимися в большие скопления. Кишечник служит входными воротами для проникновения в организм самых различных экзогенных аллергенов (пищевых, химических, лекарственных, паразитарных и др.). В стенке кишок могут наблюдаться фиксированные в них антитела и поступившие различным путем в организм (ингаляционным, подкожным, внутривенным) антигены вызывают иммунологический процесс, в результате чего возникают разнообразные функциональные поражения кишок. Иными словами, кишки могут быть «шоковым» органом, в котором развивается реакция антиген — антитело при сенсибилизации организма парентеральным путем.

Так, при сывороточной болезни, бронхиальной астме, поллинозе, крапивнице, отеке Квинке, лекарственной аллергии наблюдаются нарушения функций кишок аллергического характера. С другой стороны, воспалительные и атрофические изменения в слизистой оболочке кишок повышают вероятность всасывания пищевых и лекарственных антигенов и благоприятствуют вторичной сенсибилизации организма. При этом может играть роль снижение продукции секреторного IgA, препятствующего в норме проникновению через кишечную стенку экзоантигенов. Аллергическое поражение кишок чаще всего возникает при пищевой и лекарственной аллергии, а также на почве сенсибилизации к аутомикрофлоре.

Аллергические энтеро- и колопатии могут развиваться вторично на почве дисбактериоза, хронических энтеритов, колитов, холециститов за счет сенсибилизации к аутомикрофлоре, тканевым антигенам, а особенно часто к пищевым антигенам и различным пищевым добавкам (консерванты, красители, антибактериальные вещества и др.).

Следовательно, кишечные дисфункции в одних случаях являются следствием и проявлением общего аллергоза, в других — аллергический компонент может быть существенным патогенетическим фактором хронического патологического процесса в органе самой различной этиологии.

На характер складывающегося заболевания влияют, в основном, три условия — возраст ребенка, отдел желудочно-кишечного тракта, который становится главным «плацдармом» для аллергической реакции, и глубина вовлечения слизистой оболочки в патологический процесс. Зависимость от возраста, в целом, можно охарактеризовать так: чем меньше ребенок, тем острее он реагирует на аллерген и тем обширнее площадь вовлечения слизистой оболочки.

Проявление аллергического поражения желудочно-кишечного тракта у ребенка.

У ребенка первых месяцев жизни употребление пищевого аллергена может вызвать обильную многократную рвоту и одновременно частый жидкий стул. Это очень напоминает симптомы острого отравления или кишечной инфекции.

В возрасте старше года, особенно после 5-6 лет, симптомы не столь остры и более отчетливо привязаны к определенному «этажу» желудочно-кишечного тракта — желудку, двенадцатиперстной, тонкой или толстой кишке. Одними из первых признаков формирующегося аллергического воспаления могут быть пищевые «капризы».

Более половины больных реагируют на употребление аллергена рвотой. Ее приближение вы заметите по изменению настроения и поведения ребенка: он хнычет, капризничает, отказывается от дальнейшего приема пищи. Рвота возникает во время еды или в пределах часа после нее. Нередко она сопровождается кишечными коликами. Маленький ребенок внезапно начинает пронзительно кричать, сучит ножками. Поглаживая его животик, вы ощутите, как он напряжен. Колики — это проявление своеобразной «моторной бури», вызываемой острой аллергической реакцией. Нередко они многократно повторяются в течение дня и приурочены к определенным часам.

У детей дошкольного и школьного возраста боль не обязательно возникает приступами. Она может быть тупой, продолжительной и не так явно связана с употреблением аллергенной пищи. После трех лет появляется тенденция к более узкой локализации болезненности живота, хотя сам ребенок еще не может показать это место. При вопросе «где у тебя болит?» он обычно кладет руку на пупок.

В некоторых случаях клиническая картина напоминает острый аппендицит, непроходимость кишок, тромбоз мезентериальных сосудов. Коликообразная боль в животе и болезненность при пальпации, повышение температуры тела, рвота, задержка стула или, наоборот, понос, а также тахикардия, падение АД, лейкоцитоз в крови позволяют заподозрить брюшную катастрофу. Однако быстрый эффект от приема антиаллергических средств, наличие общих аллергических симптомов (крапивница, отек Квинке, бронхоспазм, мигрень и др.) и благополучный в большинстве случаев исход помогают поставить правильный диагноз. Алиментарная аллергическая реакция может повторяться у одного и того же больного при приеме непереносимого продукта.

У многих матерей вырабатывается полезная привычка рассматривать стул своего ребенка. Основную тревогу у них может вызвать наличие слизи, иногда в значительном количестве, или прожилок крови. Такие отклонения характерны для аллергического воспаления толстой кишки. В дальнейшем на этой основе формируются серьезные хронические заболевания кишечника.

Расстройства стула — обычный признак желудочно-кишечной аллергии. Оно нарушает сложившуюся периодичность походов на горшок или ритм «грязный-чистый». У казалось бы здорового ребенка на привычной диете вдруг начинается понос, который через несколько дней сменяется запором. Такие «срывы» со временем принимают определенную регулярность. Это нарушение даже при относительно хорошем самочувствии ребенка далеко не безобидно. Оно свидетельствует о серьезных и уже далеко зашедших проблемах с кишечником.

Все дело в том, насколько глубоко поражена стенка кишечника или желудка. Если срок заболевания еще короток и аллергическое воспаление захватило только поверхностные слои слизистой оболочки, — это приводит к нарушению процессов переваривания и усвоения пищи. При вовлечении более глубоких слоев возможно утолщение стенки и сужение просвета кишки. Тут уж не миновать тяжелых хронических запоров и мучительных болей в животе. Если такое сужение формируется в верхних отделах желудочно-кишечного тракта, то создаются условия для заброса кислого желудочного сока в пищевод, особенно при длительном нахождении ребенка в горизонтальном положении, например, во время ночного сна. Такие забросы могут вызвать рефлекторный спазм бронхов и приступ удушья. Почти всем современным родителям знаком специальный медицинский термин дисбактериоз. Это не что иное, как нарушение внутрикишечной экологии.

Обычно оно возникает после кишечных инфекций или длительного приема антибиотиков, но и аллергическое воспаление так же закономерно разрушает полноценное состояние естественной микробной флоры. Многие микробы, безвредные в здоровом организме, получают при пищевой аллергии возможность интенсивно размножаться и распространяться из мест своего обычного обитания в стерильные органы, вызывая болезненные процессы.

Аллергия, избирая своим плацдармом желудочно-кишечный тракт, расставляет много хитрых «ловушек», в которые попадаются как родители, так и врачи. Одна из них связана с тем, что все симптомы аллергии точно такие же, как и при других заболеваниях желудка и кишечника. Но это еще не все. Аллергическое воспаление приводит к таким серьезным тканевым нарушениям, что они оформляются в самостоятельные заболевания. Эти болезни (гастрит, гастродуоденит, ферментативная недостаточность, язвенная болезнь и др.) традиционно лечат у гастроэнтеролога.

Но все свое коварство аллергия проявляет у детей, уже страдающих хроническими заболеваниями желудочно-кишечного тракта. Ее скрытая «работа» приводит к тому, что традиционные методы лечения оказываются мало эффективными или, как это ни парадоксально, вызывают ухудшение состояния.

Вот почему все дети с аллергическими заболеваниями, имеющие желудочно-кишечные симптомы, должны проходить углубленное обследование как у аллерголога, так и у гастроэнтеролога.

Как нужно обследовать ребенка?

Специальное аллергологическое исследование с применением кожных проб с соответствующим антигеном, выявление специфических антител в сыворотке крови и сенсибилизации лимфоцитов к тому или иному аллергену позволяют установить истинную природу заболевания.

В кале иногда находят повышенное количество слизи, лейкоцитов, эозинофильных гранулоцитов. Слизистая оболочка кишки при эндоскопии может быть гиперемирована, отечна. При гистоморфо-логическом исследовании выявляют клеточную, преимущественно лимфоцитарную, эозинофильную или плазмоклеточную инфильтрацию, увеличение слизеобразующих бокаловидных клеток, иногда расширение капилляров, отек, геморрагии. В легких случаях биопсия кишок патологии не обнаруживает.

В период обострения может измениться характер электроколо-графической кривой: учащается ритм сокращений, тонические волны и участки повышения моторной функции чередуются с явлениями спазма и атонии.

Электроколограмма приобретает вид «раздраженной кишки» после приема продукта-аллергена. Рентгенологическое исследование вне периода обострения патологии не выявляет. После провокации продуктом, который, возможно, оказывает аллергизирующее воздействие, усиливается перистальтика желудка и кишок, ускоряется пассаж бария, образуются спастические перетяжки, скапливаются газы.

Дифференцировать аллергические электроколопатии необходимо от инфекционных, паразитарных, опухолевых заболеваний кишок, от острого аппендицита, тромбоза брыжеечных сосудов.

Лечение.

Рекомендуются диета, медикаментозные средства, физические факторы, лекарственные растения, минеральные воды. В зависимости от превалирования клинических симптомов (боль в животе, понос, запор) дифференцируется диета и фармакотерапия.

При запоре первостепенное значение имеет соответствующая диета, содержащая достаточное количество растительной клетчатки и других продуктов, усиливающих перистальтику. Обычно назначают диету № 3 по Певзнеру.

В рацион питания можно включать разнообразные напитки, газированные, в холодном виде; хлеб ржаной или содержащий отруби, хрустящие хлебцы с отрубями; молочнокислые продукты однодневные (кефир, ацидофильное молоко, простокваша), сметану, творог, сливки; сливочное, растительное масло; мясо и рыбу в любом виде; супы в большом количестве овощные и фруктовые, желательно в холодном виде, можно мясные, рыбные.

Крупы и мучные изделия: гречневая, ячневая, перловая, рассыпчатые каши, чечевица. Яйца вкрутую. Овощи и фрукты в большом количестве сырые, особенно морковь, чернослив, квашеная капуста, абрикосы.

Сладкие блюда: в большом количестве мед, компоты, варенье. Закуски и соусы разнообразные.

Исключаются кисели, крепкий чай, какао, шоколад, слизистые супы, протертые каши, сдобное тесто, ограничиваются блюда и напитки в горячем виде.

При поносе пищевые вещества должны минимально раздражать слизистую оболочку кишок. Из диеты исключают все продукты, стимулирующие опорожнение кишок, вводят вещества, уменьшающие перистальтику. Этим требованиям удовлетворяет диета № 4.

При назначении ее больные должны соблюдать постельный режим, пищу принимать 5—6 раз в день небольшими порциями. Химический состав диеты: белка 75 г, жира 50 г, углеводов 250—300 г, 8374—9211 Дж (калорий — 2000—2200). Поваренную соль ограничивают.

В рацион питания можно включать крепкий горячий чай, кофе, какао на воде, отвар из черники, белые сухари, сухое, несдобное печенье; молочные продукты: кефир и простоквашу трехдневную, свежий творог в протертом виде; масло сливочное в небольшом количестве; яйца и яичные блюда в ограниченном количестве; некрепкий куриный бульон, слизистые супы на воде с небольшим количеством масла, рисовый или овсяный отвар.

Мясо можно употреблять в ограниченном количестве в виде паровых котлет, кнелей и фрикаделек, в которые вместо хлеба рекомендуется добавлять рис с протертым чесноком, куры и рыбу нежирных сортов в отварном рубленом виде.

Крупы и мучные блюда: протертая каша на воде, паровой пудинг из протертой крупы.

Сладкое: кисель или желе, можно из сушеных фруктов, сахар и сахаристые вещества в ограниченном количестве.

Из рациона исключают пряности, острые и соленые приправы и блюда, овощи, фрукты, черный хлеб, молоко и свежие кислые молочные продукты, жирные сорта мяса и рыбы, холодные напитки и блюда, сдобное тесто и пироги.

Наряду с указанными общими принципами диетотерапии при составлении пищевого рациона больных необходимо исключить продукты-аллергены. Для этого на основании данных аллергологического анамнеза, кожных проб и серологических реакций выявляют продукты, которые могут быть аллергенами у данного больного. Часто наблюдается поливалентная аллергия, поэтому необходимо, по возможности, полностью прекратить контакт с соответствующими медикаментами, растениями, пылевыми, эпидермальными или другими антигенами.

Большое значение имеет исключение паразитарной инвазии как аллергизирующего фактора, для чего необходимо исследовать дуоденальное содержимое и кал на простейшие и яйца глист.

Неспецифическую сенсибилизацию проводят с помощью антигистаминных препаратов (димедрол по 0,03—0,05 г, тавегил по 0,01 г 2 раза в день, фенкарол или бикарфен по 0,025 г 3—4 раза в сутки, перитол по 0,04 г или диазолин по 0,05—0,1—0,2 г 1—2 раза в сутки). В более тяжелых случаях можно назначать глюкокортикостероидные препараты внутрь, внутримышечно, внутривенно или ректально.

При сочетании аллергической энтеропатии и аллергического колита целесообразна специфическая микробная гипосенсибилизация восходящими дозами аллергенов кишечной палочки, протея, стрептококка, стафилококка в зависимости от характера выявленной сенсибилизации.

Большое значение имеют седативная и психотерапия, ферментативные препараты (фестал, панзинорм, мексаза, панкреатин, панфермент, холензим и др.), ограничение, как правило, антибиотиков и других антибактериальных средств.

Лечение аллергического ринита

В первую очередь терапия предусматривает проведение комплекса элиминационных мероприятий по устранению контакта с аллергенами. К элиминационным мероприятиям относятся меры по снижению концентрации аэроаллергенов в жилых помещениях за счет регулярной уборки, устранению домашних животных, птиц, тараканов, очагов плесени, пищевых продуктов и лекарственных средств, уменьшению контакта с пыльцевыми аллергенами в период цветения, устранению пассивного курения.

С целью элиминации аллергенов используют промывание носовой полости с различными солевыми растворами. Однако очень важно, чтобы эти препараты не только хорошо вымывали частицы, но и увлажняли слизистую оболочку, оказывали терапевтическое, противоотечное воздействие, а по своим физико-химическим свойствам и составу были близки к назальному секрету человека.

Промывающий раствор обязательно должен быть в компактной упаковке, снабженной распылителем для удобного и быстрого использования.

Для удаления пыльцы ребенку слегка запрокидывают голову и делают по два впрыска в каждую ноздрю. Затем ребенка просят тщательно высморкаться. Процедуру следует повторить 2–4 раза для смягчения и увлажнения слизистой носа.

Препарат для промывания полости носа (например, «Хьюмер» «Аква Марис», «Ризосин», «Физиомер») рекомендуется хранить в аптечке. Родителям можно советовать снабжать им ребенка перед посещением детское учреждение.

Быстрое и своевременное промывание полости носа с помощью противоотечных препаратов приводит к эффективному удалению причинных аллергенов из полости носа, тем самым не позволяя им проникать в организм ребенка и запускать механизм аллергии. В настоящее время подобную элиминационную терапию принято рассматривать как первый этап лечения аллергического ринита.

Фармакотерапия аллергических ринитов направлена на устранение симптомов заболевания, воспаления в слизистой оболочке носа и предупреждения его возникновения необратимых изменений в виде утолщения слизистой оболочки носовых раковин и включает назначение.

С этой целью используются препараты применяемые внутрь, так и топические (местно действующие) препараты следующие лекарственные препараты.

Антигистаминные препараты.

При аллергических реакциях иммунная система объявляет ложную тревогу и на обычные вещества, такие как пыльца растений, домашняя пыль. Получив сигнал различные иммунные клетки выделяют сильные вещества – медиаторы, хранящиеся в специальных гранулах в клетках и в организме развивается бурная реакция и обострение заболевания. Одним из важных медиаторов, который вызывает симптомы аллергии – спазм бронхов, чихание, кашель, слезотечение, зуд, секрецию слюнных и бронхиальных желез — является гистамин. Действие гистамина связано с его влиянием на специфические рецепторы, расположенные на поверхности клеток различных органов и тканей. Так как эти рецепторы широко распространены в организме ( в коже, легких, слизистой желудочно-кишечного тракта), то и действие гистамина проявляется очень быстро и разнообразно. Препятствовать действию гистамина могут препараты, которые блокируют гистаминовые рецепторы, т.е. временно закрывают их и не дают соединиться с ними гистамину. Эти препараты называются антигистаминами. Они блокируют только гистаминовые рецепторы, т.е. действуют селективно, выборочно.

В терапии детей предпочтение отдается антигистаминным препаратам второго поколения. Антигистамины применяются для быстрой ликвидации аллергических проявлений при симптоматическом лечении сезонной сенной лихорадки, аллергического ринита и конъюнктивита, атопических дерматитах. “Старые” антигистамины сегодня применяются редко, так как созданы препараты, второго и третьего поколения, которые имеют высокий клинический эффект и редко побочные проявления. У маленьких детей применяют зиртек, кларитин, кетотифен. У детей старшего возраста и подростков — телфаст, кестин, кларитин, симплекс. Местные антигистаминные препараты (вибрацил, левокабастин, азеластин) назначается в виде капель в нос или назального спрея.

Кромоны

В терапии аллергического ринита, как и в случае лечения бронхиальной астмы, применяется профилактическое лечение кромогликатом натрия (кромолин, ломузол, кромоглин). Этот препарат эффективен при лечении легкого и среднетяжелого аллергического ринита. В случае регулярных сезонных обострений препараты кромогликата натрия следует назначать за 1-2 недели до предполагаемого обострения. Эффект при лечении кромогликатами в виде назальных или глазных капель наступает через несколько дней. Курс лечения продолжается от нескольких дней до 2-3 месяцев.

Для больных аллергическим конъюнктивитом, проявляющимся воспалением слизистых оболочек глаза (покраснением, отеком, зудом, слезотечением) кромогликат выпускается в виде глазных капель (Оптикром, Хай-кром).

Антихолинергические препараты

Из лекарственных средств этой группы наиболее широко используется ипратропиум бромид. Он способствует уменьшению отделяемого (ринореи) и отека слизистой оболочки носа.

Назальные кортикостероидные препараты беклометазон (альдецин) и флютиказон (фликсоназе) обладают выраженным противовоспалительным эффектом. Эти лекарственные средства назначают при тяжелом и среднетяжелом течении аллергических ринитов, при отсутствии эффекта от антигистаминные средств и кромонов. В среднем, достаточно месячного курса лечения назальными стероидами. Доза определяется врачом, частота введения — 1-2 раза в день. В случае хронического течения аллергического круглогодичного ринита после курса топических стероидов, целесообразно продолжить лечение назальными кромонами.

Для лечения сочетанной тяжелой бронхиальной астмы и аллергического ринита будет целесообразно использовать одну и ту же группу топических кортикостероидов, например беклометазон в виде дозирующего аэрозоля и в виде назального спрея. Применение назальных стероидов в этом случае приводит не только к восстановлению носового дыхание, но и к более быстрому купированию бронхиальной обструкции. Кроме того, купирование аллергического воспаления в носовой полости оказывает положительное лечебное воздействие на течение аллергического конънктивита. Необходимо учитывать общую дозу назначаемых глюкокортикостероидов.

Деконгестанты — это сосудосуживающие средства для восстановление носового дыхания. Применяют их в виде капель и назальных аэрозолей. Их действие носит исключительно симптоматический характер. Ограничением к использованию препаратов этой группы являются побочные эффекты. Одно из них – развитие, так называемого, “медикаментозного” ринита при длительном применении.

Специфическая иммунотерапия — метод лечения, направленный на снижение чувствительности организма к аллергенам. Проведение этого вида терапии показано пациентам, страдающих аллергическим ринитом, с четко установленными аллергенами, при наличии определенных показаний и отсутствии противопоказаний, определяемых аллергологом.

Протеолитические ферменты

Другие формы/Альтернативные названия
• Бромелайн; Химотрипсин; Пищеварительные Ферменты; Панкреатин; Папаин; Серрапептаза; Трипсин
Основные виды использования
• Боли: боль в шее и другие формы хронической скелетно-мышечной боли; артроз; опоясывающий лишай (герпес Зостер); спортивные травмы; операции поддержки
Используется для пищеварения: диспепсия; недостаточность поджелудочной железы
Другие виды использования
• Нагрубание молочных желез; пищевые аллергии; снижает побочные эффекты лучевой терапии рака; ревматоидный артрит; поддержка при спортивной нагрузке: усиление восстановления

Протеолитические ферменты (протеазы) помогают переваривать белки в пище. Хотя ваш организм вырабатывает эти ферменты в поджелудочной железе, некоторые продукты также содержат протеолитические ферменты.

Папайя и ананас являются двумя из самых богатых растительных источников, о чем свидетельствует их традиционное использование в качестве естественных «размягчителей» для мяса. Папаин и бромелайн являются соответствующими названиями для протеолитических ферментов в этих фруктах. Ферменты, производимые в организме, называются трипсином и химотрипсином.

Однако протеолитические ферменты могут также уменьшить боль и воспаление.

Источники

Вам не требуется получать протеолитические ферментов из пищи, поскольку организм сам их производит (в первую очередь трипсин и химотрипсин). Однако, недостаток протеолитических ферментов все же случается, обычно в результате заболевания поджелудочной железы (панкреатическая недостаточность). Симптомы включают дискомфорт в животе, газы, расстройства желудка, плохое всасывание питательных веществ и непереваренную пищу в стуле.

Для использования в качестве добавки трипсин и химотрипсин добывают из поджелудочной железы различных животных. Вы также можете приобрести бромелайн, извлеченный из стеблей ананаса, и папаин, сделанный из папайи.

Терапевтические дозы

Доза фермента выражается не только в граммах или миллиграммах, но и в единицах активности, или в международных единицах.

Рекомендуемые дозировки протеолитических ферментов варьируют в зависимости от их формы. Из-за больших различий, мы рекомендуем следовать инструкции на этикетке.

Протеолитические ферменты могут быть разбиты с помощью желудочной кислоты. Чтобы этого не происходило, ферменты часто покрывается веществом, которое не растворяется до тех пор, пока не достигнет кишечника. Такая подготовка называется энтеральным покрытием.

Терапевтическое использование

Наиболее очевидное применение протеолитических ферментов заключается в помощи пищеварению. Однако, небольшое двойное слепое плацебо-контролируемое исследование показало отсутствие пользы от протеолитических ферментов для лечения диспепсии (несварения).

Протеолитические ферменты могут также быть поглощены телом и могут помочь уменьшить воспаление и боль, однако доказательства противоречивы. Несколько исследований нашли, что протеолитические ферменты могут быть полезны при боли в шее, остеоартрите и постгерпетической невралгии (последействие опоясывающего лишая). Однако, все эти исследования страдают от существенных ограничений (например, отсутствие группы плацебо) и не обеспечивают существенно достоверной информации.

Исследования, проведенные десятилетия назад предполагали, что протеолитические ферменты могут помочь уменьшить боль и дискомфорт, который возникает из-за травм (особенно спортивных травм). Однако, более свежий, более продуманные и гораздо более крупные исследования не смогли найти преимущества от применения ферментов.

Протеолитические ферменты также позиционировались, как помощь от боли и воспаления при восстановлении после хирургического вмешательства, но большинству исследований десятки лет, и, в любом случае, результаты не являются однозначными.

Двойное слепое плацебо-контролируемое исследование, опубликованное в 1960-х годах обнаружило, что использование протеолитических ферментов помогли уменьшить дискомфорт в груди от нагрубания молочных желез кормящих женщин.

В исследовании проверялся бромелайн для ускорения восстановления от тяжелой физической нагрузки, но не было найдено никаких преимуществ.

Два исследования не подтвердили, что протеолитические ферменты полезны для снижения побочных эффектов лучевой терапии рака.

Некоторые врачи-натуропаты считают, что протеолитические ферменты могут помочь уменьшить симптомы пищевой аллергии, по-видимому, переваривая пищу так хорошо, что там меньше будет аллергенов, однако нет никаких научных доказательств для этого использования.

Другая теория популярна в определенных кругах альтернативной медицины свидетельствует о том, что протеолитические ферменты могут помочь при ревматоидном артрите, рассеянный склерозе, волчанке и других аутоиммунные заболеваниях. Якобы эти заболевания обостряются, когда цельные белки из пищи просачиваются в кровь и вызывают иммунные реакции. Пищеварительные ферменты хороши для снятия этой проблемы. Однако, снова нет убедительных свидетельств в подтверждение этой теории. Еще одно довольно большое (301-участник) исследование не подтвердило, что протеолитические ферменты полезны при рассеянном склерозе.

Научные доказательства полезности протеолитических ферментов

Большинство исследований, описанных в этом разделе, использовали сочетания продуктов, содержащие различные протеолитические ферменты, а также другие вещества, такие как биофлавоноид рутин.

Остеоартрит и другие формы хронической скелетно-мышечной боли

Ряд исследований дают предварительные доказательства того, что протеолитические ферменты могут быть полезны для различных форм хронической боли, включая боль в шее и остеоартроз.

Двойное слепое, плацебо-контролируемое исследование 30 человек с хронической болью в шее нашли, что использование протеолитических ферментов немного снизило болевые симптомы по сравнению с плацебо.

Исследование в общей сложности более 400 человек по сравнению протеолитических ферментов и стандартного противовоспалительного препарата диклофенак для лечения остеоартроза. Полученные результаты в целом показали положительную динамику при применении в дополнение с лекарством. Однако, все эти исследования страдают от различных недостатков, которые ограничивают их надежность. Наиболее важным было отсутствие группы плацебо.

Опоясывающий лишай (герпес Зостер)

Герпес зостер (опоясывающий лишай) – это острая, болезненная инфекция, вызванная вирусом ветряной оспы (зостер вирус), вызывает ветрянку. Протеолитические ферменты были предложены в качестве лечения. Однако, существует мало доказательств в поддержку их использования.

Двойное слепое исследование 190 человек с опоясывающим герпесом по сравнению протеолитических ферментов и стандартного противовирусного препарата ацикловир. Участники получали лечение в течение 14 дней, боль оценивалась с интервалами. Хотя обе группы имели схожие боли, в фермент-обработанной группе было меньшее количество побочных эффектов.

Аналогичные результаты были получены в другом двойном слепом исследовании, в которых 90 человек получили либо инъекции ацикловира или ферментов, с последующим курсом пероральных препаратов в течение 7 дней.

Спортивные травмы

Несколько небольших исследований показали протеолитический фермент сочетания полезны для лечения спортивных травм. Однако, лучшие и крупнейшие суда пока не удалось найти выгоду.

Двойное слепое, плацебо-контролируемое исследование с 44 люди связанные со спортом травмы лодыжки нашел, что лечение с помощью протеолитических ферментов способствует ускорению заживления и уменьшается время, свободное от тренировок примерно на 50%. Основываясь на этих результатах, очень большие (721-участник), двойное слепое, плацебо-контролируемое исследование людей с вывихнутой лодыжки была предпринята. К сожалению, в этом исследовании не удалось найти выгоду с рутозид, бромелаин, трипсин или, отдельно или в комбинации.

Три других небольших, двойных слепых исследований с участием в общей сложности около 80 спортсменов, обнаружили, что лечение с помощью протеолитических ферментов значительно ускоренного заживления ушибов и другие мягкие спортивные травмы) по сравнению с плацебо. В другом двойном слепом исследовании, 100 человек получили инъекцию собственной крови под кожу для имитации синяков после травмы. Исследователи обнаружили, что лечение с протеолитическим ферментом сочетание значительно ускорить выздоровление. Кроме того, двойное слепое, плацебо-контролируемое исследование по 71 человек с пальцем переломов обнаружили, что лечение с помощью протеолитических ферментов значительно улучшилось восстановление. Однако, эти исследования проводились несколько десятилетий назад и не дотягивает до современных стандартов.

Хирургия

Многочисленные исследования оценивали различные протеолитические ферменты в качестве помощи для восстановления от хирургии, но результаты были неоднозначными. Опять же, большинство этих исследований не соответствует современным стандартам.

Двойное слепое, плацебо-контролируемое исследование из 80 людей, перенесших операцию на колене обнаружили, что лечение с помощью смешанных протеолитических ферментов после операции достоверно улучшились темпы восстановления, измеряемая подвижность и отеки.

Другое двойное слепое, плацебо-контролируемое исследование оценивало эффекты подобного смешанного протеолитический ферментный препарат в 80 лиц, перенесших челюстно-лицевой хирургии. Результаты показали уменьшение боли, воспаления, и отек в обработанной группе по сравнению с группой плацебо. Преимущества были также замечены в еще одно судебное разбирательство смешанных протеолитических ферментов для стоматологической хирургии, а также в одном исследовании принимали участие только бромелайн.

Двойное слепое, плацебо-контролируемое исследование 204 женщин, получающих episiotomies во время родов обнаружили доказательства того, что смешанная протеолитический ферментный препарат может уменьшить воспаление. Бромелайн также нашли полезным для сокращения воспаление после эпизиотомии в одном двойном слепом, плацебо-контролируемом исследовании из 160 женщин, но очень похожие исследования выявили никакой пользы.

Других двойных слепых, плацебо-контролируемых исследования показали, что бромелайн снижает воспаление и боли после операции по коррекции формы носа, удаление катаракты и хирургия стопы. Однако, исследование 154 лицам, проходящим лицевой пластической хирургии нашли никакой пользы.

Небольшое двойное слепое плацебо-контролируемое исследование из 24 людей, имеющих хирургическая экстракция третьих моляров нашли серрапептаза дается во время процедуры уменьшается послеоперационная боль и отек (значимые различия на дни 2, 3 и 7).

Вопросы безопасности

В исследованиях протеолитические ферменты, как считается, оказались довольно безопасными, хотя они могут иногда вызывать расстройства пищеварения и аллергические реакции.

Панкреатин может препятствовать поглощению фолиевой кислоты. Кроме того, протеолитический фермент папаин может увеличить разжижающий кровь эффект варфарина и других антикоагулянтов.

Бромелаин может также вызвать проблемы, если сочетать его с препаратами, которые разжижают кровь. Кроме того, существуют опасения, что бромелайн не следует смешивать с седативными препаратами. Наконец, бромелайн может увеличить в крови концентрацию определенных антибиотиков.

Взаимодействия, о которых вы должны знать

Если вы принимаете:

  • Протеолитический фермент панкреатин: вы можете нуждаться в дополнительной фолиевой кислоте.
  • Варфарин (Кумадин), аспирин или другие лекарства, которые «разжижают» кровь: вы не должны принимать протеолитические ферменты папаин или бромелайн, кроме как под наблюдением врача.
  • Седативные препараты: не принимайте бромелайн или под наблюдением врача.

Где купить

Doctor’s Best, Лучшие протеолитические ферменты, 90 желудочно-резистентных вегетарианских капсул

Natural Factors, Zymactive, протеолитические ферменты, 90 таблеток, покрытых кишечнорастворимой оболочкой

Now Foods, Бромелин, 500 мг, 120 вегетарианских капсул

Добавить комментарий